О ценах и доходах, о покупателях, поводах к «выходу на рынок» и просто о жизни корреспондент «Коммерческого» спрашивала самодеятельных продавцов, на прилавках которых всего понемножку — петрушка, последние помидоры, закатки и жареные тыквенные семечки.

«В мае уволилась из больницы»

Большинство продавцов на рынке работают где-то, но еще и торгуют на рынке «На Красноармейской» время от времени — это наблюдение Елены Анатольевны, с которой мы беседуем через прилавок. Лук у нее от 80 копеек до 1 рубля, петрушка — 50 копеек за пучок, тыква — 1 рубль за кило, чеснок — 40–60 копеек за головку, квашеная капуста — 1,5 рубля за пол-литровую баночку. Правда, сама она в мае уволилась из больницы — не пускали огород сеять. «Свою зарплату я зарабатываю, в сезон бывает и больше», — говорит женщина. Определяет цену на товар, сверяясь с предложением соседей: «Если товар в идеале — можно копейку добавить, если чуть хуже — скинуть». Конечно, в каждой работе есть «свой стресс». Например, сейчас некоторые покупатели на рынке протестуют, если продавец кладет товар на весы: хотят делать это только собственноручно.

«Адский труд»

О ценах, доходах и покупателях: что происходит на бобруйских рынках

Клюкву сейчас продают по 3,5 рубля за литровую баночку. «Один сок! Это же адский труд ее собрать. Сначала на бусике катим под Друть, 10 рублей за дорогу. Потом шесть километров идем пешком. Собираем. И назад. Раньше я пять дней в неделю ездила, сейчас сил нет, езжу два через два», — рассказывает одна из продавщиц. «Я знаю эту ягоду, — говорит ее собеседница. — Она крупная, во мху спряталась — как ее взять?».

«Дома сидеть невозможно!»

«Я сегодня первый день за осень вышел, о каких доходах говорить? — улыбается Михаил Петрович из-за пирамидок закаток на микрорынке, что у пересечения Минской и Социалистической. — Мы с женой летом на даче, а сейчас дача закончилась. Дома сидеть невозможно!». В ценообразовании он ориентируется на магазинные цены. Покупателей сейчас меньше обычного. «Люди идут на ярмарки, что по выходным. Там, конечно, дешевле. А к нам подходят постоянные покупатели, случайных как-то и нет».

«Она молодая»

На центральном рынке под куполом продавцов мало. Покупаю у пожилой женщины тыкву. Чтобы взвесить ее, одна из подруг-соседок (возрастом тоже за 70), быстренько сбегала в ларек напротив. Вторая тем временем помогает справиться с расчетом и находит в жестянке подходящие копеечки на сдачу. Сгребаю монетки с ладони — а она твердая, сплошная мозоль. «Нет, девушка, что я вам отвечу… — на просьбу поделиться наблюдениями и опытом говорит подруга-соседка. — Вы лучше к Вале подойдите, она молодая».

«Опять майдан?»

Валентине Митрофановне Баевой — 67, она вместе со мной удивляется малолюдности рынка, даже на фоне прошлой недели. Сейчас карманникам — а в 90‑е тут немало таких было — делать на рынке совсем нечего. «Пожалуй, с 2018 года людей все меньше, — говорит Валентина Митрофановна. — Раньше я неплохо могла заработать — по 500 рублей в месяц. Окна вставила, на ворота собрала. Но и сейчас 20–30 рублей в выходной день можно заработать — я не жалуюсь. Троих детей вырастила».

Что почем? Полкило сушеных яблок за 2,5 рубля, баночка щавеля — 3 рубля, стакан сушеного шиповника — 1,5 рубля.

«У меня дочка в Киеве живет, у нее четверо детей, — повествует женщина. — Когда начался майдан, я места себе не находила, пришлось идти к врачам. Мне прописали таблетки, хотели госпитализировать — но я сказала: «У меня огород!» И в итоге пришла в норму. А с 9 августа что творится! У меня еще одна дочка, живет в Минске. Опять душа не на месте. Сходила в диспансер, взяла рецепт — с лекарствами легче».

Анна СЕМЕНОВА
Фото автора и Виктора ШЕЙКИНА



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги