Иван Иванович Аврамчик15 февраля – День памяти воинов-интернационалистов, дата окончательного вывода советских войск из Афганистана. Чечня и Афган, как говорят побывавшие там, войны для Беларуси не чужие, но… совсем «незнаменитые». Поверите ли, поколение, которое годится в сыновья-дочки воинам-афганцам, вряд ли сможет назвать даже крайние даты этой войны. Этот день – повод вспомнить 1979-1989 годы.

[break]

Одна история

На Афганскую войну Иван Иванович Аврамчик, уроженец деревни Панкратовичи, что под Бобруйском, попал из ленинградской школы прапорщиков 18 февраля 1984 года. Что приехали на войну, стало понятно только на месте, в Кабуле. Новобранца определили в 682-й полк 108-й мотострелковой дивизии.

Дедовщины в действующей армии не было и быть не могло – все при оружии. Рота подобралась многонациональная, большинство составляли русские, украинцы, белорусы. Дружили и группировались больше не по землячествам, а по призывам.

Иван Иванович АврамчикВсю свою афганскую службу прапорщик Аврамчик был начальником боевого охранения колонн, перевозивших от советской границы в глубь Афганистана сухой паек, обмундирование, оружие и боеприпасы. Не меньше двух недель до пункта назначения шел караван машин, который всегда сопровождали восемь-десять бронетранспортеров и два вертолета. Особенно опасными были остановки в пути, когда из-за тумана вертолеты не могли подняться в воздух: на колонну, как правило, нападали.

Конечной точкой всех поездок была военная база около ущелья Панджшер («Пять львов»), по дну которого протекала одноименная река. В этой местности выходили на открытый грунт залежи знаменитого на весь мир афганского лазурита. Душманы добывали этот поделочный камень и меняли его в Иране на оружие, а перед советскими войсками стояла задача этого не допустить. За месторождение шли постоянные бои – ущелье переходило то к одним, то к другим. Смертность в роте была высокая.

Военнослужащие жили в покинутом жителями поселке, назывался он Руха. Стены из самодельного необожженного кирпича, не спасающие от обстрела, крыши из скрепленной глиной соломы. Мирным жителям в окрестных кишлаках советские войска помогали – продовольствием, одеждой. Бедность деревень была такая, что резиновые калоши на ногах у человека считались признаком достатка. Когда БТРы ехали через деревню, женщины, старики, дети махали руками и улыбались, а солдаты бросали с машин галеты и сухари. Но, выехав из деревни, колонна попадала под обстрел. Стреляли, понятное дело, местные.

Начальник боевого охранения колонны всегда шел замыкающим. Однажды, когда во время обстрела водитель одного из БТРов был убит, Иван Иванович Аврамчик взял машину на буксир и дотащил до базы, прибыв на шесть часов позже товарищей. За это он был представлен к ордену Красной Звезды, но вручена была в итоге медаль «За боевые заслуги».

Иван Иванович вспоминает, что страх за свою жизнь был особенно силен в первое время, когда еще не выработалась привычка к неожиданным обстрелам в горах. Страх появился и в последние недели службы, когда думалось о возвращении домой.

В мае 1986 года – долгожданная отправка на родину. Возвращался цел и невредим – в роте это было редкостью. Решив связать свою дальнейшую жизнь с армией, Иван Иванович Аврамчик выбрал (а воины-афганцы могли выбирать место службы) Бобруйский гарнизон, поближе к родителям. Вскоре женился, родилась дочь.

С тех пор прошло немало времени, но бывший воин-афганец до сих пор помнит все свои военные маршруты до мельчайших подробностей. Постоянно снятся горы. 15 февраля – день, который отмечается обязательно.

Как война повлияла на его жизнь? «Самое главное, что жив остался, цел. Тяжко вспоминать это все, ворошить. Разве что со своими». Афганцев, которые не смогли найти себя в обыкновенной жизни, понимает и сочувствует им.

Союз ветеранов

На данный момент в Бобруйске и Бобруйском районе проживают около 1 000 воинов-афганцев, из них 450 – члены БГООО «Бобруйский союз ветеранов войны в Афганистане». Союз отстаивает общие интересы «афганцев» (например, льготы на проезд в городском транспорте), занимается личными обращениями. Председатель союза Валерий Иванович Лебеденко говорит, что значительная часть последних связана с несовершенством законодательства, в котором права солдат и сержантов-ветеранов той войны защищены очень слабо.

– На многих предприятиях руководители не хотят признавать проблемы афганцев. Между тем у многих людей, прошедших горнило войны в очень молодом возрасте, надломлена психика. В силу психического расстройства они склонны к нарушению трудовой дисциплины. Коллектив должен более терпимо относиться к такой категории людей – они очень уязвимы. Я не призываю оставлять нарушения без внимания, но когда звоню руководителю предприятия и спрашиваю: «А какие меры взыскания – кроме увольнения – были применены?», – мне отвечают: «Никаких. А зачем – за воротами стоит очередь из желающих здесь работать». Не так давно обратился один человек, который попал в такую ситуацию. Я помог ему устроиться на другое предприятие. Спустя полгода он приходит – видно, что человек очень доволен, что он использует этот шанс.

В 2009 году из жизни ушли 17 воинов-афганцев. Союз ветеранов оказал помощь в погребении тринадцати семьям, были собраны деньги на одно перезахоронение. Десяти воинам-интернационалистам оказана единовременная материальная помощь. По ходатайству организации ко Дню памяти 120 семьям погибших, инвалидам и раненым была оказана помощь – продуктовые наборы.

За годы, прошедшие с Афганской и Чеченской войн, в городе похоронены 186 воинов-интернационалистов. За многими могилами не ухаживает никто. Теперь о них будут заботиться учащиеся школ и колледжей.

15 февраля в 11.00 состоится общий сбор ветеранов, возложение цветов к памятнику воинам-интернационалистам, митинг-реквием. С 11.30 до 12.00 в Свято-Никольском храме пройдет панихида по погибшим и умершим воинам-интернационалистам, после которой участники встречи посетят могилы товарищей по оружию.

Анна ЛАПИЦКАЯ

Фото из архива И. И. Аврамчика