Уличная акция 26 марта должна была завершить череду протестных митингов. Однако в отличие от несанкционированных протестов 26 февраля и 12 марта в этот раз информации о ней практически не было. И лишь за пару дней до воскресенья соцсети и сарафанное радио озвучили время и место сбора — полдень, площадь Победы. Это обстоятельство, а также жесткий разговор с участниками мирного шествия в столице и стали причиной того, что сам факт проведения бобруйского митинга оказался под вопросом.

Материал был опубликован в газете «Коммерческий курьер» 29 марта 2017 года, № 13.

С утра в воскресенье святое для всех бобруйчан место охраняли сотрудники правоохранительных органов. Кроме личного состава, на улицах Комсомольской и Московской стояли автозаки. Пустовали они недолго…

Площадь в клеточку, или Прогулка камерного типа

Автор этих строк оказался на площади в 12.30. К этому времени она уже была практически пуста. Ни лозунгов, ни растяжек, ни знамен. Впрочем, их и не было...
«Алё, уважаемый!» — слышу за своей спиной после попытки сфотографировать танк Бахарова. Два человека — один в милицейской форме, другой в штатском — подошли и поинтересовались целью моего нахождения здесь. В ответ на показанное редакционное удостоверение услышал «предложение» проследовать «для выяснения личности».

— Зачем что-то выяснять? Вот паспорт, — говорю и достаю из широких штанин.

Ловким движением руки главный документ перекочевывает в распоряжение милиционера. Его коллега уже хватает меня за руку.

— Пройдемте!

— На каком основании? Если я задержан, разъясните, за что?

— Пройдемте. Там разъяснят.

Из всех идентификаторов личности в кармане осталось только водительское удостоверение. И телефон. Попытка связаться с руководством редакции успехом не увенчалась — моя «трубка» оказалась там же, где и паспорт, — в руках правоохранителей. А ее владелец — в автозаке.

Много раз видел подобный транспорт, но внутри побывал впервые. По сути это тюрьма на колесах. Все внутреннее пространство разделено на несколько камер. С решетчатыми дверями и без окон. Увидеть, что творится на улице, можно лишь через входную дверь. Моя камера оказалась заполненной под завязку. Кроме меня — еще четверо молодых людей. У каждого — своя история задержания. Двое парней вышли из кафе и направлялись в сторону площади, где и были задержаны.

— Может, милиция подумала, что вы на митинг идете?

— Мы не ходим ни на какие митинги и вообще не понимаем, за что нас задержали.

«Вина» еще одного «попутчика», по его словам, в том, что в выходной день парень приехал сдать на сигнализацию один из магазинчиков. Еще одним моим «сокамерником» стал волонтер правозащитного центра «Весна» Эдуард Гриневецкий.

Последней в автозак усадили женщину средних лет. Несколько минут она сидела молча, вероятно, в шоке от произошедшего, после чего стала интересоваться причиной задержания. Ей не ответили.

— Я приехала сюда, потому что узнала — задержана моя родственница, — поведала рядом сидящим задержанная. — Мало того, что неизвестна ее судьба, так еще и меня сейчас искать будут.

Все это время она куда-то звонила. Безуспешно. Мой же телефон разрывался на скамейке в тамбуре автозака. Звонили главный редактор, замредактора. На просьбы вернуть телефон милиционер не реагировал. Только смотрел сквозь прорезь для глаз в черной маске. Невозмутимо и даже отрешенно.

«Кворум» был набран, мини-камеры заполнены, машина поехала. Через 20 минут всех задержанных привезли к зданию УВД на Минской, 130‑а. Здесь находились уже человек 20, доставленных предыдущими рейсами. Были и журналисты. В частности, сотрудники «Бобруйского курьера» Анатолий Санотенко, Андрей Шобин и оператор Виктор Масалович. Задержание последнего прошло не совсем гладко. Как позже рассказал Андрей Шобин, в автозаке Виктору стало плохо.

— Это случилось еще на площади Победы, — сообщил Андрей. — У нашего оператора поднялось давление. Мы попросили вызвать скорую. Бригада приехала быстро. Померили давление. Верхнее оказалось 180. Сделали укол и все-таки повезли в УВД. А он не так давно инфаркт перенес.

Задержанным предложили пройти в актовый зал УВД и… ждать. Минут через 20 доставили новую партию с площади Победы. И снова — обычные люди и журналисты. Среди них и двое сотрудников «ВБ» — Светлана Головкина и Александр Чугуев. При себе они имели беджи, но это не стало для них «охранной грамотой».

Если мужчины на происходящее реагировали спокойно, то дамы не могли сдержать эмоций. Две женщины — вероятно, мать и дочь — сначала плакали навзрыд, потом долго стояли обнявшись. А еще позже запахло корвалолом, появились медики.

Журналистам пообещали профилактическую беседу с последующим освобождением. Так оно и случилось. Со мной общался зам. начальника УВД Андрей Малахов. На мой вопрос о причинах задержания он ответил кратко:

— Нахождение в месте проведения несанкционированного массового мероприятия без опознавательных знаков.

После проверки документов и короткого опроса меня отпустили. На часах было 13.50.

Дмитрий СУСЛОВ
Фото tut.by и из соцсетей

Всего в этот день в Бобруйске, по информации агентства БелаПАН, были задержаны около 40 человек. Некоторых продержали до 18.00.

Добавить комментарий

Внимание! Высказывания пользователей портала KOMKUR.INFO выражают их личное мнение, которое может не совпадать с позицией портала. В обсуждении могут встречаться некорректные, некомпетентные, необъективные, острые критические, а также иные высказывания, способные вызвать отрицательные эмоции. Ответственность за содержание конкретного комментария несёт пользователь, его опубликовавший. (п.12 Указа Президента РБ №60 от 01.02.2010 г.). Если вы заметили высказывания, нарушающие законодательство РБ и правила сайта KOMKUR.INFO, вы можете сообщить об этом модератору, нажав кнопку «Сообщить модератору».

Защитный код
Обновить

Комментарии   

Обыватель
0 # Обыватель 13.04.2017 13:47
"Кто там шагает правой? Ваше слово,товарищ "демократизатор".Левой и только левой".
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

24 апреля рабочий день

Лента комментариев

Варианты оплаты за услуги