null

Театр оперы и балета отреставрируют лишь к 2009 году. А пока главной обителью белоруской оперы стал Центральный Дом офицеров, и реже (несколько раз в месяц) – сцена Белорусской государственной филармонии. Артистам, музыкантам не остается ничего другого, как стойко переносить сложности, связанные с временным переездом. Но в сложившейся ситуации есть несомненные плюсы для любителей оперы, проживающих вне белорусской столицы: одна из форм оживленного существования этого вида искусства на период ремонта – активные гастроли, в том числе по просторам родной страны. [break]

Во многом поэтому в минувшем сезоне репертуар театра в Бобруйске был так насыщен выступлениями артистов Национального академического Большого театра оперы Республики Беларусь (в результате структурной реорганизации 1996 года театр оперы выделился из единого «ГАБТ оперы и балета» и существует автономно, деля с Театром балета здание с большой сценой и зрительным залом более чем на тысячу мест).

Заключительный в этом сезоне концерт на бобруйской сцене артисты белорусской оперы дали 25 июня. На этот раз вниманию зрителей была представлена новая программа «Романтические мелодии». К слову, в партере практически не было пустовавших мест. Был среди зрителей (молодежи и старшего поколения) и мой знакомый, по возможности не пропускающий ни одного классического концерта. «Настоящую музыку нужно вдыхать, слушать только живьем и только в приспособленных для этого залах с хорошей акустикой, – считает он. – Сегодня, конечно, белорусская опера привезла не самую показательную для них программу – старинные русские романсы, произведения из кинофильмов. В прошлый раз Чайковского исполняли, а сегодня… Мендел и Пьяцолла будут», – заключил «меломан», заглядывая в программку, а когда стал гаснуть свет, уселся поудобнее, закрыл глаза и с нескрываемым наслаждением принялся внимать, как сплетаются в один букет известные мелодии, исполняемые струнным квинтетом «Серенада», нежное, эмоциональное сопрано Татьяны Третьяк (дипломанта международных конкурсов), и то сильный и пронизывающий, то бархатный и обволакивающий баритон Александра Краснодубского (лауреата национального конкурса) – солистов белорусского театра оперы.

Скрипка, альт, виолончель, контрабас и человеческий голос, сочетаясь вместе, способны творить магию, от которой на время становишься другим. Чище, спокойнее, возвышеннее. Во всяком случае, именно на такое состояние настроил меня прошедший концерт.

nullКак сказал классик, в человеке должно быть прекрасно все. Этому правилу, безусловно, следовали и те, кто выступал в тот вечер на сцене. Солисты поражали не только недюжинными вокальными данными, но и внешним видом очаровывали. Больше всего «ахов» досталось прекрасной половине – Татьяне Третьяк, менявшей вечерние туалеты, включая обувь и украшения, чуть ли не для каждого выхода на сцену.

Не удивительно, что первый вопрос, который я задала Татьяне за кулисами, касался ее внешнего вида:

«Татьяна, вы и в повседневной жизни, на репетициях, тоже всегда так блистательно выглядите?» Но с ответом солистку опередил ее коллега: «Да! Я свидетель!» – восхищенно изрек Александр и смолк, предоставив возможность высказаться даме:

– Ну что вы, выгляжу, как обычно. На работе. Вечерние платья, естественно, приберегаю для концертов. А в жизни я, как все. Не думаю, что кто-нибудь, увидев меня в джинсовом костюме на улице, догадался бы, что я оперная певица. Но я безумно люблю оперу. Всю жизнь хотела быть оперной певицей. Не сразу это у меня получилось. Но я всю жизнь занималась музыкой, всю жизнь пела. Человек никогда не должен отказываться от своей мечты. Голос – это дар свыше, который было бы преступно не реализовать. Это касается любого таланта.

– Как вам кажется, достаточно ли внимания сегодня белорусское телевидение уделяет событиям, происходящим в мире классической музыки?

– Конечно, нет. К сожалению. Только что состоялся концерт в Мирском замке, в котором принимали участие наши солисты. Это одна из малочисленных возможностей показаться на ОНТ. Не так давно белорусские телевизионщики сняли цикл передач про наш театр. Сначала они прошли по ЛАДу, сейчас по СТВ повторение идет. Но, конечно, этого недостаточно, надо ближе знакомить людей с классической музыкой. Например, на канале «ТВ-центр Москва» по понедельникам идут вечера классической музыки. Демонстрируют концерты в записи, проходящие в московском Доме музыки. Хотелось бы видеть что-то подобное и у нас. Ведь жизнь белорусской оперы насыщенная. Во всяком случае, в Минске очень много музыкантов выступает, в том числе приезжих… Сейчас в театре ремонт. Мы чаще выезжаем в другие города, ищем новые площадки. Но такие концерты не заменят полноценную оперу.

– Во время выступления вы наблюдаете за реакцией зрителя?

– Никогда не смотрю, что делает зритель. А зачем? Это отвлекает. Недавно был случай, я повторяла по просьбам зрителей монооперу Микайло Триверди «В ожидании» на стихи Роберта Рождественского. Интересное произведение, трогательное. Это монолог женщины, которая пришла и ждет свидания. Исполняла в малом зале Белгосфилармонии. Там очень близко расположен первый ряд. На одном из кресел сидел ребенок и болтал ногами. Все время. Хочешь – не хочешь, это в поле твоего зрения, даже если не смотришь специально. Мне очень мешало, при том, что в целом зал был воспитанный. Я старалась не обращать внимания, концентрироваться на образе, на том, о чем я пою. К счастью, к середине произведения мальчишка успокоился.

– Дети есть дети. Но ведь и взрослый зритель бывает разный, не всегда знает какие-то элементарные нормы этикета… Приходится ли вам встречаться с такими случаями, и как вы на это реагируете?

– Спокойно реагирую. Мир сейчас так разнообразен, так многолик. У каждого народа свой менталитет, свои привычки, вкусы и понятия о том, что прилично, а что нет. В Беларуси, например, неприлично свистеть на классическом концерте. Это равносильно провалу. Но некоторые все равно свистят… Я как-то выступала в Германии. Мне сказали, когда будут топать ногами, ты не пугайся, это хорошо, это тебя хвалят. Меня предупредили! И вот я стою на сцене и слышу аплодисменты, а потом такой гул: народ начинает стучать по деревянному полу ногами! Мурашки по коже! А оказывается, чем больше стучат и кричат, тем больший восторг хотят выразить. В Бобруйске в этом смысле было гораздо комфортнее. Вообще мне показалось, публика нас очень тепло принимала.

Есть и другой момент. Когда исполняются большие произведения, чаще всего написанные для хора или симфонического оркестра, состоящие из нескольких частей, традиционно между частями не принято хлопать. Не все об этом знают. Впрочем, если раньше на подобное поведение в строгих академических залах смотрели с осуждением, то сейчас относятся снисходительно: ну не знает публика произведения – ничего, познакомится.

– Чем сейчас живет белорусская опера?

– У нас закрытие сезона 18 июля. Только что была премьера одноактной оперы «Сельская честь» по Масканьи. Еще раз ее покажем 17 июля. Кроме того, насыщенный график концертов. Потом – гастроли во время отпуска, повезем в Германию спектакли «Кармен», «Трубадур»… Отдыхать когда? Не знаю.