Женщинам не дано тушить пожары, но в МЧС есть не менее ответственная профессия для девушек в форме. «Коммерческий» пообщался с диспетчерами центра оперативного управления БГРОЧС Ириной НОВИКОВОЙ и Татьяной ЛУГИНОЙ.

Быть в курсе всего

Ирина Валентиновна Новикова «на связи» больше 20 лет. Психолог дошкольного образования по профессии, она предпочла «скучную» работу диспетчером, но ни разу об этом не пожалела. Плюсами выступили и достойная зарплата, и график сутки через двое, и ранний выход на пенсию — в 48 лет. Чтобы работать диспетчером, не обязательно оканчивать специальные вузы, но знание психологии, думаю, не раз выручало Ирину Валентиновну.

Только со стороны работа диспетчера кажется простой и нудной. Но за два часа интервью женщины общались не только с корреспондентом, но и отвечали на звонки четырех телефонов и радио­станции. А также заполняли журнал и вносили данные в компьютеры.

— Человек на том конце провода может быть в стрессе или даже панике, — объясняет Ирина Валентиновна. — Наша задача — узнать от него необходимую информацию за минуту — таков регламент. Одновременно нужно принять решение и направить технику по адресу. Ночные подъемы, сборы по тревоге нас тоже касаются, а еще мы сдаем нормативы по физподготовке, ходим в спортзал, как и мужчины-пожарные. Дежурство — сутки, за которые мы имеем право отдохнуть четыре часа, подменяя друг друга с напарницей.

Мы работаем в системе единой диспетчерской службы. То есть, если ситуация вне сферы спасателей, то мы переадресуем звонок в другие службы. И таких звонков немало. Каждый день — новые ситуации, предугадать или настроиться на конкретную работу невозможно. Ведь мы отправляем ребят не только на тушение пожаров: воду откачать, упавшие деревья убрать, ртуть от разбитого градусника собрать, найти заблудившегося в лесу, спасти тонущего.

Мы отправляем ребят не только на тушение пожаров: воду откачать, упавшие деревья убрать, ртуть от разбитого градусника собрать, найти заблудившегося в лесу, спасти тонущего

— Диспетчер должен быстро сориентироваться, где произошло ЧП, какие бригады спасателей там необходимы и откуда их направить, — продолжает Ирина Валентиновна, пока ее напарница отвечает на очередной звонок. — Собрав информацию — что, где и какого размера горит, есть ли пострадавшие, — нужно направить по адресу не только достаточное количество спецтехники и пожарных, но также скорую и милицию. С помощью радиостанций мы все время на связи с выехавшими на ЧС бригадами, направляем их и фиксируем происходящее. Бывает, в удаленные деревни — Углы, Редкий Рог, Орсичи — приходится направлять технику из районов, которые ближе к ним.

Диспетчер первым берет на себя ответственность за разрешение чрезвычайной ситуации. Диспетчер не может позволить себе нагрубить звонящему, накричать или бросить трубку. Чтобы он ни услышал — должен держать себя в руках. Запись всех разговоров при этом не только помогает сдерживаться диспетчеру, но и может служить доказательством в спорных ситуациях.

На первом месте — спасение жизни человека

Телефоны в диспетчерской не умолкают. И это еще не час пик для службы спасения. Работа «в мыле» была утром, до моего прихода. Это в будний день.

— В выходные звонков обычно больше, — рассказывает Ирина Валентиновна. — Одновременно на каждый телефон могут дозвониться пять человек — звонки автоматически станут в очередь. По субботам стабильно горят бани, в выходные много звонков от перестраховавшихся граждан, увидевших дым от костров, — люди отдыхают, жарят шашлыки. Зачастую пожары происходят по неосторожности самих пострадавших. Реже всего — от разряда молнии. Есть такая мудрость: воры придут — углы оставят, пожар заберет все подчистую.

К этому можно приплюсовать массу звонков «не по теме».

— Люди забывают, что наша служба создана для спасения жизни человека, — говорит Ирина Валентиновна. — Котенок, к примеру, и сам слезет, а за это время в другом месте наша помощь нужна человеку. Поэтому с котятами зачастую направляем в ЖЭУ. Часто звонят насчет отсутствия света, воды, по другим бытовым вопросам.

С началом школьных каникул поступают ложные звонки от детей. Они так прикалываются, бывает, сквернословят. Большой процент ложных звонков — от совсем маленьких деток. Родители дают телефон как игрушку, а малыши, тыкая наугад, набирают экстренный вызов.

Есть особенные истории, которые не забываются с годами. Этот случай десятилетней давности Ирина Валентиновна до сих пор вспоминает с содроганием.

— Это был первый и, дай Бог, последний пожар с гибелью ребенка за всю мою службу. В пожаре на улице Ульяновской погибла девочка. Мы до последнего надеялись на чудо, но врачи не смогли ее спасти. Я помню практически каждое сообщение от спасателей из тех сорока минут ожидания и надежды.

Форма украшает женщину

Татьяна Артуровна Лугина — напарница Ирины Новиковой. Обычно форма характеризует силу и смелость мужчины. В данном случае этот атрибут службы к лицу молодой женщине. Носить форму, служить Татьяна мечтала со школы. Она училась в правовом классе СШ №21, затем окончила университет гражданской защиты МЧС Республики Беларусь.

— Семь лет назад я пришла сюда осознанно, — говорит Татьяна. — Не представляла, что буду делать здесь, но мне понравилось.

Татьяна подтверждает мои догадки о том, что в МЧС наверняка есть выбор достойных женихов — своего мужа она встретила здесь. Он тот человек, который поймет, если жена будет дежурить в праздники — так сложился график, и подменяться здесь не принято.

Женщины не берут работу на дом, но свой отпечаток служба накладывает и на личную жизнь. Среди звонков с разных ЧС иногда проскакивают знакомые адреса — и сердце замирает.

— В деревне, где живет моя бабушка, горела сухая растительность, пожар перекинулся на дома. Я тогда очень переживала, — вспоминает Татьяна.

Диспетчер, как пожарный, всегда на страже. Ирина Валентиновна, например, остается бдительной даже во время отдыха на природе: «Если вижу дымок — обязательно проверяю».

— Одно лето с друзьями так и не попали в лес за грибами, — вспоминает женщина. — В деревне по дороге увидели пожар, стали в цепь передавать воду до приезда пожарных. Через неделю опять выбрались за грибами — на этот раз увидели пожар в другой деревне. Тоже не смогли проехать мимо.

Какие звонки актуальны летом? Вот из недавних: у ребенка ножка застряла в дворовом тренажере, у кота — коготь в батарее, летучая мышь залетела в квартиру, на балконе завелись осы, много сейчас и разбитых градусников — эхо пандемии.

Часто ли гибнут люди? С начала года по Бобруйску и району — семь человек. Много ли это — интересуюсь у Ирины.

— Сколько бы ни погибло людей — это много! Это — человеческая жизнь.

Екатерина ГУГАЛОВА
Фото автора



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги