«22.02.20 найдена девочка .Возраст около 4 -5-ти месяцев. Найдена в районе маг...»

+375447205634,+ 375296871244

В сложной ситуации человеку бывает достаточно всего лишь протянутой крепкой руки, чтобы подняться. Такую руку протягивает бобруйским женщинам Центр поддержки семьи, материнства и детства «Покрова». Занимался созданием Центра его директор Андрей Владимирович Зубенко.

В Центре мы встретились с тремя женщинами. У каждой — своя жизненная история, которая обязательно завершится благополучно, ведь они в надежных руках. О наших героинях — подробнее.

Бобруйчанки оказались в трудном положении. Три реальные истории

Из притона – в новую жизнь

Свое 20‑летие и Новый год Анюта* отметила в Центре «Покрова». Когда-то она училась здесь в воскресной школе и знала Андрея Владимировича, но не думала в будущем найти тут приют и ночлег. Анюта — сирота, оставшаяся без дома.

Отец Ани умер, а мать вела (да и сейчас продолжает) асоциальный образ жизни. При этом Аня у нее — восьмой ребенок. Детство девушке запомнилось регулярными переездами из дома в детский приют и обратно. А еще судами, на одном из которых наконец было вынесено окончательное решение — такая мать достойного воспитания не даст.

В восемь лет Аня попала в приемную семью. Здесь детей любили настолько, что кроме двоих своих, приютили еще 13. Но в 18 лет, по закону нашего государства, двери детского дома семейного типа закрываются за вступающим во взрослую жизнь человеком. Живи, работай, учись — сам.

Аня имела право на часть дома матери, куда ее и направили социальные службы. Та встретила дочь со слезами и признаниями, что когда ребенка у нее «украли», долго искала ее по всему Бобруйску. Но очень скоро жаркие материнские чувства остыли, дав место запоздавшим попыткам воспитания и требованиям. Мать около года подавала дочери «отличный» пример, как превратить дом в притон и жить сомнительными удовольствиями. В один, как сейчас кажется, действительно прекрасный день, мать просто не пустила Аню домой.

Девушке ничего не оставалось, как заночевать на работе. Об этом узнал работодатель — благодаря ему и госорганам Аня нашла приют в «Покровах». Здесь, в уютной комнатке на троих, она живет уже два месяца. Заходя в комнату, сразу и не поймешь, что здесь кто-то обитает. Не видно личных вещей, лишь после дня рождения тумбочку украсил букет роз от друга. Аня ждет переезда.

Передо мной молодая симпатичная девушка. Смотрю на нее, и мне кажется, что она счастлива. Счастлива навсегда забыть притон биологической матери. Иначе как биологической Аня ее не называет. Причем говорит о ней без обиды и злобы. «Биологический» — это значит: спасибо за жизнь. А больше не за что… Разве только за отрицательный пример убитой жизни. И это немало. Ведь Аня сейчас, по сути, в начале осознанного взрослого пути, и каким он будет — зависит от нее.

А вот «Покровам» есть за что сказать огромное спасибо. Юрист Центра помог подготовить документы, и при содействии работников горисполкома у Ани появилась своя комната в общежитии. Работники Центра, будто семья, делают в комнате ремонт, спонсоры помогают с мебелью.

* – имя девушки изменено

Бобруйчанки оказались в трудном положении. Три реальные истории

Как не стать врагом собственному отцу

Еще одна жительница кризисной комнаты в «Покровах» — 45‑летняя Ольга. В Центре оказалась из-за того, что не смогла найти общий язык с собственным отцом, в квартире которого жила. Если говорить коротко и просто, то история покажется довольно знакомой, и не каждый в ней поддержит именно Ольгу. Женщина поссорилась с больным отцом, не смогла заботиться о нем, сбежала, чтобы сохранить остатки нервов и здоровья, да еще и подала иск в суд о признании его недееспособным. Но давайте послушаем саму Ольгу.

Свое детство женщина вспоминает как безоблачное. Отец работал на ответственной должности и важным считал финансовое благополучие семьи. Единственная дочь ни в чем не нуждалась, кроме… любви. Не всегда родители, стремясь дать нам материальные блага, умеют показать свои чувства. Отношениям дочери и отца не хватало, быть может, душевности.

Сейчас отцу Ольги 73 года. Несколько лет назад мужчина из дома в деревне переехал в свою квартиру, где до сей поры проживали Ольга и ее сын. С этого времени спокойная жизнь прекратилась. В течение трех лет тетива отношений натягивалась. Отец стал вызывать милицию, предъявляя дочери обвинения в мошенничестве и сектантстве, ночами напролет мог выяснять отношения. Ситуацию усугублял алкоголь. Снимать для себя отдельную квартиру у женщины возможности нет.

— Вся эта ситуация только подкашивала мое и без того слабое здоровье, — говорит Ольга. — К тому же у меня сын школьник. Я должна была оградить его от этой ситуации. Пришлось попросить бывшего мужа забрать мальчика к себе в другой город.

Ольга предполагает, что отца кто-то мог напугать, наговорить страшных вещей, поэтому он защищается от самых близких, не доверяет. В этой ситуации она постепенно склоняется к тому, что не может возложить на свои хрупкие женские плечи слишком много:

— Я не могу должным образом о нем заботиться, — сетует Ольга. — Как и не могу строить рядом с ним собственную жизнь, а я еще хотела бы создать семью. Такие отношения с отцом разрушительны для моего здоровья. Соседи упрекают, но мне просто нужна помощь. У меня нет сил…

В августе 2019 года Ольга подала в суд о лишении отца дееспособности, а сама нашла приют в Центре «Покрова». Женщина немного отдохнула, набралась сил и надеется на положительное решение своей проблемы. Полностью связи с отцом она не разрывает.

— Звоню часто, он мне с упреком: мол, ждешь уже, когда я помру. Звоню спустя несколько дней: «не нужен, забыла».

— Самый страшный грех — уныние, — рассуждает Ольга. — И я прошла его по жизни, — о пре­одолении непростых жизненных обстоятельств она вспоминает вскользь и просит не писать о них. А я пыталась понять слова Ольги, преодолела она свое уныние или же продолжает с ним бороться… Возможно, для нее этот вопрос пока тоже без ответа.

Бобруйчанки оказались в трудном положении. Три реальные истории

Хотела стать спортсменкой...

Ангелина впервые забеременела в 15 лет. Сейчас ей 18, а малышам Илье и Мирославе — три и полтора годика. Девушка не живет в Центре, она одна из тех, кто благодаря «Покровам» уже обрел уверенность в себе и стабильность в жизни.

Ангелина училась в школе олимпийского резерва, шла к цели стать известной спортсменкой. О детях думала: зачем они?

— Я раньше не любила детей, — говорит девушка, с улыбкой усаживая на колени маленькую шуструю Мирославу. — Но… первый крик, первая улыбка…

Да, так бывает: ты сама еще ребенок, а уже становишься ответственной за чью-то жизнь. С будущим мужем, который лишь на год ее старше, Ангелина дружила шесть лет. Но одно из свиданий стало судьбоносным. Жить молодым людям было негде и не за что. Оба учились.

Тут стоит сделать отступление и рассказать про Ангелину подробнее. Она — круглая сирота. Когда девочке было восемь лет, мать лишили родительских прав. До 15 она жила в разных приемных семьях. Поэтому близких людей, которые поддержали бы и помогли, у нее не было.

Семейная жизнь молодоженов началась с конфликта со свекровью. Она жила в деревне, а больше поселиться паре было негде. После ссоры Ангелина уехала обратно в город. Но проблемы не заканчивались — органы соцопеки предупредили, что ребенка с ней не оставят, потому как она несовершеннолетняя и не имеет условий для воспитания детей. В женской консультации посоветовали обратиться в Центр «Покрова». Это была последняя надежда решить все нахлынувшие проблемы.

Центр «Покрова» молодой семье на несколько месяцев оплатил съемную квартиру, здесь же дали одежду, питание, помогли юной неопытной девушке подготовиться к родам.

Через полтора года Ангелина снова забеременела.

— Я хотела девочку, но когда узнала о беременности, была в шоке. К тому моменту отношения с мужем стали ухудшаться.

Сотрудники Центра уговорили Ангелину сохранить беременность. Полагаясь на их поддержку, девушка стала мамой во второй раз. А вот размолвки с мужем привели к разводу. Но на этот раз Ангелина была готова преодолевать трудности.

Сейчас она живет с парнем постарше. Он работает и обеспечивает жильем и питанием. С квартиры, которую снимал для нее Центр, девушка съехала в арендную, а потом перевела ее в социальное жилье. В помощи, по ее словам, уже не нуждается. Сотрудников Центра сравнивает с родителями, которые помогали и поддерживали во всем.

У Ангелины есть серьезные планы на будущее:

— Когда оба ребенка будут ходить в садик, я пойду учиться в колледж, а потом работать. А бывший муж после развода почти не общается с детьми.

Интересуюсь, как Ангелина представляет себе идеальную семью после всего негативного опыта:

— Папа, мама… пятеро или шестеро детей. Главное, чтобы в полном составе. А вот несовершеннолетним девушкам советую даже не смотреть на мужчин — к хорошему это не приводит.

В Центре «Покрова» на ул. Спартаковской, 1-а оказывают помощь детям-сиротам, детям-инвалидам, детям, находящимся в социально опасном положении, беременным женщинам, многодетным и неполным семьям. Центр курирует более двухсот семей, которые регулярно обращаются сюда за вещевой и продуктовой помощью.

Обратиться можно по телефонам
8–044–554‑68‑88, 72–92–22, 8–029–259–92–22.

Екатерина ГУГАЛОВА. Фото автора



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги