«водитель-грузчик»

Времена дефицита: прилавки брали штурмом.

Согласитесь, нынче у бобруйчан вопрос, во что одеться и обуться, остро не стоит. Можно отправиться в шопинг по торговым центрам и магазинам города и все возникшие «одежные» проблемы решить. Были бы деньги! Увы, так было не всегда. О временах тотального дефицита наверняка помнят те, кто застал советские годы с пустыми полками магазинов и огромными очередями на несколько часов, когда что-то «давали» и «выбрасывали». О том, как это было, мы попросили вспомнить ветеранов бобруйской торговли, в свое время работавших в главном универсальном магазине Бобруйска на площади Ленина: Нелли Максимовну ЦАРИК и Раису Георгиевну РУДАКОВСКУЮ.

Как делили меховые шапки

— Я пришла работать после техникума в универмаг в сентябре 1962 года, — рассказывает Нелли Максимовна Царик. — Помню, как тогда в здании все мыли и чистили после строителей. Работала старшим продавцом, заведовала секцией женской одежды, была старшим кладовщиком универмага. В 1962‑м универмаг выглядел совсем не так, как теперь. Вся торговля размещалась на двух этажах — первом и втором, а третий этаж был административным — там находилась бухгалтерия, складские помещения. Я начинала работать в отделах «Ткани» и «Женская одежда». Запомнила, что в отделе одежды иногда были совершенно пустые полки.


Фото 1962 года

По словам Нелли Максимовны, в 60‑е годы прошлого века импортного товара в универмаге почти не было, людям было за счастье купить болоньевый плащ производства фабрики им. Дзержинского (сейчас — ОАО «Славянка») или отечественное пальто с чернобуркой или песцовым воротником, цигейковую шубу (из выделанной овчины). А чтобы «добыть» такое счастье, народ, прознавший о том, что будет продаваться дефицитный товар, занимал очередь под универмагом уже с вечера. Бывало, люди стояли всю ночь до утра на трескучем морозе. Товар выдавали по одной единице на руки. Но его было очень мало! Считанные единицы.


Нелли Максимовна Царик

Как вспоминает Нелли Максимовна, верхнюю одежду универмаг получал из Минска, с фабрики им. Крупской. Обычно 10 единиц женских и такое же количество мужских пальто. А очередь к началу продажи выстраивалась в 200 человек. Давка, обиды, драки. Вызывали ОБХСС, милицию. Работал народный контроль. Сотрудникам магазина припрятать что-то для себя было крайне сложно. Нужно было в первую очередь ухитриться что-то оставить работникам горисполкома, начальству.

Самой большой проблемой в те годы было распределение товара. Если на бобруйской фабрике им. Дзержинского кладовщик универмага получала 10 женских и 10 мужских болоньевых плащей, то просьбы продать начинались еще с самой фабрики, от фабричного начальства.

А уж как делили 10 шапок из кролика, которые получили на Бобруйской меховой фабрике! Это была целая эпопея. Желающих — гораздо больше, чем шапок. Во‑первых, в 1980‑е велось строительство административного корпуса универмага во внутреннем дворе, строители просили продать шапки им, а еще нужно было выделить шапки фабричному начальству. Не было и речи о том, чтобы кроличью шапку смогли купить рядовые работники. Нужным людям шептали, когда и где что-то будут «давать». К началу торга выстраивалась такая очередь, что прилавки буквально брали штурмом, их сносили, ломали. Поэтому обычно по соображениям осторожности предпочитали торговать дефицитами из киоска перед зданием универмага.

Продавцы накануне продажи должны были по просьбе директора заложить свои личные деньги в кассу за городское начальство, чтобы не иметь проблем с ОБХСС, органы контроля сверяли количество товара по накладным. Самим продавцам чаще всего товар уже не доставался.


Вторая справа – Н. М. Царик, 1964 год

Какие хитрости придумывали работники торговли в пору дефицита? Открыли в магазине для инвалидов «бюро добрых услуг», чтобы обеспечивать инвалидов необходимым товаром. Если поступала из бюро заявка на четыре единицы товара, то можно было на магазин выписать и отпустить пять единиц. И по договоренности с директором магазина правильно распределить дополнительную дефицитную единицу.

Было и такое: 31 декаб­ря, вечер под Новый год. До боя курантов остается всего два часа. А весь двор универмага заставлен контейнерами с товаром, который поступил в последний день года, товар нужно продать. Торговали тогда до 23.00.

Товар тогда был относительно доступный по цене. К примеру, зимнее пальто стоило 120 рублей, зарплаты — в среднем около 150 рублей, а у кого-то и 330.

В 1980‑е все чаще в универмаге стал появляться импорт, мужские брюки из Китая и Болгарии, куртки из Румынии. А все, кому такого готового «счастья» не хватило, отправлялись в отдел «Ткани». Ткани тоже на прилавках не залеживались. Хороший драп, бостон раскупали в течение недели. Но уже было реально купить ткань и заказать нужное изделие в швейном ателье или у портнихи. А к готовым пальто правдами и неправдами доставали воротники из чернобурки, овчины или кроличьи пелерины.

Купить «Клима» — совершить подвиг!

Лариса Георгиевна Рудаковская начинала трудовую биографию в универмаге в 1973 году ученицей продавца, заведовала секцией парфюмерии, три года работала директором универмага.

— Мне особенно запомнились очереди возле универмага в 1973‑м и 1974‑м, — вспоминает Лариса Георгиевна. — Были случаи, когда торговали в ларьке возле магазина вечером при свете фонариков! Так в сумасшедшей давке и темноте без примерок люди расхватывали импортные сапоги. Никому и в голову не приходило примерять обувь! Когда привозили импортный женский трикотаж, австрийские, болгарские или итальянские костюмы, люди готовы были буквально жить в магазине, чтобы не пропустить момент, когда товар попадет на прилавок.


Раиса Георгиевна Рудаковская

Конечно же, если кому-то посчастливилось попасть в число покупателей, на которых по очереди хватало товара, то никто не уходил без покупки. Если у покупателя 46‑й размер одежды, а остались кримпленовые костюмы только 52‑го, то, конечно же, оплачивали покупку 52‑го размера. Счастливые, но несколько озадаченные, выбирались из очереди. А озадаченные тем, что предстояло найти варианты обмена. Хорошие вещи неподходящего размера выменивались!

Как вспоминает Лариса Георгиевна, прежде в советские годы у мужчин была традиция дарить женщинам духи. Особенно это было заметно накануне 8 Марта. В 1980‑е Лариса Георгиевна работала в секции парфюмерии. 8 марта в очереди в парфюмерном отделе стояли одни только мужчины! Своим любимым они покупали итальянские и французские духи. 15 мл «Диора» можно было приобрести за 25 рублей, 25 мл «Клима» — за 50 рублей. Уважали покупательницы пудру «Ланком» за 8 рублей. Такой пудрой, после ее поступления в продажу, торговали не более двух дней. Не отпугивала и цена. Для сравнения: отечественная пудра «Лебяжий пух» в виде порошка стоила от 15 до 30 копеек, «Красная Москва» от 40 до 50 копеек.

Лариса Георгиевна для себя отметила, что нынче в отдел парфюмерии заходят в основном только женщины. А прежде покупка духов или туалетной воды была сродни мужскому подвигу: отстоять и купить!

Галина ЧИРУК
Фото из личного архива И. М. ЦАРИК
и Р. Г. РУДАКОВСКОЙ



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги