null

«Вы мне сделайте фото, а мама меня увидит и скажет: «Так это же МОЯ Машенька!» – напечатано под фотографией трехлетней девочки. «Когда я вырасту, я стану моделью и научусь красиво танцевать, мои родители будут мной гордиться», – записали за пятилетней Танюшей. Владиславу четыре года. Вот его слова: «Я не хочу улыбаться, и играть мне не хочется. Я просто буду сидеть и ждать, когда придут мои родители». Трехлетний Вадим давно придумал, что попросить у Деда Мороза на Новый год: «Чтобы меня забрали в семью!» Девятимесячный Владик, пусть еще и не осознает своих желаний, но уже тоже ждет, когда к нему придут родители и заберут с собой. Потому что «если он перестанет ждать, его маленькое сердце никогда не сможет любить». [break]

Взгляды насквозь

Фотографии детей из дома ребенка и детского дома размещены на сторонах картонных кубов. 10 кубов. 35 фотографий. 35 пар детских глаз, заглядывающих в самую душу. От коротких цитат и сопутствующих портретов к горлу подступает комок, наворачиваются слезы. Уверена, не только у меня. Уже неплохо, уважаемые сотрудники администрации Первомайского района. Но недостаточно. Цель-максимум, которую вы поставили перед собой, сложнее – все малыши должны найти родителей. Девять из этих 35 уже нашли. Нескольких детей усыновили, мама одного ребенка восстановила родительские права, остальных определили в приемные семьи.

Завершают многоэтажную композицию «домиков» тре­угольные «крыши». На них наклеены печатные листы с поражающей статистикой: «В Беларуси проживают 32 тысячи детей-сирот. Только в Первомайском районе Бобруйска около 450 таких детей». У некоторых из них родители умерли или погибли. Но в основном это дети, чьи родители лишены родительских прав.

Здесь же рассказывается о замысле и результатах акции «Теплый дом», проводимой с мая прошлого года администрацией Первомайского района города. В том числе в рамках акции уже шестой месяц на различных предприятиях города на самом видном месте – возле проходной – гостит передвижная фотовыставка. Сейчас с ней знакомятся сотрудники шестого по счету предприятия – ОАО «Бобруйский кожевенный комбинат». Выставка уже побывала на заводе ТДиА, в ОАО «ТАиМ», ОАО «Белшина», ОАО «Беларусьрезинотехника», ОАО «Бобруйскагромаш». На очереди – ООО «Алмаз».

Быть сильным? Легко!

О детях, ждущих своих мам и пап, стараются сообщить во всеуслышание всеми доступными способами: реклама в городе и в общественном транспорте, публикации в прессе, передачи на телевидении и радио, на всевозможных мероприятиях и концертах. Сложно сказать, какая именно составляющая из насыщенной программы акции «Теплый дом» повлияла на возрастание числа желающих помощь детям. Но в последние полгода, после воплощения в жизнь идеи фотовыставки, наблюдается увеличение показателей.

«Уже к сентябрю число усыновленных детей было больше, чем за несколько последних лет. В 2005 году в Первомайском районе усыновили лишь шестерых, в 2006 – десятерых, а уже к сентябрю 2007 – 15 детей нашли свои семьи», – рассказывает Ольга Дорошко, методист социально-педагогического центра отдела образования администрации Первомайского района.

Да, увеличение всего на несколько цифр. Но за каждой из них стоит судьба ребенка. Просто еще один Сережа или Дима, у которого месяц назад нашлись новые мама и папа, вместо того, чтобы (вполне возможно) в недалеком будущем превратиться в государственного иждивенца или пополнить ряды воспитанников колонии, вырастет хорошим, добрым, любознательным, умным, уверенным в себе человеком, станет великим хирургом, музыкантом, ученым, изобретет рецепт дешевого и экономичного топлива… Или еще лучше: станет заботливым сыном и отцом, любящим супругом девочки Маши, которая пока еще только учится ходить. У этого мальчика и у других все обязательно получится, потому что рядом с ними теперь есть люди, которые в них поверили.

У каждого из нас есть право на мечту. Да будут здоровы и счастливы те героические люди, которые решились дать шанс еще одному пока маленькому человеку осуществить свою мечту. Терпения вам. И силы. Сильным можно быть, если есть ради кого.

Родитель – это работа

Приемная семья – как организм с пересаженным органом: может, приживется, может, нет. Ребенок, если ему уже три-четыре года, попадает в другую семью, имея за плечами опыт прежней, родной, хотя и не всегда любимой.

Опека в этом смысле ближе и понятнее, но в таком случае людям труднее материально: если усыновителям и приемным родителям как сотрудникам отдела образования платят зарплату, то здесь единственный дополнительный прибыток – пособие на ребенка (около 150 тысяч рублей). Зато дети знают, к кому попадают. Чаще всего оформляются именно опеки.

Сегодня в Первомайском районе 92 семьи, усыновившие 108 детей, в основном из дома ребенка и детского дома, то есть совсем маленьких (до шести лет). В приемные семьи (таковых в Первомайском районе 17) и в семейные детские дома (их два) берут и более старших детей, из интерната.

Кроме того, практически любая семья может пригласить ребенка из детского дома или школы-интерната провести некоторое время вместе: выходные, праздники, отпуск. «А каково ребенку, пожившему в нормальной семье, вернуться к своей обычной жизни?» – интересуюсь у Ольги Александровны: «Понимаете, эти дети живут, как в панцире. У них нет опыта общения с другими детьми, кроме детдомовских или интернатовских, в реальной жизни они не видят проблем и сложностей, которые возникнут в будущем, не знают, как создать семью и поддерживать домашний очаг. Нормальная семья способна, по крайней мере, дать им понятие о том, чего они лишены».

Если хотите помочь

Если вы решились взять на себя ответственность за жизнь другого человека, наберитесь терпения. Сразу ребенка вам никто не отдаст. Вас познакомят и какое-то время (возможно, около полугода) вы будете присматриваться друг к другу. Обязательно: психологическое тестирование на совместимость, наличие работы и жилой площади, медицинское обследование, письменное разрешение на усыновление от других членов семьи и, если не передумали, еще несколько справок и документов, запросы на которые может сделать отдел образования администрации того района города, в котором вы проживаете.

Можно познакомиться и конкретно с тем ребенком, который приглянулся на фото. Дальше все зависит от вас. Есть дети, которые не со всеми идут на контакт, есть взрослые, которые понимают, что не смогут справиться. Порой, люди думают: наследственность... А ведь с нашими родными детьми тоже порой не знаешь, что делать. В отделе образования, по крайней мере, есть психологи, готовые прийти на помощь.

«Поначалу самое страшное – злые языки, – делится опытом Наталья Солодкая, три года бывшая приемной мамой, а два года назад переквалифицировавшаяся в родителя-воспитателя семейного детского дома. – Мы с мужем тоже боялись, что скажут родственники, соседи. Но, знаете, всем рты не заткнешь. Единственный выход – не обращать внимания. Наша цель – вырастить нормального, здорового человека из каждого из наших детей: шестерых приемных и пятерых родных».

«Кстати, мы еще двоих собираемся взять из школы-интерната, – добавляет Наталья Всеволодовна, пока я ошарашенно молчу, пытаясь представить услышанное. – А тем, кто боится бумажной волокиты, скажу: если постараться, можно управиться за две недели. Это же не собачку домой взять. Все должно быть досконально… Муж сначала был против, боялся, что не прокормим. Но все получается. Мне нравится, когда мои дети говорят: «Привет, мама», «Спокойной ночи, мама», когда обнимают меня крепко-крепко… Трехлетняя Катюша сразу стала меня мамой называть, а Галя, которой шесть лет, только спустя несколько месяцев. И других детей поначалу подначивала: «Она же не наша мама!» Но я все понимала и не осуждала, не ругалась, а заслуживала это звание. И в конце концов заслужила».

Наталья Всеволодовна знает, что такое жить без мамы. Ее родители развелись, и некоторое время она жила с отцом. Наталья предлагает проводить дни открытых дверей в приемных семьях, в семейных домах, чтобы потенциальные родители избавились от тех страхов, которые многие испытывают поначалу: «Чтобы люди увидели, что приемные дети такие же, как все, что они добрые и послушные, что все дети – это счастье. Все, что им нужно от вас, – доверие и любовь. Нашим детям от пяти месяцев до 21 года. Мы не разделяем их на своих и чужих. Если будет меньше сирот, будет меньше обиженных и озлобленных на этот мир».

Евгения КОРКИЯЙНЕН

Фото Федора ПРОКОПОВА