Предстоящий день знаний бобруйчанин Николай Нарожный ждет с не меньшим волнением, чем первоклашки. Первые пять месяцев этого года 38‑летний мужчина только и мечтал о том, как поведет свою дочь Дашу на первый звонок в СШ №1. Шансы на осуществление мечты таяли с каждым днем.

Пока 6 июня 2019 года Могилевский областной суд, рассмотрев апелляцию, не переквалифицировал его уголовную статью. Было «вымогательство с применением насилия», стало «принуждение к исполнению обязательств». Все вместе — дело о драке в магазине second hand. В тот же июньский день Николай вернулся домой. Здесь он и будет отбывать положенное наказание — 2,5 года «химии». Со множеством обязательств и ограничений. Общение с журналистами в их число не входит, поэтому мы решили навестить главного фигуранта резонансного дела. В рамках рубрики «Давно не виделись».

«Рецидивисты вели себя культурнее, чем первоходки»

За долгие годы это первый случай, когда симпатии горожан были на стороне обвиняемого. Комментарии на городских и республиканских информресурсах не дадут соврать. Поддержка вылилась в петицию на международной интернет-площадке, собравшую почти 6000 подписей.

— Хочу сказать спасибо всем, кто меня поддержал, — сказал Николай еще до того, как я расчехлил диктофон. — Первые три дня после пересмотра дела вообще ходил, как отрешенный, не понимал, что со мной происходит и где нахожусь.

Адаптация к домашним условиям — на самом деле сущие пустяки в сравнении с тем, как приходилось врастать в быт СИЗО‑5 (или «башни»), куда 11 января 2019 года Нарожного доставили прямо из зала суда. В тот день там проходило первое заседание по делу.

— Поместили в камеру на 14 человек, — рассказывает Николай. — Любой новичок, попавший в изолятор, должен «прописаться», то есть рассказать, за что и по какой статье его сюда направили.

По словам моего собеседника, среди сокамерников были и те, кто знал об этой истории — дело-то прогремело на всю республику. Поэтому неудивительно, что и за решеткой Нарожный нашел понимание и поддержку. Хотя контингент в камере подобрался совсем неоднородный: наркотики, драка с милицией, вымогательство, мошенничество. Многие ждали уже второго, а то и третьего суда.

— Что интересно, рецидивисты вели себя культурнее, чем «заехавшие» в первый раз — никакой матерщины или тюремных манер.

Среди сокамерников был и фигурант еще одного громкого дела минувшего года — бывший главный инженер «Бобруйскжилкомхоза» Игорь Ежов. Позже его перевели в другое учреждение.

Фигурант «дела о трусах» в Бобруйске – о жизни в СИЗО и цене свободы

Следственный изолятор — еще не тюрьма, но порядки и режим вполне тюремные. Подъем в шесть утра, отбой в 22.00. Регулярные обыски и жесткий запрет, под угрозой карцера, прилечь даже на минуту. Свидания с родными не положены, только передачи. Самое ценное в них вовсе не еда, впрочем, и о ней поговорим.

— Через адвоката всегда просил родных, чтобы прислали сигарет. Сам никогда не курил, но там табак – самая ходовая валюта. Можно, например, купить дежурство. С уборкой мест общего пользования. Да и просто поделиться с тем, кто «плохо греется».

«Плохо греться» — это значит остаться в полном одиночестве, без писем, которые обязательно фильтрует администрация СИЗО, и передач. Это, говорит Николай, сильнее всего ломает людей за решеткой. Жестче карцера, мощнее убедительных для следствия улик.

«Башенный» быт заставил Николая пересмотреть и собственный рацион. Каши, признается он, не очень любил до случившегося, но в бобруйском СИЗО их умеют делать.

— Причем не просто на воде, а с добавлением молока, — с улыбкой вспоминает собеседник. — Но главный деликатес там — это рис. Не знаю почему, но рисовая каша — вне конкуренции.

Нарожному есть с чем сравнивать. В мае этого года, спустя два месяца после решения Бобруйского суда, он был переведен в Гомель, а после — в Могилев. Там, говорит, условия не в пример хуже бобруйских. Касается это не только еды, но и бытовых условий. Скажем, баня. В Бобруйске на «помыться» давали полчаса, в Могилеве — не больше десяти минут. Периодичность одинаковая — раз в неделю.

«Остатки second-одежды отдам в детдом и церковь»

За нашим разговором следит шестилетняя дочь Николая. Последние несколько недель Даша провела у бабушки под Минском. Но, вернувшись в Бобруйск, стала вновь «папиным хвостиком». Когда Нарожный находился «там», в семье был уговор — не говорить малышке о случившемся. Кто скажет, что версия «уехал к бабушке» в данном случае — ложь?

— Судя по тому, что вы рассказываете о времени, проведенном в СИЗО, вы таки решили рассказать ребенку всю правду?

— Специально мы ей ничего не говорили, — поясняет супруга Елена. — Но мне кажется, она и так все понимает. Скрывать нет смысла, не скажем мы — скажут «доброжелатели».

Письма супруги и дочери — самое ценное, что забрал с собой из СИЗО Николай. Размашистый детский почерк и пять слов, которые мечтает услышать любой мужчина: «Ты самый лучший папа в мире». И поздравление с днем рождения. Какие еще аргументы нужны, чтобы убедиться, что настоящий тыл — это семья, где тебя любят и ждут?

Но сейчас дом для Нарожного — это не только очаг и близкие. Это место отбывания наказания. Правда, реальный его срок окажется чуть меньше двух с половиной лет, отмерянных областным судом. Время, проведенное в СИЗО, сюда тоже зачлось, по курсу: один день за решеткой — два на «химии». Полностью свободным Нарожный станет только весной 2021 года.

Все это время закон налагает на него ряд обязательств, ограничений и запретов. Главный из которых — алкоголь.

— В любой момент могут прийти с трубочкой, и тогда есть все шансы вернуться за решетку, — говорит Николай.

Фигурант «дела о трусах» в Бобруйске – о жизни в СИЗО и цене свободы

За все время нахождения в условиях домашней «химии» правоохранители приходили лишь дважды — сразу после прибытия в Бобруйск и 31 июля. Последний визит случился сразу после кратковременного выключения телефона по техническим причинам.

— Стоило отключить, и через полтора часа в дверь позвонили, — улыбается собеседник. — Наверное, просто совпадение.

Еще одно обязательство — трудо­устройство. С этим и сложнее, и проще одновременно. Сложнее потому, что один из вариантов пришлось отмести сразу.

— Когда-то я работал в столичной торговой сети заместителем заведующего магазином, недавно вновь пригласили туда. Но это бы потребовало переезда в Минск, что противоречит законодательству.

Еще один «столичный» вариант можно подвести под рамки закона.

— У меня остался договор с Белорусской Федерацией спортивного покера, по которому я являюсь организатором турниров. Ближайший из них намечен на сентябрь. Планирую поехать в столицу на те дни, когда турнир будет проходить. Разумеется, уведомив милицию.

С воли Нарожный уходил в качестве индивидуального предпринимателя. Это обстоятельство позволяет не становиться на «биржу труда» и забирать (обязательно!) первый предложенный вариант. Чего точно не будет — возвращения в малый бизнес. Магазин на Социалке, где произошла драка, Нарожный использовал на правах арендатора, а б/у одежда пока хранится дома. Пока — потому что на семейном совете было решено отдать ее нуждающимся. Детские вещи — в детдом (он, кстати, по соседству), для взрослых — в церковь или соцслужбам.

Фигурант «дела о трусах» в Бобруйске – о жизни в СИЗО и цене свободы

Цена свободы — почти 8000 рублей

Недавняя амнистия Нарожного не коснулась. Кроме основного наказания, он должен выплатить 29‑летней бобруйчанке Алине Н. 1000 белорусских рублей в качестве компенсации.

— При этом уже по суду я ей выплатил 555 рублей за разбитый телефон, хотя потом в каталоге мы смотрели, что новый такой аппарат стоит 390–450 рублей. Впрочем, она требовала за него гораздо больше — сначала 700, после 600.

С момента освобождения в зале областного суда со своей визави Нарожный не встречался. Хотя не скрывает, что хотел бы сделать это — в зале суда.

— В течение первой недели на свободе я подал заявление в милицию на привлечение ее к ответственности за хулиганство и вымогательство. Тут и история с телефоном, и в целом ее поведение, нацеленное на то, чтобы вытянуть из меня деньги. Пришел ответ: оснований для возбуждения уголовного дела нет.

Каждый приезд адвоката обходился в 400 рублей

Свободу, конечно, в руб­лях не измерить, но посчитать, в какую сумму семье Нарожных обошлась вся эта история, не возбраняется. Каждый приезд адвоката — 400 рублей, а таких приездов было 19. Это только в суды. Ведь кроме уголовного дела, Нарожный проходил по гражданскому — за клевету. Плюс надзорные жалобы, плюс заявления, плюс приезды в СИЗО. В итоге набежало почти 8000 рублей. Но об этом в семье Нарожных стараются не думать.

С себя во всей этой истории Николай ответственности не снимает. Говорит, в тот момент проявил чрезмерную эмоциональность, вспылил. А еще — потерял бдительность.

— Надо было самому собирать доказательства, не полагаться на то, что это сделают следователи или еще кто-то. К примеру, в соседнем кафе была камера, она записывала, что происходило снаружи и даже «заглядывала» в магазин. Я попросил хозяина предоставить запись, он отказал. Ну, отказал и ладно. Требовать и настаивать я не стал, а зря.

В поддержке горожан Николай убеждался лично. И не раз. Особенно сразу после освобождения.

— Первые две недели очень многие узнавали на улице. Подходили, пожимали руку, спрашивали, как дела, говорили, что переживали за меня. Это было приятно и волнительно. А узнавали только потому, что вы, журналисты, очень активно освещали эту историю. Вам — отдельное спасибо.

Последние приготовления к первому звонку для будущей школьницы Даши Нарожной завершены. Малышка с папой считают дни до торжественной линейки. Осталось купить букет и очистить место на флешке домашней видео­камеры. Начало школьной жизни Николай хочет зафиксировать для семейного архива. И не просто зафиксировать, а сделать целый фильм. Осуществление мечты должно выглядеть красиво.

Дмитрий СУСЛОВ
Фото Виктора ШЕЙКИНА



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Комментарии  

Русалочка
+7 # Русалочка 29.08.2019 22:15
Приличный человек. Нормальная семья. Счастья вам!
Сообщить модератору

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги