Есть ли шанс у того, кто стал жертвой зеленого змия? Шанс на излечение, на прощение, на новую — трезвую, здоровую и (да-да!) счастливую жизнь?

Есть! И мы в очередной раз убеждаемся в этом, общаясь с людьми из группы анонимных алкоголиков Бобруйска. И если вы — тот, кому нужна помощь, или его родственник, близкий человек, желающий помочь, то знайте: этот путь тяжелый, но, чтобы его пройти, надо сделать шаг. И не один — 12 шагов специальной программы, 12 ступенек, по которым алкоголики со дна жизни поднимаются на поверхность.

В гостях в редакции со своей историей побывал Егор. Учитывая требование группы об анонимности, мы не будем называть его настоящего имени.

Духовный рост против мышления алкоголика

Несколько лет назад «Коммерческий» уже общался с Егором, коротко. На тот момент мужчина был на стадии борьбы: трезвые месяцы сменялись срывами. Сегодня передо мной вполне успешный человек, приехавший на приличной машине, живущий в ладу с женой и двумя детьми. Человек, прошедший тяжелый путь от состояния «алкоголь жизненно необходим» до «алкоголь меня не волнует».

Мы часто думаем, что алкоголик — это грязный, дурно пахнущий человек, шатающийся по улицам и вымаливающий у прохожих копейки на «догнаться» или «опохмелиться», лежащий под забором полутруп в обмоченных штанах в обнимку с пустой бутылкой «чернил». Но долгая история Егора — неплохо учившегося, поступившего в университет, занимавшего достойные должности, открывавшего свой бизнес — диссонирует с этим стереотипом.

Егор спокойно, рассудительно раскладывает по полочкам свои воспоминания, всю свою жизнь. В 13 лет впервые попробовал. Не понимал, если в компании кто-то не пил: «Зачем тогда собираться?». В 17 лет поступил в университет, перевелся на заочное и пошел работать — хотелось самостоятельности. Коллектив оказался «в теме» — спиртное там было общепринятой ежедневной традицией. Уже в 23 года Егору говорили, что у него налицо проблемы с алкоголем. А дальше — как в большинстве таких историй: трудности с учебой, постоянная смена работы, проблемы с милицией… И — терпеливые родители, которые до последнего разруливали проблемы любимого сыночка.

Наверное, с десяток историй наберется у Егора о том, как очередной запой жирной чертой перечеркивал перспективные начинания.

— Даже если алкоголик не пьет, его мышление не такое, как у нормального человека, — объясняет Егор причины срывов. — Программа «12 шагов» помогает изменить это мышление и преодолеть без­удержную тягу к алкоголю, она основана на духовном росте человека.

Пример мышления алкоголика из жизни Егора:

— Первый раз я женился по глупости. Жена капала на мозги — я пил сильнее. Виновата жена. Разошлись. Стал пить еще больше. И вроде никто не капает. Вот встречу хорошую женщину — брошу пить! Встретил. Но не бросил…

«Папа, не уходи!»

От дорогой водки до боярышника. Два десятка кодировок за несколько лет. Жена и мама спасали Егора как могли, водили за большие деньги к разного рода целителям, радовались нескольким месяцам трезвости после наркологов и реабилитационных центров.

— Снова забухал? Виноват доктор! Давайте следующего! — вспоминает Егор.

Мужчина не утверждает, что все это было зря — наоборот, врачи выводили его из запоев и тем самым спасали жизнь. Но пока он сам не сделал первый шаг, запои продолжали накрывать регулярно.

— Помню, как после очередного лечения мы собрались на даче на шашлыки — мама, жена, сын. Они так радовались моей трезвости! А мне было плохо, невыносимо тоскливо. Я не мог понять, чего хочу. Думал, сколько же денег они на меня потратили! Плохо, когда родные пытаются помогать, отстраняя тебя от ответственности. Нельзя потакать алкоголику, он этим лишь воспользуется.

Еще один момент из пьяной жизни. Мне плохо, выпить не за что, звонит товарищ, и я собираюсь бежать к нему. Но тут у двери меня хватает за ногу трехлетний сынишка с криком «Папа, не уходи!». Я все равно ушел, но как же мне было больно!

Я пытался заменять алкоголь другими зависимостями. Могу сказать, что перепробовал все — от игр до наркотиков. Но никакая зависимость на замену не поможет. Кроме духовного роста.

«Я понял, что мне осталось недолго»

В 2013‑м Егор впервые столкнулся с анонимными алкоголиками (далее — АА). Они пришли в наркологию рассказать о себе тем, кто проходил там лечение, как и Егор.

«Когда сын кричал, было больно, но я не остановился...». Как бобруйчанин боролся с зависимостью
Фото: docplayer.ru

— Тогда я уже понимал, что алкоголь мешает мне жить и что сам я не справлюсь. Но эти люди не были похожи на алкоголиков. Кто-то из пациентов ляпнул, что это секта, они квартиры отжимают. Я подумал — это то, что мне нужно. Собственного жилья у меня не было, а тут сразу созрел план: стану главным в секте и отожму себе квартиру. Но когда пришел на встречу АА, оказалось, никакая это не секта. Я решил, что мне врут, обиделся и ушел.

Дальше месяцы трезвости и трудоспособности сменялись неделями запоев. Егор возвращался к АА не раз. Но что-то каждый раз мешало. Надо было выбрать наставника, который поможет, но Егор никак не мог «снять с себя корону». Так длилось четыре года. Самый большой срок без стакана был около девяти месяцев. Однажды настал тот момент, когда стало ясно: осталось недолго.

— Отец умер, отмазывать меня от милиции стало некому, мама ушла на пенсию и перестала давать деньги, жена подала на развод. Я оказался в притоне без средств к существованию. Вот тогда «снял корону» и позвонил одному из АА.

Сегодня Егор признается, что выполнял программу на 99%. Что же это за один процент, который он не смог осилить? Оказывается, в первое время отказа от алкоголя нежелательно есть торты, пить кефир и подобные продукты, при приготовлении которых может использоваться алкоголь. Но Егор — сладкоежка, он просто не мог отказаться от пирожных.

— Многих заданий я не понимал, спорил, ругался с наставником, — говорит Егор. — Но важным было не понимать, а делать. Вообще, в программе меня привлекло обещание десятого шага (в каждом из 12 шагов есть свои обещания). Это было обещание того, что алкоголь перестанет меня волновать от слова совсем. Я не понимал, как это возможно. Но за семь месяцев мое мышление действительно изменилось: алкоголь меня реально больше не волнует.

А еще сегодня для Егора залог трезвости — это работа с другими алкоголиками, помощь им. Он провел по программе уже нескольких человек, четверо сегодня уверенно держат трезвую планку. Среди них и один из бывших собутыльников. Сам Егор трезв с 5 сентября 2017 года.

— Будучи алкоголиком, я не мог радоваться, меня угнетала любая мелочь, чуть что — запой, — говорит мужчина. — Сейчас я на­учился сопереживать и радоваться мелочам. Заработал денег, купил машину, сделал ремонт — это финансовые радости. Но с этим не сравнится другая радость. Когда я вел человека в исправительной колонии по нашей программе и он, дойдя до шага «Возмещение», впервые за восемь лет позвонил своей матери, попросил ее прий­ти и попросил у нее прощения — вот это настоящая радость!

Егор рассказывает, а голос его дрожит, будто он заново переживает этот момент, момент чужого исцеления. Конечно, в жизни Егора сейчас есть и другие радости: рождение дочки, воспитание сына. Он рад, что сын забыл плохое время — был слишком мал, зато сейчас папа для него — хороший пример.

Точка невозврата

Вот еще несколько конкретных вопросов, которые я задала Егору.

— Есть ли точка невозврата, когда уже никакие шаги не помогут?

— Человека будет очень сложно вытащить, когда он начал считать аморальный образ жизни нормальным.

— Кто виноват в том, что человек становится алкоголиком?

— Никто. И сам он не виноват. У меня есть знакомые, пившие больше моего, но они не стали алкоголиками, могли остановиться. У меня в семье не было алкоголиков, но я пил. Не предрасположенность я считаю решающим фактором, а собственный эгоизм, взращенный с детства родителями. Я был единственным ребенком, привык, что все для меня, мог делать, что хочется и не нести за это ответственности.

— О чем жалеешь?

— Не успел попросить прощения у тех, кто умер — отца, бабушки, дедушки. Они так и не увидели меня трезвым…

— Какие перемены ты ощущаешь в себе?

— Я стал добрым, открытым, появилось сочувствие. Отступили страхи и зависимость от чужого мнения. Например, если раньше я в периоды трезвости старался заработать денег, чтобы кому-то что-то доказать, то теперь моя цель — обеспечить достойную жизнь семьи и будущее своим детям. Раньше мне приходилось носить маски злого, агрессивного или, наоборот, лебезить, чтобы выпросить денег. Теперь я могу быть самим собой и мне все равно, что подумают окружающие.

— Какой шаг из 12-ти самый сложный?

— Первый. Признаться честно самому себе, что проблема есть, что сам я с ней не справлюсь и попросить помощи. На признание проблемы у меня ушло четыре года. А на саму программу — семь месяцев.

Обратиться за помощью может каждый!

Группа АА «Новое рождение»,
ул. К. Либкнехта, 58,
тел. 8–044–582–69–06.

Группа АА «Фонарь»,
ул. 50 лет ВЛКСМ, 19,
тел. 8–029–567–89–79.

Екатерина ГУГАЛОВА



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги