Как-то я прочитала, что Том Круз совершенно не выносит неуважения по отношению к собственной персоне. Однажды на пресс-конференции, организованной в Японии по случаю выхода очередного фильма с его участием, у одной из журналисток постоянно звонил сотовый. Когда телефонные трели раздались в очередной раз, Круз не выдержал, встал, выхватил мобильник прямо из рук владелицы (она сидела в первом ряду), поднес его к уху и заговорил: «Привет! С кем я говорю? Это Том Круз, я сейчас нахожусь на пресс-конференции…» [break]

Зачем я это вспомнила? Может показаться, что дело в «звездной» болезни на грани паранойи, которой, вполне возможно, страдает голливудский актер. Но где Голливуд, а где мы с вами, уважаемые? Поэтому оставим в покое психическое состояние его обитателей и обратимся к самому началу этого письма: Том Круз совершенно не выносит неуважения к собственной персоне. Да, он звезда мировой величины, да, у него огромные гонорары и немереное количество поклонников. Но прежде всего, он просто человек и актер. Точно так же, как и те люди, которые выходят на сцену нашего драматического театра сразу после слов, на которые, судя по всему, мало кто обращает внимание: «Уважаемые зрители! Для того, чтобы…» Немногие утруждаются следовать просьбе выключить мобильные телефоны на время представления. И, как следствие — звонки в самый неподходящий момент. Причем попсовые мелодии, то и дело раздающиеся по ходу спектаклей, воспринимаются многими зрителями как вполне нормальное явление. Дело, конечно, в культурном уровне приходящих на постановки.

Актеры стараются, работают, а их труд не уважается и не ценится. Неужели так трудно хотя бы поставить телефон на режим виброзвонка или предупредить желающих с вами пообщаться о том, куда, зачем вы идете и как долго там пробудете?

Конечно, существует надежный метод борьбы с «телефонными маньяками». Всего-навсего в помещении театра устанавливается «глушилка», которая автоматически делает недоступными все мобильные телефоны, находящиеся в здании. Вот только это «всего-навсего» порой не по карману не то что минским, а даже московским театрам. Что уж говорить о провинциальном Бобруйске? Свои люди — все нормально?.. Зритель разговаривает, актеры терпят — все как обычно…

А если речь идет о гастролях театров из других городов? Какое впечатление будет складываться у приезжих о нашем зрителе? Захотят ли они выйти на сцену и выложиться по полной, зная, что в самый напряженный момент в зале может раздаться «Муси-пуси» или «Володья-я-я»? Всем хочется, чтобы в городе было больше культурно-массовых мероприятий, чтобы жизнь становилась разнообразнее, интереснее и насыщеннее, но когда речь заходит о конкретных действиях, людям трудно нажать одну маленькую кнопку. И вот уже романс Керубино прерывается хитовым творением продюсера Рианны, а дуэт герцога Альмавиа и Фигаро — незабвенным «Централом» покойного М. Круга… И никому даже в голову не приходит, что происходящее по меньшей мере некультурно.

Видимо, так и придется всякий раз дергаться, как от пощечины, когда Ромео будет умирать под веселенький мотивчик, рвущийся на волю из сумочки приятной дамы в пятом ряду…

Ирена РУНГЕ