Трудные времена и безденежье могут наступить у каждого человека в любое время. На белорусов они накатывали не раз. Но, как говорит многодетная мама Наталья Всеволодовна Солодкая, что нас не убивает, то делает сильнее. Она рассказала, как в трудные для семьи времена растила детей и не падала духом.

Котлеты из геркулеса и чай из веток

— Это был 1995 год, — рассказывает Наталья Всеволодовна, которая сегодня является мамой не только родных, но и приемных детей. — Младшему из наших троих детей тогда исполнился год. Муж работал на заводе ТАиМ, я сидела с детьми в декрете. В мае выплаты зарплаты и детского пособия прекратились. До января нам пришлось выживать.

Повезло, что тот год выдался урожайным. Мы жили в своем доме, был огород, куры. Выросло много свеклы. Тем летом мы питались за счет домашнего хозяйства и огорода. В магазин старались вообще не ходить. Да и там редко что было. Все лето варили чай из трав. Когда трав уже не было, заваривали веточки малины и вишни. Напиток очень вкусный и ароматный, но пить его полгода…

Было много слив и винограда, но закатки я делала без сахара. Потом разводили их до компота. Я впервые в тот год тушила свеклу. Оказалось, это даже вкусно. Тогда научилась и котлеты из геркулеса готовить. Замачиваешь его, добавляешь яйцо, луковичку, приправу и жаришь. Курицу сначала варили в супе, потом доставали мясо и заворачивали его в блины из муки и воды. Делала котлеты из капусты, лука, морковки с ложкой крахмала — и это было вкусно. Или бутерброды: трешь картошку, перемешиваешь с яйцом и приправой и обжариваешь вместе с батоном, как гренки.

Свои куры быстро закончились, но нас поддерживали соседи. Близких родственников у нас с мужем в то время уже не было. Большое спасибо соседке — бабушке Яне, она, бывало, по утрам стучала в окошко, протягивала в баночке немного гречки, а из кармана доставала три яйца. На, говорит, покорми детей. Мужу не платили на работе, но можно было брать еду в столовой в счет зарплаты. Помню, он приносил батоны, кисель.

Кот и собака делились добычей с хозяевами

— Своей картошки у нас не было, но люди давали. Был у нас поросенок, которого мы хотели вырастить. Как-то утром муж ушел проверить его и вернулся в слезах. Оказалось, уже подросший кабанчик сдох. Мы решили, что он съел отравленную крысу, пришлось его закопать. Представляете, какая потеря для нас была?!

Еще жили у нас собачка Жуля и кот. Дворняжка была непривередливая, довольствовалась куском хлеба. Зато мы не знали, куда прятаться от стыда, когда она приносила яйца откуда-то от соседей. А кот однажды принес целую вязку сушеной рыбы.

Запомнился момент отчаяния. Я сварила суп: немножко картошки, свекла и луковица, даже не зажаренный. Сын поел и говорит, он тогда по-белорусски любил говорить: «Ой, матуля, які смачны боршч, можна мне падбаўкі?». У меня случилась истерика. Муж меня и тряс, и по щекам хлопал, едва успокоилась. Я старалась верить, что когда-то эти тяготы закончатся.

Я портная по специальности, поэтому детям перешивала одежду из своих с мужем вещей, турецких свитеров, отрезов ткани, которые тогда у многих были дома. Шила хорошо, поэтому дети ходили в школу аккуратные, даже модные. Рукавицы и носки вязала из распущенной одежды, специально нитки не покупали. Проблема была только с обувью. Благо, поддержали друзья. Зимой не хватало дров, мы с мужем ездили на мотоцикле с коляской в лес собирать ветки.

Надо верить в людей

— Нам многие помогали. Замечательный педиатр у нас была — Елена Владимировна Другак. Человек такой души! Она просто давала деньги моим детям — на булочки в школе. Моя подруга Людмила Дробова тоже очень поддерживала. Давала свои сапоги, пальто, чтобы я могла съездить в поликлинику. И хлеб приносила, и дрова, и одежду.

Новый 1996 год мы встречали с несколькими блюдами из одного килограмма фарша. Этот деликатес я не смогла уступить ветерану. Фарш продавали с лотка на улице. Оставалось два кило. Я стою за женщиной и понимаю, что как раз мне достанется последний пакет. И тут подходит мужчина и говорит, что он ветеран и имеет право покупать без очереди. Я ему сказала, что не уступлю, потому что у меня трое детей (у моего старшего сына Павла тогда уже были голодные обмороки). Продавщица поддержала и продала фарш мне. Мы сделали из него столько всего! Это были котлеты, голубцы, сушки, блинчики… Конечно, назвать это мясными блюдами сложно, потому что там батона было больше, чем фарша, но у нас получился праздничный стол.

Понимала, что многим бывало и хуже. Бабушка рассказывала про войну, поэтому я считала, что не имею права падать духом. Уже в январе мне на глаза попалась Библия. Села читать, и тут вдруг стук в окно. А там двое незнакомых людей. Оказалось, это из церкви пришли — они прочли мое письмо в республиканскую газету, где я описывала нашу ситуацию. Я отослала его еще в декабре. Эти люди посмотрели, как мы живем, пообщались и оставили нам 550 рублей. На тот момент месяц за эти деньги можно было прожить! На следующий день они привезли на санках мешок картошки, крупы, сахар, сладости детям, два спортивных костюма и игрушки. Пригласили мужа приехать к ним еще и за консервами.

Я сейчас рассказываю детям о том времени и добавляю, что самое страшное — это смерть, а остальное можно пережить. Что нас не убивает, то делает сильнее. Тогда же, в январе, после статьи приехала и президентская комиссия, мне выплатили пособие сразу за несколько месяцев, а мужу зарплату.

Знания на плечи не давят

— Через несколько лет после этого вроде бы все уже наладилось, мы даже корову купили. Я уволилась, чтобы ухаживать за детьми. А муж работал неофициально. Но он сломал ногу, и три месяца у нас не было никакого заработка. Я тогда взялась шить игрушки на частного предпринимателя. В день, бывало, по сорок штук шила, у меня даже на машинке железная подложка, где нитка ходит, протерлась. До сих пор ее храним. Муж сидел рядом в гипсе, помогал. А дети продавали эти игрушки. Старшему тогда было 10 лет.

В трудных ситуациях мне помогло то, что я училась всему, чему могла. Бабушка еще в детстве говорила: знания не кошель — за плечами не носить. Я научилась шить, вязать и многому другому. Бралась за любую работу: подрабатывала в соцслужбе — ухаживала за стариками, нанималась в больницу санитаркой. И дети у меня такие же. Сын еще в детстве научился чинить обувь, и к нему шли со всей улицы. Ходил за грибами, за ягодами, продавал, так он насобирал на игровую приставку, которая тогда стоила 40 долларов.

В январе будет 35 лет, как мы с мужем вместе. И, пройдя через все испытания, мы вырастили достойных, хороших детей, которые получили высшее образование. Дети наши считают, что тоже получили хороший жизненный урок, и сейчас, когда у них уже свои семьи, они спокойны и уверены в том, что все плохое скоро закончится.

Екатерина ГУГАЛОВА
Фото автора



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги