Суд принял решение по иску к водителю, сбившему школьника, и хозяину машины.

В прошлом году «Коммерческий» сообщал об этом ДТП — лаконично, в стиле экспресс-новости: «10 октября в 18.34 на перекрестке проспекта Георгиевского и улицы Ленина 30‑летняя бобруйчанка за рулем автомобиля «Мазда 6» совершила наезд на восьмилетнего ребенка, который переходил проезжую часть по регулируемому пешеходному переходу на запрещающий сигнал светофора. Мальчик получил множественные травмы, он в реанимации». История получила логичное продолжение — даже более длительное и сложное, чем обычно…

В отношении женщины-водителя было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 317 УК, но 11 марта предварительное расследование и уголовное преследование в отношении подозреваемой были прекращены — за отсутствием в ее деянии состава преступления. Проверка показала, что автомобиль двигался со скоростью 61 километр в час, мальчик-пешеход действительно пересекал проезжую часть по регулируемому пешеходному переходу на запрещающий движение пешеходам красный сигнал светофора, при этом водитель «даже при минимальном значении времени реакции не располагала технической возможностью предотвратить наезд».

Тем не менее суд Бобруйского района и г. Бобруйска рассмотрел дело, фабулой которого стало то самое ДТП — дело не уголовное, но гражданское.

— В соответствии с пунктом 1 статьи 948 Гражданского кодекса граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в частности, использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непре­одолимой силы или умысла потерпевшего, — комментирует судья Галина Иванькова. — Это и стало основанием для иска о компенсации морального вреда. Иск подала в суд мама пострадавшего в ДТП мальчика в интересах сына.

Вред, о котором говорится в статье 948 Гражданского кодекса, в данном случае эксперты оценили как тяжкие телесные повреждения: мальчик получил открытый оскольчатый перелом костей левой голени, рваную рану голени, черепно-мозговую травму, ссадины и кровоподтеки. После лечения в Бобруйской центральной больнице и Республиканской клинической больнице медицинской реабилитации (в марте нынешнего года) последствия того дня все еще давали о себе знать. «Сыну пришлось изменить образ жизни: он перешел на домашнее обучение, не посещает спортивные секции, не общается с друзьями, не может самостоятельно передвигаться, — рассказала в суде мама. — А еще он стал бояться автомобилей, у него нарушен сон».

Иск был подан сразу к двум лицам: к женщине, которая была за рулем авто, и к ее мужу — он хозяин транспортного средства, то есть в данном случае источника повышенной опасности.

В иске к женщине суд отказал (и, согласно закону, обязал истца возместить ей судебные издержки в сумме 378 рублей). А вот иск к мужу — владельцу авто, или в данном случае источника повышенной опасности — был признан обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Размер компенсации морального вреда суд оценил в 4300 рублей.

Андрей ЧИЖИК
Фото ГАИ



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги