Все в этой истории началось 18 октября прошлого года: в тот день 38‑летняя бобруйчанка вместе с дочерью посетила магазин ЧТУП «Мирторг» на улице Горького, где купила девочке ботинки — стильные-модные-молодежные, да к тому же еще и недорогие (всего 75 рублей). Но радость от покупки была недолгой: уже через полторы недели на желтой подошве одного ботинка появилась трещина…

Правило двух недель

Согласно статье 28 Закона Республики Беларусь от 9 января 2002 года № 90–3 «О защите прав потребителей» покупатель вправе в течение 14 дней с момента покупки возвратить товар надлежащего качества или обменять его на аналогичный товар других размера, фасона, расцветки и т. п. Требование покупателя об обмене либо возврате товара должно быть удовлетворено, если товар не был в употреблении, сохранены его потребительские свойства и имеются доказательства приобретения его у данного продавца. Это уже если не аксиома, то правило, с которым знакомо большинство. В нашем случае содержание «возвратной» статьи было в общих чертах известно и покупателю, и продавцу. Но вот в деталях трактовки наметились расхождения…

«Продавец вам правильно отказал»

Как позже объяснила покупатель, они бы обязательно уложились в 14‑дневный срок при возврате товара в магазин (дефект, напомним, появился через 10 дней), если бы не очень важное нынче но: как раз в то время вся их семья ушла на самоизоляцию. Отбыв положенный срок в стенах собственной квартиры, 7 ноября отправились в торговую точку. Но диалога по факту не получилось: продавец наотрез отказалась принимать товар обратно, в качестве отказного аргумента сославшись на то, что «законные» две недели уже прошли. Та же причина значилась и в кратком письме, которое пришло покупательнице 26 ноября за подписью директора ЧТУП «Мирторг». Руководитель также сослался на статью 28 закона, а основная мысль послания содержалась в финальных предложениях: «Ваша обувь эксплуатировалась и пришла в негодность. Продавец магазина вам правильно отказал в замене обуви».

Женщина обратилась в управление торговли и услуг Бобруйского горисполкома. Там ей разъяснили важный нюанс: 14‑дневный срок играет роль в том случае, если речь идет о товаре надлежащего качества. Если же подошва ботинка лопнула через десяток дней, это самое качество можно поставить под сомнение…

Результатом переговоров между главным специалистом отдела, уполномоченным по защите прав потребителей, и руководством магазина стала претензия, направленная на электронный адрес ЧТУП 12 января нынешнего года. В ней были обозначены требования расторжения договора купли-продажи, а также обозначены дополнительные санкции (неустойка, компенсация морального вреда, штраф в местный бюджет). Ответом был новый отказ, поэтому следующий документ из управления торговли отправился уже в суд — как исковое заявление.

Три вопроса экспертам…

На предварительном заседании в конце февраля все заинтересованные лица лишь подтвердили незыблемость собственных позиций. При таких вводных главным вопросом, на который предстояло найти ответ, стало выяснение соответствия товара понятию «качественный». Ответ должны были дать эксперты — работники столичного ООО «Судебно-экспертная коллегия».

Дабы избежать разно­чтений, целью товароведческой экспертизы поставили не один, а три вопроса:

1. Имеется ли в паре обуви дефект?

2. Каковы характер и причины возникновения дефектов?

3. Являются ли указанные дефекты производственным браков или образовались вследствие неправильной эксплуатации?

На поиск ответов ушло более двух месяцев (по разным причинам вынесение вердикта неоднократно переносилось, в итоге оно состоялось 12 мая). Зато вердикт вышел — полнее некуда. Из Минска в адрес суда пришел 30‑страничный документ с подробнейшим изложением хода и результатов «измерительного и лабораторного исследования», только список используемой литературы насчитывал 17 пунктов. Процитируем ключевые моменты — с незначительными купюрами, не влияющими на суть.

«В паре ботинок имеются явные дефекты производственного характера в виде: непараллельности строчек, разной высоты полупар (более 4 мм) и расположения на разном расстоянии (более 2 мм) детали отрезной союзки, недостаточной формоустойчивости жестких задников полупар.

Также имеются скрытые дефекты производственного характера: в виде трещин подошвы, поперечно расположенных в носочно-пучковой части, которые образовались, по выявленным признакам, в результате несоответствия свойств используемого полимера тем нагрузкам, которые претерпевает подошва при естественной эксплуатации обуви; нарушения целостности лакокрасочного покрытия (растрескивания и отслоения фрагментов) подошвы, которое образовалось из-за низкой адгезии (сцепления) между поверхностью полимера подошвы и покрытия».

…и один ответ суда

Наверняка стоит привести еще одну цитату из того же документа: «Представитель ответчика считает, что трещина на подошве относится к умышленной». Умысел на «производство» трещины — такое вообще трудно как-либо прокомментировать…

С учетом вывода экспертов решение суда было предсказуемым. Договор купли-продажи был расторгнут, пара сапог возвращена в магазин, взамен продавец обязан вернуть покупателю 75 рублей, выплатить не­устойку в сумме 11 рублей 25 копеек за нарушение срока возврата денежных средств за товар, компенсировать моральный вред в размере 100 рублей, возместить судебные расходы на сумму 229 рублей 34 копейки. Последний пункт требует пояснения. 220 рублей — это половина стоимости торговой экспертизы, ее в равных долях оплатили истец и ответчик. Теперь же продавец обязан компенсировать покупателю его затраты на экспертизу, а также на билет до Минска (вояж был сделан в судебно-экспертную коллегию).

Также с предприятия торговли взыскана госпошлина (290 рублей) и штраф в местный бюджет (186 рублей 25 копеек).

Андрей ЧИЖИК
Екатерина НЕКРАСОВА, судья суда Бобруйского района и г. Бобруйска



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Варианты оплаты за услуги