Две недели назад мы рассказали о нынешнем положении дел на старейшем бобруйском предприятии — ОАО «ФанДОК». Положении сложном, но небезнадежном. Что в проекции на его недавнюю историю уже само по себе неплохо. Сегодня навестим еще один субъект хозяйствования — УКП «Бобруйский завод напитков».

В отличие от лесокомбината, даже в свои самые тяжелые времена не перешагнувшего рубеж банкротства, завод напитков не только преодолел эту сомнительную планку, но и оказался на грани закрытия. По состоянию на конец 2014 года предприятие накопило 54 миллиарда рублей долгов! В качестве одной из мер по оздоровлению ситуации Могилевский облисполком ввел процедуру санации с назначением антикризисного управляющего. Им стал Сергей Алексеевич Хомутов. Подобный опыт для бобруйских предприятий оказался в диковинку. Тем интереснее узнать о результатах.

Плодово‑невыгодное

Три года назад Всемирная организация здравоохранения признала Беларусь самой пьющей страной мира: почти 19 литров чистого спирта в год на душу населения. В исследовании участвовало 188 стран. Спустя год в этом рейтинге мы стали уже десятыми. Тенденция к снижению потребления алкоголя сохраняется и поныне, однако до переезда республики на нижние строчки «турнирной таблицы» еще очень далеко. А значит, и продукция таких предприятий, как БЗН, должна иметь стабильный спрос. Неужто ценителей «плодово‑выгодного» перестало устраивать качество букета и срок выдержки?

Помог ли антикризисный управляющий Бобруйскому заводу напитков?

— Все проще и прозаичнее, — говорит Сергей Алексеевич. — Решающим фактором стала цена. Вернее, ее слагаемые. Наше вино хорошо продается только тогда, когда стоимость двух его бутылок примерно равна цене бутылки водки. Данный паритет был нарушен в 2014‑м, когда значительно поднялись акцизы на плодово‑ягодные вина. Получилось, что в розницу бутылка нашего вина стала стоить почти 40000 рублей, а самая дешевая водка — чуть больше 50000.

Разумеется, целевая аудитория сердцем, печенью и рублем проголосовала за «беленькую». Градус выше — эффект быстрее. При этом технология приготовления плодовых вин на порядок сложнее и дороже водочной. Прежде всего за счет сырьевой составляющей. Добавим сюда неоднократное введение (с последующим снятием) ограничений на реализацию крепкого алкоголя после 22.00. В итоге только за минувший год в республике было закрыто семь подобных предприятий. Пять из них работали по соседству с Бобруйском — в Гомельской области. Бобруйский завод напитков должен был стать восьмым.

Помог ли антикризисный управляющий Бобруйскому заводу напитков?

— К счастью, наверху услышали наш «SOS» и выравняли цены, — продолжает мой собеседник. — Не так значительно, как того хотелось бы, но все-таки. А также обязали всех производителей плодовых вин отпускать продукцию по единой минимальной цене. Выше — можно. Главное, чтобы брали.

Завод — дал, магазин — взял

Данные меры позволили уже в мае этого года выйти на работу в плюс. Прибыль хоть и маленькая, зато своя. Но главное даже не это. Производственные показатели рентабельности демонстрируют устойчивую тенденцию к росту. По итогам прошедшего августа завод выпустил 25 тысяч декалитров (дал) продукции. Для сравнения: в последний месяц лета‑2015 было произведено только 17 тысяч дал.

Помог ли антикризисный управляющий Бобруйскому заводу напитков?

— Сколько выпускаем — столько и продаем, — уверяет С. А. Хомутов. — Объем продаж к уровню прошлого года сейчас составляет 160 процентов.

— Правильно ли я понял, что склады у вас сейчас пустые?

— На складе держим только «неприкосновенный запас». На тот случай, если торговле срочно понадобится дополнительная партия продукции. Ведь стоит один раз отказать — больше к тебе не приедут.

А едут на завод, по словам моего собеседника, со всей республики. 94 процента продукции БЗН уходит за пределы города. Треть — в Витебскую область. А что же Бобруйск? Шесть процентов, остающихся в городе, как-то маловато…

— Мы готовы давать гораздо больше, но не все торговые сети города согласны с нашей отпускной ценой, — сетует антикризисный управляющий. — С «Короной» у нас давно полное взаимопонимание, а вот с другим крупным оператором пока не получается сойтись в цене. Не можем мы отпускать продукцию по 21 «старой» тысяче за бутылку, как он нам предлагает. Это даже ниже себестоимости. А надо ведь еще и заработать.

Помог ли антикризисный управляющий Бобруйскому заводу напитков?

Отношения с торговыми предприятиями города у завода напитков всегда были непростыми. Всему виной денежный вопрос. Одна лишь почившая в бозе «Родная сторона» задолжала предприятию 500 миллионов неденоминированных рублей, говорит руководитель. Впрочем, эти деньги удалось-таки вернуть.

Нынешние партнеры, по словам Сергея Алексеевича, платят исправно. Рост объемов поставляемой продукции не замедлил сказаться и на налоговых отчислениях. Только с акцизов и НДС завод платит в бюджет порядка шестисот тысяч деноминированных рублей. Год назад такие платежи были в три раза ниже.

Попасть в «Пятнашку»

Не будем питать иллюзий: продукция Бобруйского завода напитков в обозримом будущем вряд ли займет место в коллекциях ценителей благородных напитков. Но к чести прежнего менеджмента предприятия некоторые шаги по «окультуриванию» основного контингента потребителей тут все же делались. Даже молдавский коньяк пробовали развивать. Причин, по которым дальше опытных партий дело не пошло, много, и не о них сейчас речь. Важно, что и нынешнее руководство предприятия пытается если не привить населению культуру пития, то хотя бы понизить градус. В конце концов, дважды уже упомянутая здесь статистика ВОЗ берет за основу чистый алкоголь.

— Давняя идея выпускать плодовое вино без добавления спирта близка к реализации, — говорит Сергей Алексеевич. — Пока в работе два образца — на основе яблочного сока и черноплодно-рябинового. За счет самонаброда крепость таких вин будет составлять 15 процентов. Отсюда и название — «Пятнашка». В ряде столичных гипермаркетов уже запущена рекламная кампания. Если «выстрелит» эта идея, то уже к концу года предприятие сможет восстановить полную платежеспособность. Это позволит нам постепенно гасить задолженность. И начать модернизацию производства!

В этом случае можно наверняка говорить и об увеличении зарплаты коллективу. Ведь даже в самое трудное для предприятия время работники протянули своему заводу руку помощи. …Хотя бы тем, что не разбежались кто куда. В настоящее время здесь трудятся 107 человек. Без простоев и вынужденных отпусков. Средняя зарплата за июль, по словам директора, составила почти 590 деноминированных рублей.

«Мы говорим не «соки», а «сока»

«У каждого дела запах особый», — усвоили мы со школьных времен. Про виноделов в том стишке Дж. Родари почему-то ничего не сказано. А зря! Ароматы, витающие на заводской территории, с ног, конечно, не свалят, а вот сделать походку нетвердой им вполне под силу. Впрочем, в самом цехе сейчас совсем другая атмосфера. Рабочая. По специальным трубам из сокового цеха, где зреет вино, оно подается на линию розлива. Стоящие по стойке «смирно» бутылки готовы принять в свою утробу для кого-то живительную жидкость.

Помог ли антикризисный управляющий Бобруйскому заводу напитков?

Нина Дмитриевна Гацко наблюдает за этим процессом уже 30 лет. Давно на пенсии, но продолжает трудиться.

— Последние несколько лет было очень тяжело, — говорит она. — Сейчас вроде поднимаемся. Полный рабочий день. И зарплату вовремя платят — три миллиона на старые деньги.

Моя собеседница обижается, когда ее продукцию наделяют обидными эпитетами.

— Какое же у нас чернило? Чернило — это краситель, а у нас тут все натуральное. И прежде всего, сока.

Именно так — сока — называют здесь главный ингредиент плодового вина. И пусть это расходится с нормами русского языка, однако сразу понятно, о чем речь. В остальном же процесс приготовления вина, по словам работников завода, мало чем отличается от домашнего виноделия. Ну разве что спирт приходится добавлять. Иначе не будут покупать. А второго банкротства подряд завод может и не выдержать.

Сейчас на предприятии продолжается процедура санации. А по-русски — экономического оздоровления. По решению облисполкома она была продлена еще на год — до мая 2017 года. Сам по себе этот факт — уже хорошая новость. Он означает еще и то, что меры, направленные на поднятие завода, себя пока оправдывают. И дают надежду на выздоровление. Случится оно весной будущего года или немного затянется — пока говорить рано. Здесь главное не спешить. Тост «за здоровье предприятия!» поднять никогда не поздно.

Дмитрий СУСЛОВ

Фото Анастасии ТРУШНИКОВОЙ

Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста войдите, либо зарегистрируйтесь.

Комментарии  

синявый
+4 # синявый 21.09.2016 16:25
Почему пробки на бутылках закрывают ГОЛЫМИ РУКАМИ,где ЭТИЧЕСКИЕнормы????????
Сообщить модератору
Бобруйски
+3 # Бобруйски 20.09.2016 23:49
Травят народ чернилом и гордятся этим поилом
Сообщить модератору
Татьяна Азарёнок
+3 # Татьяна Азарёнок 21.09.2016 11:37
Вино может быть только из ВИНОГРАДА!!!!!!!
Сообщить модератору
A6i6ok
+2 # A6i6ok 20.09.2016 23:48
МММ чернилко... странно как то завод напитков в опе, а "точки" процветают. даже удивительно как то.
Сообщить модератору

Лента комментариев

СПЕЦПРОЕКТЫ «КОММЕРЧЕСКОГО»

Бобруйск в объективе

Детская хирургия  в Бобруйске
Время спорта

Заглушка

Варианты оплаты за услуги