В редакцию обратилась женщина. Представилась. И рассказала историю, в которую поверить нелегко. Но главное – совершенно непонятно, ЗАЧЕМ было сделано то, что сделано. Вот рассказ Натальи Леонидовны.

«4 июня 2020 года в Москве от острой сердечной недостаточности умер мой сын. Я забрала его тело, привезла, похоронила на кладбище в пригороде Бобруйска. А еще раньше, 27 мая 2019 года, тоже в Москве умер мой единственный племянник. Он похоронен в деревне Симоновичи Глусского района. И вот в июле я узнала, что родственники, с которыми я не общаюсь, сделали на памятнике племянника двойное изображение – его и моего сына! Причем с неверной датой смерти. То есть там похоронен один человек, а указано и выгравировано – два!

Я пыталась заставить родственников убрать изображение моего сына. Безуспешно. В Глусском РОВД ответили, что фактов правонарушения не установлено. Неужели ничего нельзя сделать? Это же настоящее кощунство!».

 

Прокомментировать эту историю – что-то посоветовать женщине – мы попросили адвоката. Но комментарий получить не удалось: случай совершенно уникальный, ничего подобного в адвокатской практике ранее не встречалось.

С позиции закона правонарушения как бы и нет. А вот с морально-этической точки зрения…

Что вы думаете, уважаемые читатели? Пишите, звоните – высказывайтесь, советуйте.  

Фото depositphotos носит иллюстративный характер 

 

В «Коммерческом курьере» работает горячая линия для прямой связи с читателями.

По телефону горячей линии вы можете сообщить журналистам газеты о том, что вас удивило, взволновало, порадовало или наоборот — огорчило, задать актуальные вопросы, рассказать об интересных людях и важных событиях.

Звоните с 10.00 до 17.00 в будние дни: 8-029-655-07-54 (A1)

Пишите в любое время: komkurinfo@gmail.com



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Варианты оплаты за услуги