null

Они появлялись на свет в творческих муках. Их мяли, как тесто, по ним стучали молотками. Их высушивало безжалостное солнце и чуть не залили дожди. Их обжигало пламя печей. Их засыпало землей. Некоторые из них погибли, так и не родившись из чьих-то смутных или ясных образов. Но самые везучие прошли бесчисленные испытания. И теперь все могут увидеть этих «героев», таких разных и таких непредсказуемых, в экспозиции по итогам пятого международного пленэра «Art-Жыжаль», представленной сегодня и весь август в Выставочном зале.[break]

nullnullnullnullnullnullnullnullnullnullnullТоржественное открытие выставки состоялось 31 июля. Как водится, право первого слова отдали представителю городских властей — заместителю начальника отдела культуры горисполкома Ирине Рос­кач. Слова благодарности, выражение признательности за светлое настроение, подаренное замечательными работами, небольшие сувениры на память о Бобруйске всем художникам и обещание встретиться на шестом по счету официальном пленэре «Art-Жыжаль» в следующем году — вот квинтэссенция той некороткой эмоциональной речи.

Всех пленэров вместе с неофициальными Валерий Колтыгин — главный вдохновитель, организатор загадочного действа с участием глины и просто неутомимый творческий человек — насчитал уже 13. Когда-то эта идея казалась новой, смелой, неожиданной, трудноосуществимой. Но все получилось. И сегодня пленэрами «Art-Жыжаль» может гордиться не только бобруйская земля, но и вся Беларусь.

В пятом участвовали шесть стран, среди которых помимо «синеокой», Латвия, Болгария, Украина, Польша, Россия. В прошлые годы в гостях у пленэра бывали также художники из Турции, Германии и Литвы. Сперва пленэры «Керамика-раку», после — «Art-Жыжаль». В последние годы в рамках пленэров стали проводиться мастер-классы, где решаются не только творческие задачи, но и образовательные. На этот раз был подготовлен еще и методический материал в виде документального фильма для студентов, обучающихся искусству керамики.

Помимо того, что каждый керамист, согласно единственному условию участия в пленэре, подарил по одной своей работе в будущую городскую галерею, часть представленных в экспозиции произведений уже выкуплена у художников в выставочные фонды Бобруйска и Могилева.

Кто-то из великих сказал: «Когда не хватает слов, говорит искусство». Так вот оно говорит. Прямо сегодня и сейчас. В Выставочном зале. Говорит «Сосудами» москвички Татьяны Борисовой, просто здоровски стилизованным «Портретом коровы» бобруйчанина Олега Ткачева, внушительным (в смысле габаритов) и в то же время таким теплым, зовущим к себе аистовым «Гнездом» гродненского керамиста Евгения Одиноченко, цветущими «Лугами» Зофьи Косерек из Варшавы, «Метеорами» латвийской художницы Илоны Шауша, сказочными «Башнями» могилевского студента Евгения Чевдаря…

Осенью «побеседовать» с искусством керамики смогут могилевчане, а после и жители белорусской столицы, в том числе критики и искусствоведы. А они который год с восторгом принимают эти экспозиции из Бобруйска.

«Искусство не имеет периферии, — считает профессиональный керамист Тамара Васюк, доцент Белорусского университета культуры и искусств. — Жаль, в Минске не развивается такое направление, как керамика. Жаль, что Союз художников Беларуси сегодня меньше всего внимания уделяет развитию декоративно-прикладного искусства, ссылаясь на отсутствие условий. Но Колтыгин и Концуб — энциклопедические художники, они уже при жизни — классики белорусского искусства и включены у меня в учебную программу».

Руке Тамары Ивановны принадлежит своеобразный автопортрет Колтыгина из глины. Работа симпатичная, правда, названа не особенно оптимистично — «Чаша пакут» (на белорусском), потому как символизирует те преграды, которые приходится преодолевать главному организатору пленэра каждый год. Тот же, с кого «срисован» образ, считает, что между ними мало общего. Но при этом хитро и довольно усмехается в свою посеребренную годами бороду… А кое-кто из зрителей проявил находчивость и объявил новую легенду: мол, погладишь глиняного Колтыгина по голове — станешь талантливым.

Евгения КОРКИЯЙНЕН

Фото М. Климовича

P. S. После торжественного перерезания ленты зрители хлынули в зал. А художники наоборот — на крыльцо Выставочного. Покурить, обсудить, кто как будет добираться на вокзал после предстоящего спустя пару часов прощального вечера в Вербках. А заодно обдумать, каким образом привезти домой работы целыми и невредимыми: одно дело кувшинчик, помещающийся на ладони, и совсем другое — композиция с метр в высоту. Но ничего, разберутся, им не впервой.