С этим зданием в самом центре старого Бобруйска — на улице Комсомольской, 53 — у многих поколений бобруйчан старшего возраста связаны счастливые воспоминания о советском детстве и юности.

Кто-то здесь в 60‑е и 70‑е годы прошлого века малышом водил хороводы у новогодней елочки, рассказывал стишки Деду Морозу и получал долгожданные подарки, кто-то постарше занимался в музыкальных кружках, народном театре, а кто-то в 80‑е лихо отплясывал на первых бобруйских дискотеках, которые устраивали тогда в ГДК. Этого не отнять, городской Дом культуры на улице Комсомольской в свое время был центром культурной жизни Бобруйска.

Увы, сегодня это полуразрушенное кирпичное здание с провалившейся крышей и прорастающими на ее остатках молодыми деревцами с укором смотрит из-за забора на бобруйчан и гостей города. Явно не украшая пейзаж… Из объявления на стене следует, что здание снова продается. Как-то так складывается жизнь, что самые интересные историко-культурные объекты нашего города, попав в частные руки, или постепенно на наших глазах разрушаются (вспомним гостиницу «Березина и Европейская»), или перестраиваются и изменяются новыми собственниками до полной неузнаваемости (как в случае с бывшим зданием Бобруйского краеведческого музея на улице Пушкина)…

К слову, здание на улице Комсомольской, 53, которое многие до сих пор называют по старой памяти клубом промкооперации, не обделено уникальной историей. Вы, к примеру, знаете, что когда-то оно строилось как синагога? И именно здесь служил раввином праведник Шмарьяху Ноах Шнеерсон.

Против хедеров и раввинов

О религиозной жизни старого еврейского Бобруйска, первом раввине синагоги на дореволюционной улице Адамовской (ныне Красноармейская) и борьбе коммунистов с религиозным движением — наш разговор с председателем Бобруйской городской еврейской общины Олегом Валерьевичем КРАСНЫМ.

— По тем сведениям, которыми мы располагаем, синагога на улице Комсомольской строилась в конце XIX или в самом начале ХХ века под конкретного раввина, — рассказывает Олег Валерьевич. — Это был представитель семьи Любавичских раввинов, из которой вышло немало хабадских хасидских ребе. Годы жизни Шмарьяху Ноаха Шнеерсона — 1870–1923. После смерти своего отца он возглавлял религиозное направление «Хабад Капуст». Эти сведения указывает в своей книге, изданной на идиш в Америке, историк Иегуда Слуцкий, а перевел ценные страницы для нас бобруйчанин Соломон Григорьевич Горош.


1932 год

Увы, точная дата строительства синагоги неизвестна. Судя по годам жизни ее первого раввина, было это, скорее всего, в самом конце XIX столетия… К тому времени молодой ребе успел заслужить авторитет в религиозных кругах и удостоился чести строительства синагоги.

Известно, что в 1901 году раввин открыл в Бобруйске иешиву — религиозное училище «Нусаха Хабад». В старых документах проскальзывает упоминание, что иешиву ребе Шмарьяху Ноах Шнеерсон открыл «в своем дворе» (дворе своей общины). Логично предположить, что речь идет о еврейской общине синагоги Шнеерсона на Адамовской.

— Интересно, что синагогу и иешиву при ней не закрыли немцы в Первую мировую, поляки — в годы белопольской оккупации, — акцентирует внимание Олег Валерьевич. — А вот коммунисты и комсомольцы с верующими вели активную борьбу.

Сохранились воспоминания старожилов о том, что сразу же после свержения царизма и установления в Бобруйске нового режима в городе прошли многочисленные демонстрации и открытые суды. Кого судили и как это выглядело? Назывались такие мероприятия «общественными судами против Бога». В религиозные праздники по ночам комсомольцы устраивали демонстрации с факелами и плакатами «Нам не нужны попы и раввины!».

Примечательно, что в Бобруйске в те годы часто проходили демонстрации, в которых принимали участие только евреи. Конечно, все они были охвачены идеями построения коммунизма. Одна из таких демонстраций в праздник Йом Кипур «задержалась у Бейт Мидраша» (религиозной школы) раввина Шнеерсона на Адамовской улице. Синагога была полна верующих, и демонстранты в течение получаса произносили речи, которые верующих шокировали. В тот вечер были расклеены на всех улицах объявления, что многие рестораны в Йом Кипур обслуживают прогрессивную молодежь, которая отказалась от всяких «забобонов».

А 24 июня 1922 года в Бобруйске была организована «детская демонстрация» против хедера — начальной религиозной школы для мальчиков, в которой принимали участие свыше 2000 детей. Они несли красные флаги с надписями «Нет хедеру, нет раввинам, да здравствует Советская школа!». Во главе этой демонстрации шли члены Комиссии по закрытию хедеров.


1944 год

Весной 1928 года одна из московских газет указывала, что в Бобруйске работает еще 40 синагог, и что собрание рабочих и служащих потребовало передать часть из них рабочим города для жилья и клубов. В апреле 1928‑го корреспондент писал, что Бобруйский горсовет принял решение закрыть 14 синагог, но это решение не проводится в жизнь так быстро, как хотелось бы.

И все же к 1930 году многие бобруйские синагоги уже были закрыты. Эта участь не обошла и синагогу на Комсомольской. В 1930‑м принято решение профессионального союза строительных рабочих о принудительном отчуждении синагоги под клуб профсоюза.

В 1932 году в здании на Комсомольской размещается клуб «Коминтерн», в послевоенные годы — клуб промкооперации. Это название до сих пор на слуху у бобруйчан старшего возраста. Во второй половине 1960‑х сюда с Форштадта переезжает городской Дом культуры — ГДК. К этому стоит добавить, что за свою историю старое здание на Комсомольской неоднократно перестраивалось.

Все таланты вышли из ГДК

— Я пришла работать в ГДК в 1976 году, — вспоминает последний директор этого учреждения Екатерина Владимировна Ализарчик. — Мы тогда все были молоды, хотелось что-то интересное придумывать и удивлять бобруйчан. У нас работал народный театр, многочисленные кружки — вокальные, танцевальные, мы проводили концерты, организовывали большие мероприятия для города.

Коллектив был очень творческим, работали талантливые люди. Позвоните лучше нашим бывшим сотрудникам: Ольге Федоровне Урмановой, Клавдии Ивановне Лукашевич, представителю еврейской общины Фаине Петровне Палей. Они многое вспомнят…


Ф. П. Палей (крайняя слева) в клубе еврейской культуры с гостями из Бостона

Итак, звоним.

— Мы жили одной дружной семьей, коллективом, который сплотила Екатерина Владимировна, — рассказывает Ольга Федоровна Урманова, работавшая в 1990‑е годы методистом. — Дружно работали, дружили семьями, организовывали праздники для горожан. В коллективе была очень теплая атмосфера. Помогали в наших задумках и их реализации работники горисполкома, ныне покойные Евгений Сергеевич Романов и Валерий Григорьевич Черняк, поддерживали нас во всем. Таких энергичных и творчески мыслящих людей не часто можно встретить среди руководителей.

Как рассказывает Ольга Федоровна, ГДК славился коллективом «Юность» Сергея и Клавдии Лукашевич, народным театром, который возглавляла Лариса Бархатова, клубом филателистов, нумизматов, еврейским клубом и детской еврейской школой.

По воспоминаниям Ольги Федоровны, в еврейский клуб часто приезжали иностранные гости — из Израиля, Америки. Именно тогда сотрудники ГДК впервые увидели скотч. В Бобруйске в 1990‑е таких хитроумных новшеств люди еще не знали. А иностранцы привезли с собой клейкую ленту, чтобы крепить плакаты и наглядный материал. Всем было любопытно.

А самая комичная ситуация вышла, когда зарубежные гости для еврейского праздника и застолья привезли одноразовую пластиковую посуду. Всем бобруйчанам такая легкая посуда очень понравилась. После мероприятия хозяева праздника по привычке стали собирать использованные тарелки, чтобы их вымыть. А гости замахали руками: «Нет! Нет! Это все только для одного раза! Надо выбросить…».

Никто, конечно, такую удобную и эстетичную импортную посуду выбрасывать не стал. Наши женщины по-хозяйски все отнесли домой, вымыли, и потом в ГДК на праздниках еще много раз использовали по назначению.

Что еще запомнилось? Совместные праздники на природе. Выезжали на автобусе Дома культуры на совместный отдых под Алушту, наслаждались теплом, купались в море и выступали перед жителями села Рыбачье.

А у Ларисы Васильевны Дубовик, работавшей в ГДК вахтером, и ее супруга Петра Прокофьевича (работал столяром и сантехником) остались воспоминания о совместных поездках коллективом по грибы в лес, на пикники на Березину.


Встреча с зарубежными гостями, 1992 год

Где родилась школа искусств

— Помню, как в 1981 году пришла работать в ГДК, — рассказывает Клавдия Ивановна Лукашевич, которую в городе все знают как основателя и первого руководителя школы-колледжа искусств г. Бобруйска. — Мы тогда с Сергеем Васильевичем Лукашевичем руководили в ГДК танцевальным ансамблем «Юность». Организовали детскую студию «Бобренок».

По словам Клавдии Ивановны, именно в годы работы в ГДК зародилась идея создания в городе школы искусств. А помог случай.

— Год был 1989‑й. Принесла я как-то в отдел культуры свой отчет, — вспоминает Клавдия Ивановна. — А в это время раздался телефонный звонок из Могилева. На проводе говорят: создаем в области сеть школ-искусств. У вас в Бобруйске есть варианты? Я тут же предложила создать такую школу на базе студии «Бобренок», в которой на тот момент занимались около 300 детей. И мне вскоре предложили возглавить новую школу.

Так «Бобренок» стал основоположником школы искусств.

— ГДК — это целая эпоха в культурной жизни города, — говорит Клавдия Ивановна. — Могу добавить, что во второй половине 1970‑х в здании ГДК некоторое время базировался городской театр, здесь шли спектакли, артисты выезжали на гастроли.

С Торой в плацкартном вагоне

— С осени 1990‑го в ГДК из клуба завода имени Ленина переселился клуб еврейской культуры имени еврейского писателя  Менделе Мойхер-Сфорима, — раскладывает передо мной снимки той поры Фаина Петровна Палей. — Вот у нас в гостях первый председатель «Сохнута» в Беларуси Дор Шарфштейн, председатель международной женской организации «Кешер» Салли Грач из Чикаго, гости из Ньюкасла и Бостона. А из клуба еврейской культуры в 1992 году образовалась еврейская городская община. Я в ту пору возглавляла клуб еврейской культуры, после образования общины стала замом ее председателя.


Дор Шарфштейн в бобруйском ГДК

Фаина Петровна рассказывает о работе еврейской школы, в которой занимались около сотни детей, мероприятиях в еврейском клубе, проходивших в переполненном зале, еврейских праздниках с чаепитием и угощением. В работе клуба самое активное участие принимали Римма Семеновна Галинская, Раиса Ефимовна Лившиц, Ефим Романович Гейкер, Абрам Исаакович Рабкин, Михаил Иосифович Баршай и другие. К сожалению, этих людей уже нет среди живых… Помогали клубу простые бобруйчане. К примеру, по распоряжению одного из жителей города на занятия в воскресную еврейскую школу регулярно привозили 60 свежих булочек.


Выступление учащихся воскресной школы, 1996 год

— Лично я не знала, что здание нашего ГДК когда-то было синагогой, — признается Фаина Петровна. — Тем не менее религиозная и культурная жизнь евреев в 1990‑е годы здесь возрождалась!

В 1991 году на съезде представителей еврейских организаций и общин в Москве Фаина Петровна познакомилась с руководителем международной женской еврейской организации «Кешер». Речь зашла о том, что в Бобруйске на тот момент не было Торы! Несколько позже, в 2004 году, на конференции в Москве представителям Бобруйска вручили главную священную книгу евреев — Тору.


Тора приехала в Бобруйск

Как вспоминает Фаина Петровна, тогда в Москву для еврейских организаций СНГ из-за рубежа были переданы шесть Тор: три из них остались в России, две уехали в Украину, а одна целевым назначением должна была отправиться в Бобруйск. Фаина Петровна с Ларисой Геллер везли Тору в плацкартном вагоне. При посадке проводница не пустила с Торой в вагон, потребовала предъявить квитанцию об уплате за место багажа. Пришлось бежать в кассы, просить людей пропустить без очереди — поезд вот-вот отходил. Благо, все успели. Тору поместили под нижнее сиденье и всю дорогу боялись шелохнуться… Так Бобруйск обрел свою Тору.

— В нашей школе занимались дети от 5 до 16 лет, — рассказывает Лилия Григорьевна Дерунова, возглавлявшая воскресную еврейскую школу с 1992 года после первого директора Маргариты Моисеевны Френклах. — Финансировал школу культурно-информационный центр при посольстве Израиля в РБ. Детям преподавали еврейские танцы, музыку, песни, иврит, английский язык, еврейскую историю и традиции народа.

ГДК — это целый отрезок жизни многих бобруйчан, яркий, насыщенный красками и событиями, резюмируют мои собеседники. Увы, все течет, все изменяется...

Решением Бобруйского горисполкома в 2003 году на базе культурно-спортивного комплекса «Шинник» был создан Дворец искусств г. Бобруйска, к этому учреждению присоединили городской Дом культуры. С тех пор старое здание на улице Комсомольской стало невостребованным…

Галина ЧИРУК

Фото автора, из фондов Бобруйского краеведческого музея и личного архива Ф. П. Палей

Бобруйская синагога, клуб, ГДК..?

Бобруйская синагога, клуб, ГДК..?

Бобруйская синагога, клуб, ГДК..?

Бобруйская синагога, клуб, ГДК..?

Бобруйская синагога, клуб, ГДК..?



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста войдите, либо зарегистрируйтесь.

Комментарии  

galina9
0 # galina9 23.10.2018 12:15
Удивительный факт. Тора приехала в плацкартном вагоне. Бесценная для евреев... Интересно было бы проследить истории других Тор Бобруйска.
Сообщить модератору

Лента комментариев

Веб-камера Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги