И снова в Бобруйске снимают фильм. Угадайте – о чем? Конечно, тематика военная. И в воскресенье, 26 сентября, мы с фотографом отправились к дому на улице Дзержинского, который в народе называют Порт-Артур. Здесь в этот день снимали сцены фильма под рабочим названием «Возвращение». Производством этой картины занимаются ООО «Атлант Медиа Фильм» и кинокомпания «Белпатриот».

Война глазами детей

О чем фильм, нам рассказала редактор картины Марина Чеблакова:

– Мы снимаем полнометражный художественный фильм для большого экрана. Это война глазами ребенка. Основная тема – праведники мира. Это люди, которые во время войны спасали евреев. По социологическим исследованиям, на территории Беларуси таких людей было больше всего.

Схожий сюжет года четыре назад был озвучен в программе «Жди меня». Пожилой мужчина искал брата. Он рассказывал, как война развела их на 80 лет. И брат нашелся – в Израиле.

В фильме это собирательный образ, но многие факты мы берем из действительности. Во время войны, пока отец был на фронте, убили мать двух малолетних братьев, мальчишек забрали в детский дом «Семково», где немцы сделали их донорами крови. Одного из братьев немцы вывезли, но по дороге их отбили партизаны. К слову, мы сохранили в фильме фамилию командира этого отряда – Федоров. Мальчика приютила белорусская семья. Пока кто-то не сдал еврейского ребенка. Эту семью расстреляли, а мальчик успел спрятаться в колодце.

Для картины, по словам Марины, режиссер очень долго отбирал актеров. Принципиально не брали медийных личностей. Актеры белорусские. На съемочной площадке в ролях папы и мамы – Анатолий Лагутенков и Мария Муха. Их сыновей играют Андрей Давидюк и Лев Бохан. Съемки с детьми не обходятся без инцидентов. То ребята отвлекаются на погоню за местным котом, то капризничают…

Немцев принципиально играют немцы, чтобы избежать ломаного немецкого языка в кадре. В этот день один из них был и в Бобруйске – участвовал в сцене с убийством. Впрочем, с «убитым» актером мы пообщались.

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

Единственная из 170 бобруйчанок

Среди переодетых актеров массовых сцен невольно думаешь: «Ба! Знакомые все лица»… Часть – актеры нашего театра, а большая часть – это те, кого уже не раз доводилось встречать на съемочных площадках Бобруйска. Новеньких не много. На предоставленную костюмерами одежду времен 40-х накидывают зимние куртки – холодно, а кого-то отправили снимать с ногтей яркий лак, которым вряд ли украшали себя барышни того времени.

Мне машет вроде бы незнакомая женщина. Тут ситуация обратная киношной фразе «Слушайте, я не узнаю вас в гриме! Кто вы такой?». Женщина в образе, и я лишь по голосу признаю одну из ведущих актрис театра Жанету Зарембо. В массовке она оказалась случайно, да еще и впервые. Ее срочно сняли с детского спектакля, отправив сюда.

Ассистент по массовке Юрий Коробов делится рабочими моментами:

– Медсестру, что в кадре сидит в машине, я выбирал из 170 девушек, приславших фото. С медсестер и врачей в кузове машины начинается кадр. Дело в том, что зритель привык к стереотипам. Если речь идет о спецназовце, то это большой накачанный мужчина. И хотя мы пересмотрели много военных фотографий медсестер, и все они были разными, выбрали усредненный вариант, близкий к привычному типажу. Также очень важна естественная красота.

Сама «медсестра» представилась Софией и призналась, что многого от нее на съемках не требуют. Главное – не смотреть в камеру.

Мы пообщались с актрисой, которую в кадре убивают. Это рыжая поджарая Тигра – бельгийская овчарка. Сопровождает собаку кинолог Ольга Дедюля из Минска.

– Тигра развлекается исключительно съемками в кино, она уже пенсионерка и в спорте не выступает, – говорит о подопечной Ольга. – У нее было более 30 ролей в фильмах. Она любит сниматься, любит внимание. У нее здесь роль дворовой собаки, которую все гладят, любят, а потом немецкий офицер в нее стреляет.

– Почему для роли не взяли дворнягу?

– Дрессированных дворняг, способных сняться в кино, в Беларуси нет. Собака не должна реагировать на камеры, хлопушки, должна строго выполнять команды на расстоянии. Да и внешне Тигру в черно-белом кадре не сильно отличишь от дворняги.

За время съемок Тигру в кадре не раз угощают колбасой. Похоже, такой гонорар собаку радует. Она с удовольствием репетирует сцену смерти перед журналистом.

К приятному удивлению актеров второго плана, их кормили обедом от одного из бобруйских ресторанов. Такое случалось не на каждых съемках в нашем городе.

А в конце дня бобруйским актерам заплатили по 30 рублей.

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

Как правильно обниматься

Из толпы массовки перехожу в дворик Порт-Артура, где идут съемки. Время от времени из подъездов выходят жильцы – по своим делам или из любопытства. Светлана, вышедшая во двор, рассказала, что к съемкам здесь привыкли, никто не жалуется, относятся с пониманием. Но самым любопытным оказался серый кот, регулярно бегавший по двору среди кинотехники. То на куст залезет, то в траве спрячется – и наблюдает.

С самого утра здесь снимают одну сцену – прощание мужчины с сыновьями и женой. Режиссер Александр Франскевич-Лайе на энный по счету кадр советует намазать актеру веки «Звездочкой», чтобы налились слезами, а еще через десяток проб лично демонстрирует, как обнимать девушку. Кадры снимают со всех возможных ракурсов, кажется, даже с крыши. На вопрос, который чаще всего поднимают в массовке: почему до обеда снимают одну и ту же сцену, а после обеда – опять ее же? – мы попросили ответить самого режиссера.


В Бобруйск – ради кирпичного дворика

Наши «почему» – режиссеру

Александр Франскевич-Лайе пояснил:

– Нам нужно настроение. Это прощание отца с детьми, женой. А сегодня часто выглядывает солнце. Солнце – это праздник. Ждем туч.

– Чем подошел Бобруйск?

– Мы выбирали по фото. Для съемок искали военный дворик, и Порт-Артур идеально подошел. Бобруйск пересекается с нашей темой. Это Белоруссия, люди, которые во время войны укрывали евреев и погибали за это. Сам я здесь впервые, но для меня это место очень значимо. Массовка –это люди, сопричастные с тем, что здесь происходило в годы ВОВ. Сопричастные с памятью об этом.

– Не мешают ли жильцы? То музыку включают, то из-за занавесок выглядывают…

– Нет. Мне кажется, у них большой опыт съемок здесь, и ведут они себя достаточно аккуратно.

– Война началась летом, а в кадре массовка в пальто, носках…

– Мы не привязаны к погоде. Это черно-белое кино, поэтому особо заметно не будет. К тому же и летом бывали прохладные вечера.

– Почему кино черно-белое? Нельзя снять в цветном и обесцветить?

– Черно-белое – это графическое кино. Это другая постановка цвета, другие оттенки. Требует специализированного технического подхода. Здесь нужно правильно работать со светотенями, выстраивать рисунок. Поэтому зависим от солнца. А если просто убрать цвет, то будет блеклое серо-черное кино.

Екатерина ГУГАЛОВА
Фото Виктора ШЕЙКИНА и автора

Много фото со съемок фильма здесь 

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика

В Бобруйск – ради кирпичного дворика



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Варианты оплаты за услуги