Всю первую неделю наступившего года мы следили за ликвидацией последствий магнитогорской трагедии. Новости с южного Урала поступали буквально в режиме online: младенец, спасенный из-под завалов спустя сутки после ЧП; люди, считавшиеся пропавшими без вести, а после давшие о себе знать; и, увы, число погибших. Жертвами трагедии признаны 39 человек. И с каждым новым сообщением о случившемся все острее звучал вопрос: застрахованы ли мы от такого происшествия. Ведь бытовой газ (а именно его утечка, по предварительной версии российского СК, и спровоцировала взрыв) есть почти в каждой бобруйской квартире и во многих частных домах.

Этот вопрос возникал и раньше. Происшествия, к которым был «причастен» газ, не раз случались в нашем городе. В  декабре 2010 года в доме №49 на улице Ульяновской при проведении сварочных работ произошел взрыв. Ударная волна разрушила вход в подъезд – крыльцо и входную группу – повредила двери и окна в нескольких квартирах. Никто не пострадал. 

Спустя пару месяцев история повторилась в еще одной «китайской стене» – в доме №21 на той же улице. «Действующие лица» те же – сварка и баллон. И тоже обошлось без серьезных последствий. Нельзя не вспомнить и ЧП, случившееся 27 декабря 2011 года на улице Пушкина. В квартире трехэтажной «сталинки» погибла 12-летняя девочка. Ребенок отравился продуктами горения газового водонагревателя.

И самый свежий пример. Хоть и не с бобруйской пропиской. 4 декабря в Борисове взорвавшийся газовый котел уничтожил добротный коттедж.

Происшествие в Магнитогорске никак не сказалось на работе газовой службы Бобруйска. Как сообщил «Коммерческому курьеру» главный инженер ПУ «Бобруйскгаз» Олег Климовцов, все проверки бытового газового оборудования проходят в плановом порядке.

– Дома и квартиры, где есть газовые плиты, проверяем раз в пять лет. Жилье, где используются газовые котлы или водонагреватели, – один раз в год.

По словам Олега Викторовича, такая периодичность наиболее оптимальная и регламентирована соответствующими нормативными документами. Но происшествия не вписываются ни в какие графики и ТКП. Особенно с такой субстанцией, как «голубое топливо». Можно ли их избежать в принципе?

Олег Климовцов уверен: да, можно. Но для этого необходимо соблюдение как минимум двух условий: исправная вентиляция и приток свежего воздуха. В этом случае, даже если произойдет небольшая утечка, газ будет просто вытеснен воздухом с улицы и покинет помещение по вентканалам.

Другой вопрос: соблюдены ли эти условия? Особенно в части вентиляции. Дом, где я живу, оборудован газовыми колонками. После трагедии на Пушкина проверки вентиляции заметно участились. Минимум –  раз в полгода. Но в таких домах вентиляция – не менее важная составляющая, чем свет или вода. А как там, где колонок нет, и есть только плита? Везде ли она исправна? Бывает, что в процессе ремонта решетку в стене просто закладывают кирпичом, переходя на электровытяжку. Разумеется, лишь во время готовки. 

Главный инженер «Бобруйскгаза» уверен: естественную вентиляцию необходимо поддерживать в рабочем состоянии. По словам О. В. Климовцова, эта обязанность целиком лежит на жилищно-эксплуатационных организациях. В частном доме такую проверку может устроить сам жилец, предварительно пройдя необходимое обучение.

Почти весь жилой фонд сегодня получает природный газ. Он легче воздуха, поэтому при утечке летучая субстанция поднимается вверх. Газ сжиженный, используемый в баллонах, наоборот – тяжелее: он оседает в подвалах, а то и просто стелется по полу. Но и тот, и другой газ не имеют запаха. То, что чуют наши органы обоняния, а после дают «сигнал» на перекрытие конфорки, – вещество этилмеркаптан. Его специально подмешивают в газ, чтобы он стал «видимым» для человеческого носа. Сколько жизней он спас, сколько домов уберег от разрушения – история умалчивает. Магнитогорский случай, возможно, стал исключением.

Как для отвода газа нужны два условия, так и для его взрыва достаточно такого же количества факторов – повышенная концентрация и источник открытого огня.

– Это не обязательно может быть пламя, – поясняет О. В. Климовцов, – достаточно небольшой искры, которая образуется при включении-выключении электроприборов. И даже статический разряд способен спровоцировать взрыв. Поэтому при обнаружении запаха газа ни в коем случае нельзя пользоваться электроприборами и использовать открытый огонь.

Запах газа может «пойти» и из соседней квартиры. Особенно если там живет забывчивая пенсионерка. Поставила такая бабушка-одуванчик на плиту кастрюлю и забыла. Вода закипела, залила пламя, а газ исправно продолжает поступать. Дальнейшее развитие событий предсказуемо. Возможно, именно так и случилось в Магнитогорске.

– Почти у любой бабушки есть семья, и уж точно у каждой есть соседи, – продолжает О. В. Климовцов. – Близким пожилых людей стоит чаще напоминать своим престарелым родственникам нехитрые правила пользования газом. А соседям – просто быть более бдительными и при любом подозрении звонить по номеру 104. Мы приедем и достучимся до забывчивых соседей. Одни или с МЧС.

Дмитрий СУСЛОВ 

Фото из открытых интернет-источников и из архива редакции



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камера Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги