«26 апреля в семь часов вечера возле деревни Токари Бобруйского района в своем дачном доме жительница Бобруйска 1966 года рождения крепко поругалась со своим супругом, неработающим бобруйчанином 1979 года рождения. В какой-то момент женщина схватила нож и причинила мужу проникающие колото-резаные раны, от которых он скончался. Подозреваемая задержана» (информация по оперативным сводкам УВД). 

Хмельная любовь

«Неужели, взяв в мужья такого больного человека, я могла его убить? У него одна почка, искривление позвоночника, на одно ухо он практически не слышал. Я любила его и изо всех сил старалась помочь ему», — так говорила на следствии и суде 50‑летняя Вера.

Ее муж, 37‑летний Виталий (имена по этическим соображениям изменены), действительно был очень больным человеком — инвалидом первой группы: он состоял на учете в тубдиспансере с открытой формой туберкулеза. Правда, не реже он отмечался в другом медучреждении диспансерного типа — наркодиспансере, где также был под наблюдением как злоупотребляющий спиртным.

В домик в дачном поселке возле деревни Токари супруги перебрались года два назад. Мама Виталия рассказывала, что ее сын с удовольствием проводил время на даче, многое там было сделано его руками. Как она относилась к тому, что сын стал семейным человеком? Однозначно ответить на этот простой вопрос женщина не смогла: «Вообще у них были неплохие отношения, но… Они были любителями выпить, а совместная пьянка до добра не доведет…».

Лекарство против ярости

«Встретились два одиночества» — это как раз наш случай. Корабль Веры бросил якорь в семейной гавани лишь тогда, когда возраст его капитанши уже пересек экватор жизни. Уже год она не работала — после увольнения из придорожного кафе за систематические «нарушения режима». Соответственно, уже год единственным официальным доходом семьи была пенсия по инвалидности мужа и пособие по уходу за инвалидом, назначенное жене.

«Добрачный» период жизни Веры был достаточно событийным — правда, у самых ярких событий был не самый приглядный окрас. Женщина была судима за кражу, собрала целую коллекцию административных правонарушений — в основном за мелкое хулиганство и нанесение побоев близкому родственнику (в состоянии алкогольного опьянения женщина явно была склонна к проявлению агрессии).

Под стать ей был и супруг: болезненный тихоня Виталий после пары стаканов перевоплощался в домашнего тирана. О многом говорит попытка, предпринятая его мамой для того, чтобы погасить напряженность семейных баттлов: женщина тайком передала Вере успокоительное для сына, а заодно посоветовала выдать препарат за таблетки от кашля (иначе, мол, «пациент» просто откажется их пить)…

«Настал предел всему»

Утро 26 апреля Виталий встретил сильно «после вчера»: накануне они с соседом крепко приложились к сосуду с любимым коктейлем дачников‑маргиналов — разведенным спиртом. С утра он еще успел малость похлопотать по хозяйству, но на вторую половину дня никаких свершений запланировано не было, поэтому в дачном домике был вновь накрыт стол для семейного ужина. Правда, романтическим ему не суждено было стать с самого начала…

Вера позже расскажет следователям: «Я даже не могу толком пояснить, к кому он меня тогда приревновал. Но он ревновал меня буквально к каждому столбу. Он угрожал, избивал меня, оскорблял. Настал предел всему. Поэтому так и получилось»…

Как «получилось»? А вот как. Бросаясь с кулаками на жену, Виталий не учел одного важного обстоятельства: в тот момент она как раз резала колбасу ножом. Короткий колющий удар в грудь пьяный мужчина, по словам Веры, даже не заметил. Зато он отреагировал на то, что жена полоснула его лезвием по ноге — опустился в кресло и стал разглядывать рану. Жена тем временем вышла из дома.

Некоторое время Вера бродила с собакой по ближайшему лесочку, приходя в себя. Затем вернулась домой. Муж неподвижно сидел в кресле. Она взяла его за руку — пальцы тронул холод смерти…

Эксперты утверждают

Удар в грудь оказался роковым: тонкое лезвие кухонного ножа, пройдя между ребрами, пробило сердце. Это было ясно и однозначно. Сложнее оказалось доподлинно восстановить все события того вечера.

Вера утверждала: «Я специально не наносила своему мужу удар ножом. Вполне вероятно, он сам мог наткнуться на нож… Когда я уходила из дома, он был в сознании, двигался. Я и предположить не могла, что попала ему в сердце». Правда, дальше начинаются нестыковки. Например, приехавшим по вызову врачам Вера пояснила, что гуляла по лесу с собакой около трех часов, а в ее же версии для следствия время прогулки «съежилось» до 15–20 минут. Затем версию «сам мог наткнуться на нож» пошатнули судмедэксперты. Согласно их заключению, такая рана не могла быть нанесена, если оба участника конфликта стояли на ногах. Зато именно такой удар Виталий мог получить в том случае, если он сидел в кресле. Согласитесь, «наткнуться самому» на нож в положении сидя не так-то просто…

Суд Бобруйского района и г. Бобруйска признал Веру виновной в умышленном убийстве и назначил ей наказание в виде 10 лет лишения свободы.

Андрей ЧИЖИК

Максим БОБКОВ, старший следователь Бобруйского межрайотдела СК РБ

Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста войдите, либо зарегистрируйтесь.

Лента комментариев

СПЕЦПРОЕКТЫ «КОММЕРЧЕСКОГО»

Бобруйск в объективе

Такси Бобруйск 7574
Время спорта

Заглушка

Варианты оплаты за услуги