null

Когда-то «Вестсайдская история» (киноверсия бродвейского мюзикла) с огромным успехом шла в советском кинопрокате благодаря молодежной тематике и хореографии Джерома Роббинса — зрелищному сочетанию балета, акробатики и рок-н-ролла. Но мы с вами почти семь лет живем в третьем тысячелетии. Разве может кого-то сегодня заинтересовать то же, что пользовалось популярностью несколько десятилетий назад?[break]

Представьте себе окраину большого города. Противоборствующие группировки, спаянные непримиримой враждой (Монтекки и Капулетти, «Ракеты» и «Акулы», хиппи и яппи, да кто угодно еще) и две юные души, тонущие в этом кошмаре. Любовная история обречена на трагическую развязку, потому что в деле замешано свирепое соперничество – война уличных банд.

Представили? В 50-е годы прошлого века в Америке это было более чем актуально: бесконтрольная эмиграция, передел сфер влияния, разгул преступности на улицах. И то же, что и полвека спустя было у нас, невнимание к проблемам молодежи, то же предоставление их самим себе, те же столкновения молодежных субкультур во дворах, то же весьма и весьма туманное завтра у большинства юношей и девушек. То же, уж простите за тавтологию, неясное будущее у нашего «будущего», которое вне зависимости от окружающей обстановки дружит, ссорится, ненавидит, влюбляется…

nullЗа постановку в Бобруйске мюзикла в двух действиях «Вестсайдская история» по произведению Эрнста Лемана взялась Екатерина Тарасова, режиссер Республиканского тетра белорусской драматургии. Вместе с ней осуществлять этот смелый замысел решилась своя, уже проверенная команда – постановочная группа, в составе которой художественный руководитель постановки Нина Пискарева, режиссеры по пластике Дмитрий Залесский и Ольга Скворцова, хормейстер Наталья Барановская, художник-постановщик Елена Петросова и множество других людей, нацеленных на результат.

Первые репетиции, с упором на хореографические и вокальные номера, начались еще в июле, перед тем, как вся труппа ушла в августовский отпуск. «Для меня, конечно, полноценного отдыха уже не было, скорее, был перерыв между репетициями для осмысления и внедрения в полотно спектакля новых идей и корректив, — говорит Екатерина. — Это мой первый мюзикл. Хотелось бы и дальше заниматься именно музыкальными спектаклями. Сегодня из-за обилия визуальной информации (интернет, кино, видео) люди перестали воспринимать классический театр. А хочется донести до других свои мысли, идеи, но чтобы люди их воспринимали, сегодня нужен яркий зрелищный ряд».

За исключением музыки Леонарда Бернстайна (в обработке бобруйского композитора Евгения Гиршина), это оригинальный спектакль. Сюжет в целом прежний. Основная идея — для того, чтобы жить полноценной жизнью, не нужно бороться за свою правду кулаками, не нужно продолжать и без того затянувшуюся игру в «войнушку», нужно стать выше морально, развиваться, а не тормозить.

nullЕкатерина Тарасова как представитель более молодого поколения лучше владеет визуальными, постановочными эффектами, легче видит общую картинку, легче переводит ее на современный язык. Нина Пискарева — приверженец «старой» драматической школы, психологического театра. Кроме того, актриса Купаловского театра поставила уже 13 спектаклей. Молодость и опыт, сублимация двух разных театральных школ должны гармонично дополнить друг друга.

Количество персонажей пришлось сократить почти вдвое в сравнении с американским вариантом. Коррективы, пусть и вынужденные, режиссера не особенно разочаровали. Зато у каждого персонажа, даже самого незначительного, появилась своя история. Это к слову о «старой школе». Там, где не хватит зрелища, актеры постараются «взять» эмоциями, глубиной, пронзительностью.

Безусловно, мюзикл предполагает яркое шоу. Но это сложный жанр для актеров. Сложный и по пластике, и по вокалу. После первой недели репетиций с хореографами актеры при каждом шаге начали ясно ощущать даже те мышцы, о существовании которых они и не подозревали. Несладко пришлось и постановочной группе. Ведь помимо танцев и песен, мюзикл как жанр предполагает еще и кастинг. В данном случае возможности выбирать не было.

null«Это удивительно, но петь умеют все, за исключением двух человек! — делится впечатлениями хормейстер Наталья Барановская. — Актеры слышат и чувствуют музыку. Им не хватает лишь регулярных занятий по вокалу. Но это уже вопрос о системе образования, который сегодня не решен не только здесь, а вообще в белорусских театрах. На самом деле для того, чтобы записать все это (10 вокальных номеров) с актерами нужно работать месяцами. Каждый день. Тогда результат будет другой. У нас есть один месяц… Как техника? Я ожидала даже худшего, но ваш звукорежиссер Саша Петруша достаточно профессиональный человек!»

По поводу системы образования режиссеры по пластике с хормейстером полностью солидарны. Екатерина Тарасова назвала их самыми лучшими и самыми авангардными хореографами Беларуси. Дмитрий Залесский скромничать не стал, заявив, впрочем, не без удовольствия: «Наверное, ей виднее».

null

«С бобруйскими актерами мы станцевались. Сразу было понятно, что придется «попотеть». Такой сложный жанр», — начала второй хореограф Ольга Скворцова. «Получилось хуже ожидаемого, — продолжил ее мысль Дима Залесский. — Это честно. Но в принципе, то ли привыкли мы к ним… Ребята действительно очень стараются. Хватает и заноз, и разбитых коленей. Мы тоже нервничаем, как везде, где бы мы ни ставили танцы: в Минске, в нашем с Олей пластическом театре «Доски», которому полтора года, или в других городах. Потому что если делать с отношением «сойдет и так», то ничего и никогда не будет на свете хорошо!»

«Не в каждом минском театре потянут мюзикл. Даже не потянут — постаралась выровнять позицию коллеги Ольга. — Другое дело, что у нас свои планки, а тут мы пытались адаптироваться к ситуации. Думаю, должно получиться очень задорно и энергично».

«По ходу репетиций очень упрощаем движения, хореография несложная», — рассказывает Дмитрий, занимающийся хореографией с шести лет (!). — На наш взгляд, по-настоящему танцевальных номеров в постановке два-три. Такова театральная специфика: где-то актеры под музыку просто ходят, где-то «фишки» делают». «В любом случае, для нас это опыт, и огромный, — говорит Ольга. — Главное, чтобы все усилия не ушли в минус, а принесли свои плоды».

Добавило жару июльским репетициям и отсутствие точного графика работы. Собрать всех, кто был нужен в одно время, на одной сцене оказалось невозможно. Репетировали с теми, кто в данный момент не на выезде. Ничего не поделаешь: у театра есть план и его нужно выполнять.

Чем ближе премьерный день — 5 октября, тем напряженнее бурлит работа над мюзиклом. В «Вестсайдской истории» 14 танцевальных номеров. Сохранить при этом нормальное дыхание актерам немыслимо. А значит, не обойтись без фонограмм. Часть из них еще записывается. Практически все актеры поют партии своих героев сами.

В «Вестсайдской истории» работают 22 человека. Главные роли исполняют актеры Ольга Матвеева (Мария), Павел Микулик (Тони), Татьяна Дорогобед (Анита), Андрей Волчек (Бернардо), Константин Лебедев (Рифф). «Интерьер» действа очень напоминает американские спортплощадки с металлическими решетками.

«Вестсайдская история» обещает быть поэтичным и завораживающим театральным действом, трогательной историей любви. «Возможно, я льщу себе, но мне кажется, что ни у кого не вызывает неприятия наша работа, нет людей, которым это неинтересно. Более того, такой самоотдачи от актеров я не видела уже давно. Они работают честно, и вроде бы все получается, несмотря на то, что у бобруйских актеров нет той подготовки, которая есть у актеров столичных театров. Если нам удастся совладать с таким сложным материалом, эта победа станет широким шагом вперед в развитии актеров и всего творческого коллектива этого театра,» — таково мнение режиссера-постановщика. Уже на следующей неделе каждый желающий сможет составить свое.

Евгения КОРКИЯЙНЕН