Виной всему — ревность

Удар ножом «на десерт»

Такая расстановка позиций нечасто складывается в зале суда: обвиняемая — 55‑летняя работница одного из предприятий города — и потерпевший, ее сожитель, выступали в процессе по сути единым фронтом. Это тем более удивительно, если учесть обстоятельства, приведшие их в суд. Если вкратце, то — вечером 9 марта в комнате общежития на 50 лет ВЛКСМ женщина ударила сожителя ножом, причинив ему проникающую в брюшную полость колото-резаную рану передней поверхности живота с повреждением поперечной ободочной кишки. Медики оценили повреждение как тяжкое.

Женщина полностью признала себя виновной в предъявленном обвинении. При этом ее пояснения насчет обстоятельств рокового вечера были максимально кратки. Обвиняемая поведала, что они с сожителем пришли в гости к его, сожителя, матери — чтобы отметить сразу два праздника: день рождения гостьи, а заодно и вчерашний Международный женский день. Да, на столе было спиртное: пара пришла с бутылкой водки, а когда та опустела, они сбегали в ближайший продмаг еще за одной. А затем — «из-за ревности возникла ссора с потерпевшим, а затем по неосторожности, случайно [я] нанесла ему один удар ножом в живот».

Тень угасшей страсти

«Ссора из-за ревности» и «случайно, по неосторожности» — как-то не вяжется, не находите?

Это не единственная не­увязка в совокупных показаниях пары. Сам потерпевший, вместо того, чтобы внести ясность, с самого начала сделал так, чтобы еще больше запутать историю: когда после удара ножом пара приехала в больницу, пациент сообщил врачам, что ножевую рану причинил себе сам. Лишь впоследствии он озвучил другую, соответствующую истине версию — поначалу, правда, сопроводив ее преамбулой «она взяла нож и, ни слова не говоря, нанесла мне удар». Для полноты картины этого было маловато, потребовался ряд уточнений, чтобы все встало на свои места.

А было так. Между сожителями действительно произошла перепалка. Поводом послужил очередной выход мужчины из-за стола на перекур в коридор общежития. Там он встретил проходившую мимо соседку, они лишь обменялись приветствиями, и женщина пошла дальше по своим делам. Но именно эта короткая встреча оказалась судьбоносной…

Дело в том, что пять лет назад, когда мужчина еще проживал в этом общежитии с мамой, между ним и соседкой вспыхнул роман (сама соседка в показаниях обрисует его так: «На протяжении месяца мы очень близко общались»). Позже отношения перетекли в фазу «просто друзья», секрета из своего прошлого мужчина не делал…

Дефиле соседки по коридору некстати было замечено сожительницей. Она бросила едкий коммент: «Что, красавица твоя пошла?», в ответ услышала: «Слушай, я уже за…лся слушать твою ревность». Сына поддержала мама, обратившись к женщине: уймись, мол, «а то ему все это надоест и он уйдет от тебя». Мужчина веско резюмировал: «Правильно, мама, говоришь». И вскоре получил удар ножом…

«Мы просим об одном…»

«Я хотела только чуть-чуть кольнуть ножом, чтобы он перестал со мной спорить», — эта фраза рефреном звучала в показаниях женщины на следствии и в суде. Заключение экспертов свидетельствовало о другом: сила и амплитуда удара никак не соответствовали определению «чуть-чуть кольнуть». Суд пришел к выводу, что женщина, «нанося удар, сознавала опасность своего действия и предвидела возможность причинения телесных повреждений сожителю». Как следствие — она была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 147 УК («Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения»). Наказание — четыре года лишения свободы (минус один по амнистии).

Но — вскоре в суд поступили сразу две апелляционные жалобы: от обвиняемой и от потерпевшего.

Обвиняемая вновь указала, что у нее не было намерения причинить сожителю телесные повреждения. Здесь же в числе прочих аргументов было отмечено, что она «неоднократно просила прощения у потерпевшего», и тот «не настаивал на строгом наказании». Потерпевший в свою очередь писал: «Суд не учел, что совершение преступления могло быть спровоцировано моими действиями». Дополнил, что ранее между ним и сожительницей не было конфликтов (вместе они уже три года), что после удара она оказала ему первую помощь и отвезла в больницу. «Я хочу в дальнейшем проживать с ней», — резюмировал мужчина. Оба документа заканчивались идентичными запросами: просьбами избрать в качестве наказания ограничение свободы без направления в исправучреждение открытого типа.

Облсуд оставил приговор суда Бобруйского района и г. Бобруйска без изменений, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Андрей ЧИЖИК
Павел КАРТИНИН, судья суда Бобруйского района и г. Бобруйска



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги