Кафе «АЯКС», 670-74-19, 609-95-56, 631-25-71

«Продукцию выпускаем, сбыт есть, зарплату выплачивают. Но нас все равно закрывают. Как такое может быть?» — недоумевают работники Бобруйского завода напитков.

Шесть с половиной десятилетий предприятие утоляло жажду и «гасило трубы» бобруйчан, но нынешний год станет последним в его истории: решением собрания кредиторов, прошедшего несколько месяцев назад, БЗН ликвидируется. Журналисты «Коммерческого курьера» побывали на пока еще действующем производстве, поговорили с руководством и рабочими. Истину в вине не искали — пытались лишь найти ответ на вопрос: как получилось, что работающее предприятие будет ликвидировано.

Брюс придет — порядок наведет?

В апреле нынешнего года на предприятии сменилось руководство: одни антикризисные управленцы уступили место другим. Хотя — приставка «анти» в данном случае, пожалуй, лишняя. Руслану Федоровичу Мясоедову и его заместителю Александру Валерьевичу Куликову предстоит поставить финальную точку в истории предприятия. Они этого и не скрывают. Как и причины происходящего.

— Всему виной огромные долги предприятия, — поясняет А. В. Куликов. — Текущая задолженность составляет 5,3 миллиона — в основном налоги и кредиты. Это по реестру. Задолженность сверх реестра и того больше — порядка шести миллионов. Она накопилась с конца 2014 года, когда была объявлена процедура санации (финансового оздоровления) и назначен прежний антикризисный управляющий.

В Бобруйске закрывается еще один завод
А. В. Куликов: «Общий долг предприятия — более 11 миллионов рублей»

От оценок деятельности своего предшественника Александр Валерьевич  воздерживается. Да, при нем предприятие работало, люди получали зарплату, был и какой-никакой сбыт. Но долги росли как снежный ком. В итоге они и утянули предприятие на дно. Робкая надежда была на продление процедуры санации, но Совмин развернул эту идею еще на стадии экспертизы плана.

Основным кредитором завода является «Белинвестбанк». На закупку сырья и под оборотные средства в свое время он выделил более трех миллионов рублей. Вместо возвращенных средств (плюс процент по кредиту) банк получил… право основного голоса в собрании кредиторов — органе, регулирующем работу предприятия. Там же, в этом собрании, свои места заняли представители налоговой инспекции, Департамента охраны и еще ряда структур, на протяжении нескольких лет удерживавших субъект хозяйствования на плаву.

Задача, стоящая перед управляющими, проста — ликвидировать предприятие, имущество выставить на продажу, а вырученные деньги направить на погашение долгов… Ну, если вообще удастся что-либо выручить.

Бобруйский завод напитков занимает два производственных участка: один на улице Карла Маркса, второй — на Крылова (где когда-то выпускали хлебный квас и газировку «Экзотик»). Сейчас это просто территория. На балансе висит и спиртзавод в деревне Заволочицы — давно закрытый и пришедший в запустение. Все это хозяйство специалисты оценили почти в четыре миллиона рублей. Еще столько же могут потянуть и оборотные средства, в том числе сырье. Опять же — если найдется покупатель. А если не найдется? 

Уж сколько раз пытались продать завод виноградных вин, расположенный по соседству. То французов из Belvedere сватали, то Брюса Уиллиса (в 2008 году звезда Голливуда вроде как проявлял интерес к приобретению предприятия). Но даже «крепкий орешек» — и тот спасовал, когда узнал истинное положение предприятия. Итог — «заброшка» в центре города с похороненными под рухнувшими кровлями и колотым розенберговским кирпичом планами, кредитами, надеждами…

По словам Александра Валерьевича, рассматриваются два варианта продажи предприятия — целиком и частями. Приглядываться к заводу новый хозяин может уже сейчас. На вопрос о конкретных предложениях А. В. Куликов ответить затруднился.

— На кого лягут долги в случае, если не удастся продать имущество? — интересуюсь у Александра Куликова.

— Давайте дождемся торгов. Прежде всего, конечно, нам надо погасить текущую задолженность, — пояснил Александр Валерьевич. — Затем — рассчитаться по долгам, накопленным за эти четыре года. Если же средств на эти цели не будет, задолженность все равно погасится. По решению суда.

Туши свет, сливай вино

В Бобруйске закрывается еще один завод

Завод мог закрыться и раньше, если бы не остатки сырья, накопленные за прошлые годы. Забродившего яблочного сока хватит еще на пару недель работы.

В условиях, когда будущее предопределено, нет большого смысла оперировать показателями объемов производства, выручки и сбыта. Но один момент все же заслуживает внимания. Последние несколько месяцев БЗН выпускал преимущественно вино без добавления спирта. До нужной кондиции оно доходило за счет самонаброда. Такая продукция, по словам руководства предприятия, пользовалась устойчивым спросом. Это обстоятельство вызывает еще большее брожение. Теперь уже в умах работников. На пороге сокращения люди не особо подбирают слова.

Людмила Владимировна Богданович работает здесь с 1982 года. Сейчас она — начальник производственной лаборатории. За 36 лет бывало всякое, но речь о закрытии не шла никогда.

— Как будто не предприятие ликвидируют, а нас, — вздыхает женщина. — Я на пенсии, мне работу искать не надо, но как быть молодым? А ведь какое было предприятие: настоящие плодовые вина, квас, лимонад! Все продавалось и расходилось на ура…

Оператору линии розлива 4‑го разряда Александре Ивановне Курлянчик как раз предстоит озаботиться вопросом трудо­устройства. Если бы не повышение пенсионного возраста, в свои 54 женщина вполне уже могла бы верстать планы на заслуженный отдых. А так — еще надо трудиться...

— Но где? — вопрошает женщина. — Кому мы нужны в таком возрасте? Я бы тут и дальше работала, тем более что и сырье есть, и зарплату выплачивают.

На размер оплаты труда никто из моих собеседников не жаловался: 550–600 чистыми, строго в срок. И так уже несколько лет. Неудивительно, что все происходящее с заводом люди воспринимают как свою личную драму. Год назад на предприятии работали 111 человек, сейчас осталось 84. В ближайшие месяц-два ряды поредеют сильно.

Мастер цеха розлива Ирина Дмитриевна Белясова покинет завод одной из последних.

— Как капитан тонущего корабля, — пытается шутить собеседница. — 16 лет проработала здесь. Сразу после распределения пришла. Работу пока не ищу. Смысл? Найдешь — сразу надо устраиваться, а я — материально ответственное лицо. Должна сдать оборудование, продукцию, поставить подписи в документах. Не о таком я мечтала, сидя на студенческой скамье, не о таком…

Дмитрий СУСЛОВ

Фото Екатерины ГУГАЛОВОЙ

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод

В Бобруйске закрывается еще один завод



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Веб-камера Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги