undefinedО том, где искать следы своих давних предков, какие минимальные сведения необходимы для запроса на составление родословной, что за документы фальсифицировал Винцент Дунин-Марцинкевич, корреспонденту «КК» рассказал историк, заведующий отделом публикаций документов Национального исторического архива Республики Беларусь Дмитрий Яцкевич.

[break]

— Дмитрий Леонтьевич, ваше увлечение историей — из детства?

— Я родился в Бобруйске, а раннее детство провел в Кировске. Жизнь там до сих пор течет спокойнее, чем в других известных мне городах. Люди не ездят на велосипедах, а ведут их рядом с собой — и что-нибудь обязательно везут. А в Бобруйске у меня жила бабушка, все выходные и каникулы я проводил в этом городе. Тут было повеселее, жизнь активно бурлила в центре, в районе рынка...

Мои детские мечты о подземных ходах и кладах в какой-то мере стали исполняться после переезда в Могилев. Там я начал ходить в областной Дворец пионеров и школьников, в археологический кружок, который вел Яков Григорьевич Риер, сейчас он профессор в Могилевском педагогическом университете. От него я узнал много интересного из мировой археологии, из белорусской истории.

После окончания истфака БГУ вернулся в свой любимый Могилев. В качестве работника НПО «Бел-Реставрация» проводил в 1988-1992 годах археологические исследования. Хотелось работать там и дальше, но не сложилось, и в 1993 году поступил на работу в Национальный архив в Минске. Сначала было тяжеловато, в первую очередь потому, что архивная работа кропотливая, и все время на одном месте. Но тут происходят те же «раскопки», и я каждый раз радовался и радуюсь до сих пор моим маленьким открытиям.

— В каких архивах искать свои генеалогические сведения бобруйчанам и жителям окрестностей?

— На сегодня основная информация со старых времен хранится в нашем архиве. Здесь 1 млн. 200 тыс. дел, каждое вмещает в себя от двух-трех до нескольких тысяч страниц.

Будем исходить из того, что территория Бобруйска, начиная с XIV столетия, входила в Речицкий повет Минского воеводства. Значит, сведения будут концентрироваться в документах речицких учреждений, вроде городского, земского суда и прочих. Что касается информации религиозных учреждений, то надо искать архивы храмов, которые существовали на территории Бобруйска: они хранились в Глуском Греко-католическом деканате, в Минской католической консистории, которая потом вошла в Могилевскую консисторию.

До того, как эти земли вошли в состав Российской империи, существовал архив в Бобруйском замке, но до сегодняшнего дня он не сохранился. Бобруйск был центром староства, это было государственное владение, и поэтому отдельные документы могли попасть в архив Скарбовой книги ВКЛ или в архив Скарбовой книги Речи Посполитой — тогда они хранятся в Варшаве или Вильнюсе. Отдельные документы можно найти в Метрике Великого Княжества Литовского у нас.

Большинство сохранившихся документов приходится на российский период, когда был образован Бобруйский повет. Много дел было связано со строительством Бобруйской крепости. Эти документы хранятся в Военно-историческом архиве в Москве.

Что касается советского времени, то сведения по Бобруйску хранятся в Могилевском областном архиве, Бобруйском зональном архиве, а также архиве загса. Какие-то фрагменты документации двадцатых-сороковых годов находятся в Национальном архиве РБ.

— Какие минимальные сведения необходимы для генеалогического запроса?

— Если нет географической привязки — искать бессмысленно. Важно дать сведения о родственниках, родившихся до революции, поскольку сохранность церковных книг, которые велись после революции, очень плохая. Надо знать вероисповедание вашей семьи. Укажите имена сестер и братьев ваших предков, чем они занимались, кем были по социальному происхождению.

— Есть ли очереди на составление родословной?

— На сегодня у нас очередь на год вперед. Стоит вопрос о прекращении приема заявок. Мы физически не можем выполнить столько запросов, разве что в ущерб качеству. Кроме того, цена за составление родословной последние годы остается практически неизменной — до одного миллиона рублей, редко — до двух. Эта сложная, скрупулезная, долгая работа стоит гораздо больших денег. Есть еще одна проблема — обеспечение сохранности документов.

Возможна самостоятельная работа в читальном зале архива, доступ к документам стоит около 17 тысяч рублей. Архив работает с 9.00 до 20.00, кроме пятницы, в субботу — с 9.00 до 15.00.

— В СМИ были сведения о том, что в архиве найдены новые документы, связанные с жизнью Винцента Дунина-Марцинкевича. Вы что-нибудь знаете об этой находке?

— Конечно, знаю, потому что сам работал с ними. В ближайшее время выйдет сборник этих документов, следите за рекламой в интернете. Найдены были его родословная, метрики, а также ряд документов. Он был писарем, немножко занимался фальсификацией и попался на этом. В те времена шла «проверка шляхты»: в России был всего один процент дворянства, а тут, на белорусских землях, целых 15! К тому же местное дворянство часто бунтовало. И решено было загнать шляхтичей в мещане, чтобы они платили налоги. Чтобы оставаться в прежнем качестве, шляхта должна была доказать свое дворянское происхождение: предоставить достоверную родословную, документы, подтверждающие факт владения землей, гербом. У многих этих бумаг не было. Поэтому шляхта часто обращалась к людям, которые могли подделать документы. Одним из таких людей был Дунин-Марцинкевич. Это была обыденная ситуация и ничего особенно криминального в этом не было.

Анна ЛАПИЦКАЯ

Фото из архива Дмитрия Яцкевича