Каково это — работать в морге? А давайте узнаем это на собственном опыте. Журналист меняет профессию! Откладываю диктофон в сторону и надеваю резиновые перчатки. Сегодня я — судмедэксперт. Отправитесь вместе со мной в морг?

Черный юмор — в сторону!

Из редакции в путь-дорогу на новое «место службы» меня провожают добрые коллеги: «Когда я там был в прошлый раз, то потом еще два дня ходил в полуобморочном состоянии», «Помню, лет десять назад на таком репортаже журналист брал интервью, а фотографа рвало на крылечке», «Возьми с собой ватку, заткнешь нос», «Не бойся! Там люди чуткие: никогда не режут по живому».

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Ну, спасибо! Вжав голову в плечи, с ватой в носу и нашатырем в кармане подхожу к зданию Бобруйского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь. Именно так правильно называется учреждение, а в просторечье — «морг на улице Пушкина». Раньше бобруйский морг был в другом месте — возле детской больницы, но уже второй год располагается здесь, в здании бывшего онкодиспансера. В помещениях сделан хороший ремонт, установлена система вентиляции. А еще тут гораздо просторнее.

Проходим внутрь. Длинные аккуратные коридоры с новой светлой плиткой, светло-зеленые стены, кабинеты экспертов. На первый взгляд, от обычной поликлиники это помещение отличает разве что мини-проходная на входе, где находится охрана. К слову, тут везде вполне себе приятный запах.

Нас встречает заместитель начальника Бобруйского межрайонного отдела — начальник экспертно-криминалистического отдела ГКСЭ РБ Егор Сергеевич Кундиков, он и проводит для нас небольшую экскурсию.

«Химики» и «психи». Кто еще тут работает?

Оказалось, в этом здании располагается не только морг. Отдел медицинских судебных экспертиз включает в себя несколько секторов: судебно-химических, судебно-психиатрических, судебно-гистологических и, наконец, судебных медицинских экспертиз. То есть экспертиза трупов — это только пятая часть от общего объема работы, которая здесь проводится.

Для начала мы зашли в гости к «химикам». Их кабинет заставлен различными колбочками, мензурками и другими емкостями с разноцветными жидкостями. В углу — небольшой аппарат, чем-то напоминающий самогонный, в нем что-то булькает.

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

— Сейчас мы проверяем жидкости на предмет содержания этилового спирта, — вводит нас в курс дела начальник сектора судебно-химических экспертиз Елена Владимировна Костечко.— Когда участковые изымают на «точках» различные спиртосодержащие жидкости либо наркотические вещества, специалисты нашего отдела изучают их состав.

Еще одно важное направление работы учреждения — судебно-психологические и комплексные психолого-психиатрические экспертизы. Действовал ли человек в состоянии аффекта при совершении преступления? Осознавал ли опасность своих действий? Нуждается ли подсудимый в психиатрическом лечении? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, с людьми беседует психиатр, часто не один.

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

— Мы обращаем внимание не только на то, что говорит человек. Как он вошел в кабинет, как поздоровался, как сел на стул, как смотрит на нас — все является источником изучения, — рассказывает начальник сектора судебно-психиатрических экспертиз Ирина Владимировна Духович.— Конечно, часто к нам попадают и симулянты. И если у нас возникают какие-либо сомнения, мы направляем человека в стационар — в Новинки, где эксперты смогут наблюдать за ним более длительное время.

Также сюда можно обратиться, если нужно определить психологическое состояние перед совершением важных сделок — например, перед подписанием завещания или акта дарения.

В день эксперты принимают здесь 30–35 человек.

Отключаем эмоции и достаем ватку из носа

Но, конечно, главное место моего «дня работы в новой должности» — непосредственно морг. Наконец мы проходим внутрь этого загадочного помещения… Как вы себе представляете это место? Кровь, разбрызганная по стенам, пара хмурых врачей в перчатках по локоть и заспиртованные человеческие органы в банках на полках? К счастью, тут ничего подобного нет. На месте мы застали двух санитаров в самой обычной медицинской одежде, и они провели нам небольшую экскурсию.

— Тела умерших мы завозим через эти двери. Далее следует регистрация: записываем имя умершего, в какой одежде к нам поступило тело, с какими вещами, и другие данные, — рассказывает санитар морга Руслан Бахаддинович Балабеков.

Справа от входа находится помещение с холодильными установками: четыре большие двери, за которыми скрываются ряды выдвигающихся металлических поддонов. Внутри всегда поддерживается температура четыре градуса по Цельсию. Слева от входа — помещение, где происходит вскрытие трупов. Это просторная комната с двумя металлическими столами в центре. Столы необычные: их поверхность не ровная, а со впадиной посередине, внутри которой — отверстие. К столам прикреплены душевые смесители вроде тех, какие можно увидеть в парикмахерских. Я замечаю лежащие в стороне расчески, гребни, кисточки — это для того, чтобы приводить в порядок тела умерших. И — да: никакого тошнотворного запаха тут нет! Неприятно, конечно, ведь запах специфический, но вполне терпимо. А работники, которые здесь находятся каждый день, и вовсе его уже не замечают.

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

— Запах был раньше, а теперь, когда мы переехали в это новое здание, он почти не ощущается, — рассказывает нам Егор Кундиков. — Здесь хорошо работает вентиляционная система. В других помещениях здания вообще нет намека на специфический запах. А здесь есть, конечно, но совсем не сильный.

Работа санитара морга, безусловно, не из легких. Перевозка, переодевание и гримировка тел, ассистирование при вскрытии, чтобы впоследствии эксперт взял образцы тканей и органов для дальнейшего исследования… Конечно, к такой работе нужно быть готовым не только физически, но и морально.

— Это как с вождением автомобиля. Кто-то может это делать, а у кого-то, как ни старайся, не получается, — говорит санитар морга, а также специалист по бальзамированию и реставрации тел Виталий Александрович Григорьев. — Я никогда не видел в этой профессии ничего ужасного. Конечно, не по себе бывает, когда привозят детей или очень молодых людей, но нужно уметь отключить эмоции и просто делать свою работу.

Сколько платят за такой труд? Точную сумму мне назвать постеснялись — сказали приблизительно: около шести миллионов неденоминированных рублей.

Прием физических лиц

Это отдельная часть работы. Для нас такое словосочетание звучит странно, а для работников морга — нет. Что же тут делают для живых людей? Снимают побои, например. Также сюда приходят жертвы изнасилований.

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Кстати, услугу по определению отцовства в Бобруйске не делают — только в Могилеве. Причем для этого обязательно присутствие всех людей, которые будут проходить исследование. Стоит такая процедура около трех с половиной миллионов неденоминированных рублей.

Королева морга

Интересно, что работают в секторе судебно-медицинских экспертиз одни мужчины, а начальник у них — грамотный специалист и просто красивая молодая женщина.

— Я всегда хотела работать именно здесь, — рассказала нам начальник сектора судебно-медицинских экспертиз Валентина Александровна Авдей. — Однако когда в 2007 году оканчивала университет, меня, к сожалению, распределили на другое отделение, и я стала лор-врачом. Отработала практику… Но потом все равно переучилась, чтобы попасть сюда! Мне тут очень интересно. Я должна разобраться, что стало причиной смерти. Чтобы работать на такой должности, нужно много читать, исследовать, думать. Это как работа детектива, только они в разных местах трудятся, чтобы докопаться до истины, а мое расследование происходит в одном месте. Мне очень нравится совершенствоваться в своем деле.

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

В сектор судмедэкспертиз попадают тела лиц, которые умерли насильственной смертью, либо тех, чья смерть произошла «в условиях неочевидности». Если перевести на обычный язык — если непонятно на все сто процентов, от чего умер человек.

— Не тяжело каждый день иметь дело со смертью?

— Брезгливости нет никакой, если вы об этом. Если бы тут было что-то неприятное, как бы я вообще смогла тут работать? И запах, кстати, важная составляющая анализа, — говорит Валентина Александровна. — Мне надо нос не закрывать, а наоборот — изучить запах. Так можно определить ацетон, например, или спирт. Гнилостный запах тоже бывает разным, и нужно знать эти отличия. Поэтому я сосредотачиваюсь на другой мысли — чем могу помочь? Когда передо мной тело умершего человека, помочь я могу только одним: провести исследование, чтобы точно установить причину смерти. И сделать я это должна грамотно, профессионально. Тут не до эмоций. Если бы я плакала над каждым человеком, надолго бы меня, конечно, не хватило.

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

— А знакомые как реагируют, когда узнают о вашей профессии?

— Негативного отношения никогда не встречала, — отвечает Валентина Александровна. — Хотя сначала обычно очень удивляются. Ну, я в подробностях ничего ведь не рассказываю, только в общих чертах. Понимаю, что люди могут быть впечатлительными.

Интересно, есть ли на такой работе текучка кадров?

— Нет. В силу специфики сюда не попадают случайные люди.

Видимо, пополнение рядов судмедэкспертов в лице журналиста будет здесь самым коротким: всего лишь на один день. Так что снимаю белый халат и — в редакцию…

Анастасия ТРУШНИКОВА

Фото Виктора ШЕЙКИНА

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Журналист меняет профессию, или Репортаж из бобруйского морга

Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста войдите, либо зарегистрируйтесь.

Комментарии  

Митрофан
+4 # Митрофан 26.10.2016 14:42
Удачный выбор сделала редакция. Ей идёт. Надо было простыню до пят и косу в руки - фотки были бы супер...
Сообщить модератору
Натали
-6 # Натали 26.10.2016 14:22
Недавно люди массово жаловались на сплошной криминал в вашей газете. Но вы решили пойти дальше, уже печатаете репортажи "с того света".
У вас государственный заказ на зомбирование и запугивание людей? Или ваш мозг продукт российских зомби-сериалов на канале НТВ?
Сообщить модератору
Василиса
+3 # Василиса 26.10.2016 14:57
Я прочитала статью, а вы видимо нет. Представляете, в морге тоже люди работают!? и кстати в судмедэкспертизе также! Вот открытие для вас, да?)))) Чем эти люди хуже, неприличнее тех, кто трудится в магазине кассиром, на белшине, других предприятиях Бобруйска??? Что об одних постоянно пишут, а об этих скромных тружениках даже вслух сказать нельзя, да, Натали? Что за зомбированное у вас мнение интересно, и с какого канала вам его привили, что о ком-то и о чем-то говорить нельзя? Облачно с прояснениями - вас так устраивает???
Сообщить модератору

Лента комментариев

Варианты оплаты за услуги