Колонна мальчишек и девчонок (лет семнадцати) по команде направилась к микроавтобусу. Сторонний наблюдатель вполне мог бы подумать, что ребята следуют на какое-нибудь культурное школьное мероприятие. Однако наличие человека в милицейской форме и нескольких людей в штатском, стоящих чуть по­одаль и бдительно наблюдающих за процессией, да надвигающаяся темным айсбергом ночь заставили бы усомниться в первоначальном предположении. Да и потом, если внимательно присмотреться, у некоторых ребятишек в руках вовсе не книжки и портфели, а пластиковые бутылки с недопитым пивом. [break]

«Все дружно заходим в микроавтобус!» — командует один из сотрудников милиции. Две 16–17-летние девушки просят: «Мы не пили, отпустите нас, пожалуйста», — «Нет, вызовем ваших родителей, и будете объяснять им, что вы ничего не пили», — неумолим страж порядка. Набитый юными «искателями приключений» автобус трогает с места в сторону опорного пункта. Идет комплексная профилактическая отработка 5-го и 6-го микрорайонов города.

В операции задействованы большие силы. Но — обо всем по порядку. В пятницу, 15 марта, в фойе отдела внутренних дел, что по улице Минской, собралось много народа в штатском (чтобы не быть приметными на улице). «Становись!» — отрывисто командует заместитель начальника ОВД Бобруйского горисполкома подполковник милиции Сергей Глушко. Начинается инструктаж. Уточняются позывные, и каждой из шести групп ставится конкретная задача. После инструктажа подхожу к подполковнику и спрашиваю о целях и задачах предстоящей операции.

— В комплексной профилактической отработке компактного района задействованы тридцать пять человек: сотрудники патрульно-постовой службы, участковые инспекторы, инспекторы по делам несовершеннолетних, сотрудники дорожно-патрульной службы ГАИ (два экипажа) и группа уголовного розыска, — подчеркнул Сергей Викторович. — Кроме того, мы привлекаем добровольную дружину, которая находится у нас на опорном пункте, и сотрудников специальной роты быстрого реагирования. В отработке задействованы четыре транспортных средства и человек с видеокамерой, чтобы фиксировать правонарушения. На инструктаже, как вы видели, присутствовала молодежь из БРСМ, они входят в состав мобильных групп.

Наша задача не просто кого-то поймать, а предотвратить правонарушения. Почему в пятом-шестом микрорайонах молодежь пьянствует? Мы должны вскрыть причины, чтобы потом принять необходимые меры: выявить и наказать тех нарушителей, которые того заслуживают.

Группы составлены таким образом, чтобы в каждую входил инспектор по делам несовершеннолетних. Все продумано, вплоть до того, что подготовлены бланки для фиксирования правонарушений.

«А почему назрела необходимость подобной отработки в пятом-шестом микрорайонах?» — спросил я. «О положении дел в шестом микрорайоне знаю не понаслышке. Дело в том, что я живу в этом микрорайоне и, проходя по улицам и дворам, вижу, как люди не могут спокойно войти в подъезд. Молодежь шумит, скандалит, не дает нормально отдыхать гражданам. Кому-то это может показаться мелочью, но я так не считаю. Люди, которые отработали весь день, имеют право на отдых, а задача милиции — обеспечить этот отдых», — резюмировал Сергей Викторович.

Мы мчимся на белой «Волге» по вечернему городу, рассекая светом фар темноту. Рация надрывается. Доклады следуют практически без остановки. «Кажется, «клев» пошел», — шутит подполковник. Подъезжаем к лесопосадке, что возле пятого микрорайона. Вылезаем и быстро идем на голоса, раздающиеся впереди. Группа подростков 15–17 лет, среди которых три девушки, что-то эмоционально объясняют милиционерам. В ногах у ребятишек полиэтиленовая упаковка с несколькими пластиковыми бутылками пива емкостью по два литра. Столько пива на небольшую группу! А что потом? Перефразируя известную песню, — «любимый город не будет спать спокойно»?! Ребятню строем ведут к машине, а далее — отправляют в опорный пункт милиции в шестом микрорайоне.

Петляем на «Волге» вниз, к Березине. На пристани замечаем двух молодых женщин: возле ног — недопитая стеклянная бутылка, в которой не то водка, не то спирт, а рядом — коляска с малышом. Останавливаемся, подходим. От раскрасневшихся дам разит перегаром. Подполковник увещевает подвыпивших женщин и просит покинуть насиженное место: «Рядом микрорайон — распивать спиртное нельзя».

Не успели сесть в машину, как следует очередной вызов по рации. В одном из киосков по улице Батова продавщица продала пиво несовершеннолетнему. Едем туда, разбираться. Пока подъехали, продавщица вызвала хозяйку киоска, худощавую женщину лет пятидесяти. Хозяйка просит не наказывать: такое, мол, впервые и больше не повторится. Стражи порядка составляют протокол. «Что ей грозит?» — спрашиваю у подполковника. «Лишение лицензии», — повернув ключ зажигания, отвечает Сергей Глушко.

Мы снова едем извилистой дорогой к Березине. Выходим из машины, пробираемся вдоль берега, усеянного битым бутылочным стеклом, словно ракушками. Вскоре слышим чей-то смех. На плоской бетонной крыше одного из лодочных гаражей — которых здесь немало — расположилась компания, человек пятнадцать, не меньше. Пока ребятня веселится, мы запрыгиваем на крышу. Замечаю водочную бутылку в ногах у одного из парней, некоторые потягивают пиво. Появление милиции вызывает у тусовки шок. Враз прекращаются смех и разговоры. Звучит строгая команда: построиться в колонну по двое. Так мы задерживаем «мальчишек и девчонок», о которых я писал в начале статьи. Примерно через полчаса после того, как их увезли, подъезжаем к опорному пункту (в шестом микрорайоне). Ребятки сосредоточенно пишут «сочинение» на тему «Что я делал (или делала) вечером на пирсе и как рядом «очутилось» спиртное?» Выясняю — одноклассники одной из школ города отмечали чей-то день рождения. Ну а спиртное, мол, так, побаловались и не более. Вскоре пришли родители. Им предстояло написать расписки о том, что они забирают своих детей с опорного пункта. После этого сотрудник милиции провел с каждым из родителей профилактическую беседу, напомнив о решении Бобруйского горисполкома, принятом 17 августа 2005 года «О некоторых мерах по ограничению розничной продажи и потребления (распития) пива и слабоалкогольных напитков». Исходя из этого документа, употребление пива лицам до 18 лет запрещено, как и реализация хмельного напитка подросткам. Спрашиваю у одной из мам, женщины средних лет, на лице которой отразилась нескрываемая тревога: «Как вы считаете, правильно делает милиция, что задерживает загулявших подростков?» — «Абсолютно правильно», — тяжело вздыхает родительница, не пожелавшая называть своего имени.

Отработка 5-го и 6-го микрорайонов продолжалась до полуночи. А затем старшие групп написали рапорты в дежурную часть.

Подобные операции будут повторяться и впредь. Может быть, в следующий раз столь же массированно будут отрабатывать «точки» по продаже спирта… Все зависит от оперативной обстановки. Но то, что после таких акций на бобруйских улицах станет спокойнее, — я не сомневаюсь.

Владимир ШЛОМАН

Фото Федора ПРОКОПОВА