Пословицу про чужой монастырь и свой устав чаще всего вспоминают не применительно к режиму религиозных учреждений, а по поводу участия (или скорее неучастия) посторонних людей в жизни отдельно взятой семьи. «Это их семейное дело. Я думал, сами разберутся», — нечто подобное очень часто звучит от свидетелей по делам о последствиях очередного семейного конфликта…

«Опасалась, что семью поставят на особый контроль»

«Разобраться самим» этой бобруйской семье в итоге не удалось — пришлось привлекать и милицию, и следствие, и суд. Между тем времени для «самопримирения» было предостаточно: конфликт между супругами тлел как минимум на протяжении двух лет, а периоды холодной войны все чаще перемежались горячими фазами. Вот хроника событий, отраженная в материалах дела, с необходимыми пояснениями участников.

Ноябрь 2017 года: муж схватил жену за платье, стянул с кровати, ударил кулаком в лицо и несколько раз ногами по телу. Женщина рассказала, что в тот день они с мужем и детьми поздно вернулись из гостей. Она быстро уложила детей, легла спать сама. Проснулась от резкого рывка: муж сбросил ее на пол, стал избивать. Женщина схватила телефон, набрала 102. Только когда стала говорить с оперативным дежурным, муж притих.

Февраль 2019 года: муж избил лежащую на кровати жену, бил ногами по голове. Жертва позже расскажет, что в четыре утра она вернулась из кафе, где отдыхала с соседкой. Муж не спал — пил пиво. Она легла в кровать, но вскоре проснулась от ударов по голове и громких криков: супруг утверждал, что нашел в ее телефоне переписку со знакомым. Побои прекратились лишь после того, как женщина пригрозила вызвать милицию. Этого она, впрочем, не сделала — «опасалась, что в результате разбирательства конфликта наша семья будет поставлена на особый контроль».

«Винил в том, что у меня есть другой мужчина»

15 июня 2019 года (спойлер: здесь впервые в качестве аргумента появился нож): муж в ходе ссоры взял нож и приставил к шее жены, обхватив ее второй рукой за туловище. Со слов жены, пришедший пьяным домой муж завел «разговор по поводу их расставания», беседа моментально переросла в конфликт. Муж «стал проявлять агрессию и винить [жену] в том, что у нее есть другой мужчина». Затем обхватил сзади рукой и приставил к горлу нож, бросив одно лишь слово: «убью». Испугавшись не на шутку, женщина попыталась успокоить супруга, вышла с ним на лестничную клетку «для переговоров». Увидев, что муж оставил нож дома, с криками выбежала на улицу. Супруг догнал ее, схватил за руку, но крики привлекли внимание проезжавшего мимо таксиста — тот притормозил около семейной пары, и муж тут же ушел в подъезд.

Муж стал проявлять агрессию и винить жену в том, что у нее есть другой мужчина. Затем обхватил сзади рукой и приставил к горлу нож, бросив одно лишь слово – «убью».

22 июня 2019 года: муж вытащил жену из туалета, толкнул на стену, ударил в грудь. Жена: «опять произошла ссора по поводу развода, я зашла в туалет и стала разговаривать с сестрой по телефону, он же открыл дверь, схватил за запястье и с силой вытащил в коридор». Толкнул на стену, потом ударил в грудь… В этот раз конфликт впервые разрешился с участием сотрудников милиции — их вызвала сестра, которая верно догадалась о причине шума и криков, раздавшихся в телефонной трубке.

2 июля 2019 года: супруг схватил жену за волосы, ударил два раза головой о дверную коробку, пару раз по лицу, нанес удар ногой в лицо. А далее схватил нож — и нанес женщине три удара по телу. К огромному счастью, они не стали роковыми — последствиями были резаные раны грудной клетки, подвздошной области и голени. Жена пояснила, что бикфордовым шнуром этой вспышки гнева вновь стала ссора по поводу грядущего развода. Размахивая ножом, муж грозился убить ее — ясно и недвусмысленно. Спасло, наверное, лишь то, что в прихожую вышли из комнаты дети, а она сама «на коленях стала просить мужа успокоиться». Тот опять пошел на кухню. Женщина заметила, что он берет нож большего размера, пулей выскочила из квартиры и убежала к соседям, оттуда позвонила в милицию. Приехавшему по вызову наряду открыли дверь перепуганные дети: они были в квартире одни, так как папа решил уйти прогуляться…

«У меня болезнь к ножам»

Показания мужа на следствии в суде были абсолютно последовательны, но не добавили к картине происходившего ровным счетом ничего: по словам мужчины, он был… абсолютно не виноват во всем. Каких-то ссор не помнит — просто был пьян. Февральская вспышка полыхнула из-за того, что после возвращения своей законной жены из ночного клуба он проявил любопытство к списку ее контактов в мессенджере и там обнаружил переписку с общим знакомым. После этого, естественно, поговорил с женой, но конфликта-то никакого не было — просто семейная беседа.

22 июня ему «очень хотелось в туалет, поэтому за руку вытянул оттуда жену». Последняя была пьяна, поэтому упала и села на пол в коридоре. Он же, выйдя из туалета, «пошел укладывать детей спать». Никаких конфликтов, ссор и побоев не было, зачем сестра жены вызвала милицию — вообще неясно. И так далее, и тому подобное…

Гораздо больший интерес здесь вызывают показания свидетелей. Подруги жены рассказали, что она не раз показывала им синяки на теле и поясняла, что муж ее бьет. Кто-то из них припомнил, что слышал от старшего сына о том, что папа избил маму. Сестра жены подобные рассказы слыхала не раз и не два, видела синяки-доказательства. Но милицию впервые вызвала лишь после того, как услышала по телефону нецензурную брань и крики…

Знакомая, с которой муж встретился на улице во время своей прогулки 2 июля, сообщила, что мужчина был пьян, и вообще поведение его показалось ей странным. Она спросила, что случилось, и получила туманный, но жутковатый ответ: «У меня болезнь к ножам». В ответ на просьбу пояснить подробнее мужчина рассказал, что в ходе конфликта «из-за ревности приставил нож к горлу жены». Встревожило это ее? Да. Обратилась ли она в милицию? Нет.

— Ситуация, к сожалению, достаточно типична: многие люди знают о затяжном конфликте и насилии в семье, но не считают нужным сообщить об этом в правоохранительные органы, — комментирует заместитель председателя суда Бобруйского района и г. Бобруйска по уголовным делам Артур Анатольевич Красутский. — Молчали они даже тогда, когда дошло до ножа…

Суд признал 36‑летнего мужчину виновным в систематическом нанесении побоев (истязании) и угрозе убийством и определил наказание — год и шесть месяцев лишения свободы, штраф в 80 базовых величин (2160 рублей). Также жена подала в отношении мужа гражданский иск о материальном возмещении морального вреда на сумму пять тысяч рублей. Суд постановил удовлетворить его в полном объеме.

Андрей ЧИЖИК



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги