nullФамилия Колдун стала известна далеко за пределами Беларуси после того, как младший представитель семейства Дмитрий осчастливил Беларусь шестым местом на «Евровидении». Думаю, не стоит сейчас вдаваться в подробности по поводу профессиональной значимости этого конкурса и степени мимолетности такой славы. Успех подобного рода нужно поддерживать с той же чуткостью и аккуратностью, что и огонек свечи на ветру. Разжигать его лучше новыми победами, чем звездным поведением. Первого пока не видно. Зато второе уже присутствует. Приезд 11 сентября на концерт во Дворец искусств с 10-минутным опозданием, нежелание выходить из машины, пока фотографы не спрячут свои аппараты в кофры. После – час, проведенный в гримерке в ожидании брата Георгия, который должен выступить на «разогреве». Конечно, никаких репетиций с незнакомой аппаратурой, и в результате – незавуалированные претензии к звукооператорам прямо со сцены во время концерта. Старший брат Дмитрия, не в пример менее звездный (хотя ему, вроде, пока и не положено), начал концерт с «искренних извинений» за более чем часовую задержку. При этом общался Георгий Колдун с залом так, как будто вел прямой эфир на «Альфа-радио»: просто, по-свойски, без изысков, но, кажется, с душой. Зал оценил репликой: «Георгий, ты лучший!»[break]

null

Журналистов, уставших от ожидания не меньше, чем зрители, сразу поставили перед фактом: фотосъемка запрещена, а про интервью с Колдунами и речи быть не может! Но, как оказалось, не все так однозначно.

– Георгий, как ваше настроение?

– Я пока прихожу в себя после сумасшедшей спешки, тут же перешедшей в выступление перед зрителями. А так настроение хорошее. Бобруйская публика принимала замечательно. Вряд ли такое кому-то не понравится.

– Если не секрет, откуда вы так спешили?

– Не той дорогой поехал: на Березино рванул. Так стыдно за красный диплом географического факультета БГУ!.. Если бы поехал правильно, концерт задержался бы только минут на двадцать. Я и так летел – 180 километров в час…

А ехал со съемок «ОНТ» из Вяземки. Там «Павлинку» снимают, новогодний мюзикл. Задействована очень большая группа людей. Целый съемочный день. Все расписано и согласовано давно. И получилось так, что мне нужно было сниматься в числе последних. Я даже грим (тональник) не успел снять, сразу в машину – и по газам. Я вообще-то всю эту косметику не люблю. Иногда даже, когда на концерты приезжаю, не гримируюсь. Лучше стараюсь в солярий походить. Хотя нормально выглядеть не всегда получается из-за недосыпа.

– Немудрено, вы себя в стольких направлениях творчества пробуете: и актер, и ди-джей…

– Это все баловство. Я этим серьезно заниматься не собираюсь. Мне сейчас один московский режиссер предложил сниматься в фильме. Но это пока на стадии переговоров. А «Иго любви» Дмитрия Астрахана – это так, просто интересно было попробовать.

С радио ухожу. Жить не успеваю. Приходится приоритеты расставлять: сначала музыка, потом телевидение. Поэтому и согласился вести интеллектуальное шоу «Один против всех».

– Вы после предложения вести этот проект пересмотрели свои приоритеты?

– В какой-то степени да. Мы за три-четыре месяца, пока вели с коллегой передачу на «Альфа-радио», среди радиостанций Беларуси вышли на вторую строчку в рейтинге FM-пространства, ничего особенного не делая для этого, сидели в эфире и трепались. Наверное, это было смешно, потому что аудитория увеличилась. Понял, что я это могу, а дальше уже неинтересно. Что впереди? Расти и строить карьеру радиоведущего или радиоди-джея? Лучше уж телевизионную передачу делать. Слава Богу, что на радио это поняли. Мне сказали: «Жора, если будет возможность заниматься еще и радио, для тебя дверь открыта, приходи». Приятно, что получается оставаться в нормальных отношениях с людьми, с которыми работал. Все равно мы с ними так или иначе будем пересекаться.

– У меня сложилось впечатление, что вы с вашим братом очень дружны, редко конфликтуете, потому что почти не видитесь. Это правильное ощущение?

– Нельзя сказать, что оно неправильное. У нас спорные вопросы с Димой возникали исключительно на бытовой почве. Два человека, оба с достаточно лидирующими характерами... Но между нами никогда не было зависти, которую долгое время «приклеивали» ко мне журналисты, наверняка из-за отсутствия информационных поводов. Я к этому относился проще: пишите обо мне что хотите, главное правильно указывайте фамилию. А лучше имя и фамилию.

– На что вы готовы ради публики, ради ее внимания?

– Готов заниматься своим любимым делом с полной отдачей. Ненавижу петь под фонограмму! На что готов?.. Я больной выхожу петь, больной в хлам, даже когда мне фониатор запрещает. Если есть концерты, я их не отменяю никогда. Они могут «обломаться» по другим причинам, но не по причине моего собственного нежелания. Есть и благотворительные концерты, и другие, которыми деньги зарабатываются. Стараюсь, чтобы людям, пришедшим на мой концерт, было хорошо.

– У Димы сейчас есть контракт, продюсер. А вы не хотите кому-нибудь «попринадлежать» некоторое время?

– А зачем? У меня своя позиция по поводу контрактов и продюсеров. Все, что было сделано за последний год, включая первую премию «Славянского базара», сделано исключительно моими силами, при поддержке людей, с которыми у меня хорошие отношения. Когда билеты продаются, когда люди аплодируют и просят спеть еще – наверное, это показатель. Значит, я занимаюсь музыкой не потому, что мне нечем заняться.

Свои концерты я обычно завершаю фразой: «Я хотел бы сказать спасибо не за те аплодисменты, которые вы мне после исполнения песни подарили, а за те, которыми вы меня встречали». Потому что, когда тебя изначально ждут, когда тебя рады слышать, несмотря на то, что ты дико опоздал, когда объявляют «Георгий Колдун», и по залу проносится одобрительный гул, ты понимаешь, что уже никому ничего не должен доказывать, а нужно просто выйти и выложиться для людей, которые пришли тебя послушать. Хочется поделиться этой радостью с публикой.

nullnullА до этого сколько было разборок по поводу Димы и меня, когда началась «Фабрика», когда на форумах писали, что вот, мол, у Димы есть брат, который поет в Беларуси и который проплатил за него… А Дима реально с 50 или со 100 долларами в кармане уехал в Москву, потому что больше денег не было. Но когда информационного повода нет, его нужно сочинить. Из-за Димы начинают параллельно обращать внимание на меня, по ходу дела, но, наверное, тоже не потому, что я, не знаю, там, плиточником-мозаичником работал, а сегодня решил петь. Я 15 лет этим занимался. Я на радио начал крутиться достаточно давно, по телеку. Потом просто все это совпало с пресловутыми 75 процентами белорусской музыки в эфире. Начали крутить все подряд, а потом народ наелся и стал выбирать, что вкуснее и интереснее. Наверное, во многом поэтому билеты на мои концерты продаются. И люди приходят. Радует, что позади тот период, когда можно было сказать, что два Колдуна – это много, что отказался псевдоним взять. Главное — любимым делом заниматься, чтобы хорошей музыки было больше.

– Как вы относитесь к тому, что в вас видят одного из главных претендентов на «Евровидение-2008»?

– Пусть видят. Но я могу отвечать только за то, что я умею делать, я не могу отвечать за выбор песни, за шоу, за постановку, за хореографию. Если от меня потребуется спеть, я сделаю это так, как я умею это делать. Все. Не потому, что мне страшно. Каждый должен своим делом заниматься. Должна работать команда профессионалов. Мне это интересно. Это шаг к известности. Хотя я не люблю конкурсы, стоять перед жюри (в этот момент один из организаторов заботливо сунул Жоре в руку бутерброд с колбасой).

– Приятного аппетита (жующий Жора с довольной улыбкой закивал). Когда в июне этого года вы отвечали на вопросы посетителей белорусского портала kom.by. Вы отвечали на все, даже на критику, со здоровым чувством юмора. Но в конце оставили обращение ко всем зрителям, чтобы они не воспринимали то, что пишут о вас СМИ так, как будто вы именно так и говорили...

– Одну и ту же информацию можно по-разному преподнести, одна и та же фраза, вырванная из контекста, может быть истолкована неправильно. Поэтому я всегда стараюсь договориться, чтобы мне присылали на отчитку материал, под которым, если поступать цивилизованно, я должен подписаться. Я, если вы заметили, стараюсь достаточно лаконично формулировать свои мысли, чтобы их можно было передать практически в той же форме…

– Вы это еще и быстро делаете.

– Потому что не хочу ваше время занимать. Бывали случаи, когда журналисты на свое усмотрение писали такое, что я за голову брался … Сейчас, если честно, мне уже наплевать, потому что столько интервью вышло и в печати, и на телевидении… Люди, которые интересуются моим творчеством, знают, как я разговариваю, и в особо «тяжелых» случаях могут отличить, где говорил я, а где тот, кто называет себя журналистом.

* * *

«Коммерческий» едва успел поблагодарить Георгия за интервью, как артисту пришлось поспешить на сцену, чтобы исполнить вместе с братом финальную песню, искупаться в овациях и, уже прощаясь, напроситься на пару-тройку комплиментов от зала. С букетами цветов Георгий и Дмитрий направились в гримерку, уже расслабленные, с чувством выполненного долга. Дойти не успели.

nullnullnull

После концерта поклонники рванули к кумирам. Получилось лишь у «своих» и у пары-тройки самых смекалистых. Остальные желающие сфотографироваться и получить автограф остались за запертой дверью, разделяющей фойе и административную часть здания Дворца. Впрочем, поняв, что пускать никто не собирается, и даже вопрос «почему?» задать некому (артисты приехали без охраны), вскоре... Нет, не разошлись, а поспешили к служебному входу во Дворец искусств, чтобы все-таки взять автографы, чтобы посмотреть, как звезды садятся в автомобили, как улыбаются, какого они роста... Для тех, кто не видел и не знает, скажу: баскетбольного. Оба не уступают друг другу по вокальным данным, но Колдуны, хоть и родные братья, очень разные. Один более гламурный и опытный, несмотря на молодость, второй – более мужественный и открытый, с еще не совсем выработанным стилем поведения на сцене и необширным репертуаром. У кого из них впереди больше достижений, успехов, покажет время. Жаль только, что вектор творческого развития обоих Колдунов уже направлен не меньше, чем на российскую столицу. И если у ребят получится «прорваться», Колдуны скоро станут российскими, а не белорусскими национальными знаменитостями.

Евгения КОРКИЯЙНЕН