Главный герой «Семнадцати мгновений весны» – лицо вымышленное, рожденное гением Юлиана Семенова. Но писатель «ваял» Штирлица не на пустом месте: у этого персонажа были вполне реальные прототипы!

 

Чекист Блюмкин

Один из прообразов Штирлица – Яков Блюмкин. Личность этого человека была поистине уникальной. Сын простого бакалейщика, окончивший духовное училище, Блюмкин так искренне проникся идеями революции, что стал одним из родоначальников советской разведки и весьма успешным шпионом.

История этого выдающегося человека была хорошо известна Юлиану Семенову. Наверняка она произвела на писателя большое впечатление, ведь даже имя для своего Штирлица он позаимствовал у Блюмкина, среди псевдонимов которого значатся «Исаев» и «Макс». По легенде, штандартенфюрера СС Штирлица как раз и звали Максом. Оперативным псевдонимом литературного героя была фамилия «Исаев».

Семенов использовал не только эту информацию о реальном чекисте Блюмкине, но и некоторые эпизоды его жизни и разведдеятельности. В частности, в 1921 году советский шпион работал под прикрытием в Прибалтике. Там он вжился в образ еврея-ювелира и проник в тайную сеть работников Гохрана, сотрудничающих с иностранной разведкой. Этот эпизод писатель удачно применил в одном из своих широко известных романов.

 

Спортсмен Коротков

Вторым предполагаемым прототипом литературного и экранного героя был еще один советский агент Александр Коротков. У этого реально существовавшего человека Юлиан Семенов позаимствовал его спортивное прошлое.

Коротков был теннисистом. Не самым лучшим, но единственным из советских разведчиков, кто умел держать в руках ракетку. О Штирлице также известно, что в прошлом он взял золото на чемпионате Берлина по теннису.

 

Гестаповец Леман

Третьим прототипом исследователи творчества Семенова считают немца Вилли Лемана, сотрудника СС и гестапо. Работать на Советский Союз он начал вынужденно. Однажды, сильно проигравшись на скачках, Леман взял взаймы крупную сумму дойчмарок у советского агента. Попав в денежную зависимость, гестаповец согласился красть у своего руководства ценную информацию в обмен на списание долга.

Со временем страстный игрок и прожигатель жизни стал одним из ценнейших сотрудников разведки. Есть предположения, что Леман шпионил против своих не только из-за материальной выгоды, но уже и по идейным соображениям.

 

Агент Михалков

Четвертым человеком, который мог вдохновить писателя на создание образа «советского Бонда», являлся разведчик Михаил Михалков. Во время Второй мировой он служил в особом отделе. В первый же год войны Михалков попал в плен, бежал, затем сумел просочиться в ряды фашистов и продолжить службу в качестве агента под прикрытием.

В 1945 году был арестован СМЕРШем, после чего последовало обвинение в сотрудничестве с немецкой контрразведкой и тюремный срок. В 1956-м был реабилитирован.

 

Главный прототип

Им, несомненно, был агент Коминтерна Норман Бородин. С этим выдающимся деятелем Юлиан Семенов часто беседовал лично. Бородин охотно рассказывал писателю о своей жизни, многие эпизоды которой легли впоследствии в основу романа.

В целом же очевидно, что Штирлиц – это колоритный собирательный образ нескольких реально существовавших людей.

По информации tstosterone.ru 



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги