Петр Кузнецов. Фото «КП-Минск»Мы живем в сложном, загадочном мире, и многие из мировых загадок пока нам не по зубам. Но так уж устроен человек: неизвестность томит его, вынуждая искать хоть какое-то объяснение странным явлениям. Так рождаются мифы. И за свою многовековую историю человечество создало их немало. Правда, большинство мифов сегодня волнуют нас не больше чем детские сказки. Но есть и такие, которые до сих пор держат власть над миллионами человеческих душ. И власть эта порой жестока... [break]

«Конец света» через полгода?

Уже которую неделю с газетных полос и экранов телевизоров не сходит тема «пензенских затворников» — нескольких десятков человек, именующих себя представителями «настоящей Русской православной церкви». Укрывшись в подземной пещере вместе с детьми и замуровав вход, они грозятся взорвать себя, если их будут доставать оттуда силой. Так эти люди надеются спастись от конца света, который, по их расчетам, наступит в мае 2008 года.

Идею спасаться под землей развил бывший инженер-строитель «Пензагражданпроекта» Петр Кузнецов. Называя себя «схимонахом Максимом», он также убедил своих сторонников не получать или уничтожать новые паспорта с кодом ИНН, поскольку это «бесовские документы», и в них обозначено «число дьявола 666».

Среди людей, поверивших Кузнецову, оказались и две жительницы Бобруйска...

Схема подземелий. Фото «КП-Минск»

По дороге, ведущей от храма

Домик на окраине невелик даже по меркам Киселевичей. Сюда жительница Донбасса Евдокия Попова переехала с двумя детьми в семидесятых годах.

– Очень хорошая женщина, — с теплотой вспоминает о ней соседка Зинаида Пильщикова, живущая через дорогу. — Добрая, хозяйственная, спокойная, никому слова дурного не скажет. Только больно уж замкнутая была. Мы с ней по-соседски, конечно, дружили, но не во все свои секреты она меня посвящала.

После выхода на пенсию бывшая работница мебельной фабрики стала частенько ездить в город, в Свято-Николо-Софийскую церковь. А когда в Киселевичах начали строить Свято-Иверский храм, Евдокия Лаврентьевна сделалась его прихожанкой, помогала, чем могла, по строительству.

О том, когда и как она познакомилась со «схимонахом Максимом», неизвестно. Правда, соседка утверждает, что Евдокия Лаврентьевна еще в прошлом году избавилась от телевизора, а новости ходила смотреть к ней. Зинаида Ивановна помнит также, как в мае тетя Дуся собрала чемоданы и попросила проводить ее на станцию.

– Я тогда еще у нее спросила: Дусь, ты хоть к осени-то вернешься, картошку копать? Она лишь плечами пожала. А через месяц я Гену встретила, ее сына. Где мама, спрашиваю? Боюсь, что мамы у меня больше нет, ответил он. Только потом я узнала, какое горе на их семью свалилось.

А еще Зинаида Ивановна вспоминает, как однажды в соседнем палисаднике она заметила незнакомого мужчину:

– Интересный такой с виду, не похожий на наших мужиков. Худющий, с бородкой... Я тогда еще мужу сказала: смотри-ка, наверное, к Дусе батюшка пожаловал. А на прошлой неделе включаю телевизор: о, так это ж он и есть!

Неужели Петр Кузнецов бывал в Бобруйске? Бывал, и не раз. А гостевал он у Ольги Васильевны Карпович, другой бобруйчанки, подавшейся в «пензенский затвор».

Она уезжала со слезами

Низенький красный домишко в одном из Дедновских переулков. После оттепели дорога здесь превратилась в кашу, и к калитке приходится пробираться скачками. На стук выходит паренек лет шестнадцати. Это Кирилл, внук Ольги Васильевны.

– Петр к нам на зеленой «шестерке» приехал, — вспоминает он первый визит Кузнецова в их дом. — На «лобовухе» — крест огромный, а все заднее сиденье завалено книгами. Вообще-то, он тихий был: прошел в комнату, узнал, что взрослых нет, сел на диван и сидел так весь день, молча, пока мама с работы не пришла и не накормила его.

Ольга Васильевна тоже была прихожанкой Свято-Иверского храма, одно время даже пела на клиросе. После знакомства с «отцом Петром» в ее доме начали собираться Кузнецовские адепты.

– У нас тогда все комнаты были завалены его брошюрами, — рассказывает Кирилл. — Бабки приходили по вечерам, жгли свои паспорта. Мне на это странно было смотреть!

Своих домашних Ольга Васильевна искренне любила, и уезжать от них не хотела. Плакала, когда уезжала. Утешала себя лишь тем, что своим поступком «спасает весь род от геенны огненной». Первые недели после отъезда она еще звонила домой, говорила с родными.

А потом звонить перестала. «Петр не разрешает нам общаться с миром», — сообщила она в последнем разговоре. Больше домашние о ней ничего не слыхали. Подождав еще немного, дочь Людмила написала в милицию заявление об исчезновении матери. Но где находится Ольга Васильевна, родные узнали только из выпусков новостей.

«Сочти число зверя...»

Конечно, многое можно было бы списать на возраст женщин — им уже под семьдесят — мол, чего только бабушки себе ни надумают! Но в том-то и дело, что, кроме «бабушек», сподвижниками Кузнецова стали молодые женщины и мужчины, среди которых и бизнесмен есть, и ученый... Да и вообще, проблема куда серьезнее — только «пензенскими затворниками» она не ограничивается.

Бобруйчанин Александр Петруша — мужчина, что называется, в полном расцвете сил. Ему еще нет и сорока, он женат, имеет детей. И все бы ладно, если бы не одно «но»: уже который год Саша не может официально устроиться на работу. Потому что отказывается получать паспорт нового образца со злополучным ИНН.

– Это не поза, и даже не принцип, а вопрос веры, — объясняет он. — При крещении человеку дается имя — это имя святого, его небесного покровителя. Как же можно святое имя променять на какой-то сомнительный набор цифр?

Саша — человек начитанный и даже имеет некоторый церковный опыт: в начале девяностых он был алтарником при храме. Сегодня Саша в церковь почти не ходит — молится дома.

Нет, он не считает себя сектантом и от общества отгораживаться не намерен. Просто ему и его единомышленникам — которых, по словам Саши, с каждым годом становится все больше — не нравится то, какую позицию занимает сегодня церковь по ряду насущных вопросов.

Свою правоту Саша доказывает цитатами из Библии, в частности, из книги «Откровение» святого Иоанна Богослова, более известной как «Апокалипсис». А там, между прочим, сказано: «И он [зверь] сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его. Здесь мудрость. Кто имеет ум, сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть».

Жить не буквой, а Духом

Апокалипсис... Вряд ли найдется другое религиозное сочинение, чьи сюжеты и образы столь же живо будоражат воображение наших современников. Сколько книг написано на тему пришествия антихриста, сколько фильмов снято! Да и в реальной жизни атрибутика «конца света» эксплуатируется вовсю: случись что непривычное, сразу же слышен зловещий шепот: «Грядет антихрист...»

Отец Сергий (Коровинский) настоятелем Свято-Иверского храма стал недавно — месяц с небольшим — и лично с «пензенскими затворницами» знаком не был. Но откуда тянутся корни нумерологической апокалиптики, представляет четко.

– Соборное постановление, касающееся персональной идентификации граждан, было принято в 2000 году, — поясняет он. — В нем говорилось, что ИНН и новые паспорта не являются печатью антихриста. Но, пока официальная позиция РПЦ не была озвучена, среди верующих появилось немало тех, кто «повелся» на это суеверие и повел за собой других.

По словам отца Сергия, вся беда в том, что люди чаще обращают внимание на внешнюю — формальную — сторону явлений, не задумываясь об их духовной сущности.

– Что такое «число зверя»? — рассуждает он. — С точки зрения церкви, это символ полноты материального благополучия, действующего в ущерб духовному. То есть, когда человек, живя в достатке, забывает о Боге. Но символ — это всего лишь указка, отсылка к чему-либо. Сам по себе, вне духовного контекста, он не несет никакой негативной нагрузки. Это всего лишь число, математический знак, и бояться его не нужно. Мы ведь не вырываем из книг страницы с номером 666!

Да и вообще, «Апокалипсис» — единственная книга Святого Писания, которая до сих пор не имеет строгого богословского толкования. Многие ее места по-прежнему остаются загадкой даже для опытных теологов. «Поэтому воспринимать их лобово, в отрыве от сложного эсхатологического дискурса, было бы ошибкой», — предупреждает отец Сергий.

Кстати, по мнению некоторых экспертов, апокалиптические настроения среди православных верующих разжигаются противниками РПЦ. Когда стало ясно, что внешние атаки на церковь безуспешны, решено было применить более эффективную тактику — все средства, направляемые ранее на содержание внешнего раскола, сегодня направлены на раскол внутренний.

Где сокровище, там и сердце

И все же почему так получается, что здравомыслящие, глубоко верующие люди вдруг оставляют свой дом, приход, родных и близких, и уезжают куда-то по наущению малознакомого «гастролера», зарываются под землю?

Психолог отделения психологической помощи и реабилитации ТЦСОН Ленинского района Светлана Тарадайко считает, что причиной такого поведения могла быть внутренняя опустошенность, сопряженная с утратой прежних жизненных ценностей.

– В этом состоянии человеком легко манипулировать, поскольку, не имея опоры в своей душе, он ищет ее во внешнем мире. А получив — причем чаще всего иллюзию опоры, — отказывается от принятия самостоятельных решений, во всем полагаясь на волю манипулятора. Петр Кузнецов наверняка обладал мощной харизмой и умел подчинять себе других людей, особенно психологически ослабленных.

По словам Светланы, чтобы избежать воздействия манипуляторов-харизматиков, важно уметь самостоятельно принимать решения, иметь четко очерченные жизненные ценности, учиться противостоять психологическому давлению как со стороны отдельных личностей, так и со стороны группы. А в случае стрессовой ситуации, депрессии или душевной травмы немедленно обращаться к психологу либо священнику.

Ну а что касается вопросов веры, то в завершение мне хотелось бы вспомнить слова профессора Московской духовной академии диакона Андрея Кураева, сказанные им о «раскольниках» нашего времени: «Есть закон психологии: то, на что ты смотришь, входит в тебя. Эти несчастные люди слишком увлеклись поисками признаков антихриста. В итоге из поля зрения исчез Бог...»

Дмитрий РАСТАЕВ

P. S. Редакция «Коммерческого курьера» искреннее сопереживает семьям Ольги Карпович и Евдокии Поповой. Надеемся, что все закончится хорошо, и родные люди благополучно вернутся домой.