«Пять котят и кошка. Живут в Киселевичах в предбаннике. Кушают все....»

8-029-353-27-25

«На работу – как на праздник» – мечта каждого человека трудоспособного возраста. «На работу – как на войну» – суровая реальность для некоторых. Причем в данном случае совсем не обязательно носить погоны и оружие: опасность часто подстерегает представителей самых что ни на есть мирных, гражданских профессий.

[break]

Эти данные собраны Европейским бюро охраны труда по итогам прошедшего года. Согласно им был оставлен рейтинг самых опасных профессий. В первую десятку вошли: лесоруб, пилот или инженер гражданской авиации, моряк рыболовного флота, строитель, работающий со стальными конструкциями, мусорщик, фермер, кровельщик, электрик, работающий на установке и ремонте линий электропередачи, водитель грузовика, таксист.

Рейтинг травмоопасности выглядит несколько иначе. Чаще всего травмы получают работники промышленных предприятий и учреждений системы здравоохранения. Наиболее опасны для здоровья работы на сахарных фабриках, на автозаводах, занимающихся производством грузовиков, и на литейных производствах.

Но в каждом отдельном случае этот жутковатый список может пополнить… да практически любая профессия. Причиной тому может стать фатальное стечение обстоятельств, но чаще трагедиям предшествует невнимательность или пренебрежение правилами техники безопасности.

Наш город, увы, также не является очагом спокойствия. По данным, предоставленным отделом статистики по г. Бобруйску и Бобруйскому району, в 2007 году на предприятиях нашего города произошло 87 несчастных случаев. Семь из них завершились смертельным исходом, 80 – травмами с утратой работниками трудоспособности на один и более дней. Случай, о котором пойдет речь, вполне может стать примером, иллюстрацией всей тенденции. А еще (и лучше бы) – серьезным предупреждением…

В феврале прошлого года списочный состав работников одного из цехов ОАО «Белшина» пополнился новым работником: молодой парень был принят учеником сборщика покрышек. Ученик – это, естественно, еще не совсем работник. Для начала он обязан пройти инструктаж по ТБ, затем закрепляется за инструктором производственного обучения, проходит теоретический курс, первое время наблюдает за работой из-за плеча своего инструктора, и только через один-два месяца допускается к станку. Не самостоятельно: инструктор должен постоянно контролировать все его действия, указывать на ошибки. Полностью автономной производственной единицей ученик становится только после сдачи экзамена (естественно, при условии, что экзамен будет сдан)…

Часть этого пути новобранец прошел более или менее успешно. Но – через три месяца с начала обучения и за месяц до срока сдачи экзамена его инструктор ушел в отпуск. Чтобы соблюсти все формальности, накануне ухода на основании служебной записки ученик был перезакреплен за новым наставником. Им стала старший мастер смены.

Сразу отметим: с учетом всех требований кандидатура была выбрана неудачно. В том смысле, что в обязанности старшего мастера входит столько всякого всего – постоянно контролировать ученика он просто не имеет возможности, если только не забросит все остальные дела. И начальник цеха, и сама мастер об этом прекрасно знали. Но, как объяснил позже начальник, в последнее время инструкторов ПО в его цехе не хватает из-за сокращения, поэтому нормой стало назначение инструктором опытного рабочего. С учетом того, что рабочие трудятся по «сделке», несложно представить, сколько реального времени они уделяли своим подопечным…

Но и это еще не все. В конце мая, по словам старшего мастера, начальник цеха дал ей указание поставить к станку ученика для самостоятельной работы: он, мол, уже достаточно опытен, под руководством инструктора делал норму (14 покрышек за смену), так что справится и сам. А для выполнения производственного задания цеху сейчас каждая пара рук дорога…

Приказ начальника – закон для подчиненного. На следующий день мастер определил своего ученика за станок и сказал: «Поехали». По мере возможности во время рабочего дня (точнее, ночи: шла третья смена) она подходила к станку ученика. Но мера этой возможности была явно недостаточной. Беда случилась уже через три часа после начала смены.

Рабочий, который трудился на соседнем станке, даже сквозь шум огромного цеха услышал жуткий крик. Картина, которую он увидел, была еще страшнее: парень-ученик был накрепко зажат огромными челюстями, которыми стали диафрагменный барабан и правый шаблон станка. Станок утробно урчал, старясь заглотить жертву поглубже. Рабочий пулей метнулся к агрегату, перевел его в режим ручной работы, сбросил давление и отвел шаблоны. Подбежавшие коллеги подхватили тело парня, который уже потерял сознание, положили его на пол, кто-то побежал вызывать скорую…

Помощь подоспела вовремя: парень остался жив. Даже повреждения, с учетом обстоятельств, были не очень значительными: сдавление органов грудной клетки и шеи и множественные ссадины. Но от смерти его отделило какое-то мгновение.

Суд признал начальника цеха и старшего мастера смены виновными по части 1 статьи 306 УК «Нарушение правил техники безопасности и иных правил охраны труда должностным лицом, ответственным за их соблюдение (нарушение правил охраны труда), повлекшее по неосторожности тяжкие телесные повреждения». Виновные получили наказание в виде штрафа в размере 30 базовых величин.

Андрей ЧИЖИК

Акбар Боймуродов, старший следователь прокуратуры Первомайского района



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги