Из вольера под Бобруйском выпустили на волю благородных оленей.

Большой олений переезд

В четверг, 16 июля, из вольера для передержки получили возможность выйти на волю четыре десятка благородных оленей. В вольере, который расположен возле деревни Дойничево, животные оказались по инициативе Бобруйской районной организационной структуры РГОО «Белорусское общество охотников и рыболовов»: в декабре прошлого года на выделенные из областного бюджета 79,5 тысячи рублей охотоведы приобрели в питомнике в Климовичах 36 оленей: 4 самца, 14 самок и 18 сеголеток (годовалых подростков). Закупка проводилась в рамках государственной программы, призванной увеличить видовое разнообразие в белорусских лесах. «Дело государственной важности» предусматривало соответствующий подход: перед отправкой в Дойничево все взрослые животные были чипированы, им сделали необходимые прививки, затем олени месяц провели на карантине (да, не только людям «везет» на это дело в последнее время), и только после этого их выпустили в вольер.

Вольер – это вообще-то не самый удачный термин в данном случае. По факту это небольшой лесок площадью без малого 10 гектаров, обнесенный по периметру сетчатым забором. Он, забор, одновременно служит барьером для оленьего табуна и защищает от вторжения нежелательных гостей извне. Но об этом чуть позже…

Проводы на волю получились достаточно масштабными: утром 16 июля к вольеру съехались полтора десятка человек, так или иначе причастных к событию – по долгу службы либо по велению сердца. Некоторые даже взяли с собой детей и внуков.

На оленьем языке

– Кось, кось, кось! – зовет кого-то невидимого егерь Михаил Шаламков. Именно он полгода назад взял на себя роль главного «оленевода» и все это время обеспечивал постояльцам лесного санатория надлежащий сервис. Почти тут же, к удивлению и восторгу гостей, из зарослей появился рогатый самец-трехлетка. Он настороженно повел ушами, а затем важно продефилировал по дороге, рассекающей лес-вольер ровно пополам.

«Кось» – это не имя оленя, как подумали некоторые провожающие, а некий особый «позывной» на выдуманном егерем оленьем языке. Вообще-то смельчака зовут Яша. Только он и еще один самец – Леня – удостоились от егеря нормальных имен. Остальным имена заменяют «клипсы»-чипы на ухе. Для чего чипируют оленей? В первую очередь для того, чтобы отбить охоту на охоту (извините за невольный каламбур) у браконьеров:

– Сигналы с чипов отслеживаются со спутника, – поясняет директор Бобруйской райструктуры БООР Сергей Добровольский. – Не будь этого – думаю, нашлись бы желающие заглянуть в незваные гости. А так выходит отличная гарантия от неприятностей…

Яша и Леня – товарищи по оленьему несчастью: вскоре после переезда нынешний вожак табуна как истинный альфа-самец прогнал парней от самочек и по законам природы теперь верховодит в одиночку. А отверженные парни нашли себе друга в лице Михаила Шаламкова: они почти сразу перестали шарахаться от него в лес, затем стали подпускать к себе все ближе, да и на «кось-кось-кось» начали отзываться довольно скоро.

– Это сейчас они стесняются, – заверяет егерь. – А когда мы здесь одни, я их даже пару раз морковкой с руки кормил.

Увидев «табун» провожающих, Яша предусмотрительно отошел по дороге метров на 15-20. Когда кто-нибудь пытался разорвать дистанцию, олень гордо поворачивался к лесу передом, а к людям… противоположной стороной, а то и вовсе уходил в придорожные заросли.

Перекусим на дорожку

По лесной дорожке, призывно гудя, проехал трактор. Притормозив в другом конце вольера, высыпал на землю целый кузов капусты. Это последний обед табуна – «на дорожку».

Прошло еще пару минут – и гости восторженно (но полушепотом) загудели: из леса вышел весь табун – впереди вожак (тот самый обидчик Яши и Лени), за ним нестройным клином самочки и оленята. Завидев людей, олени засмущались от повышенного внимания и свернули с дороги в чащу, решив повременить с обедом.

Раз так, то егеря решили не тянуть с открытием пути на волю. Обошлось без перерезания красной ленточки, вместо этого охотоведы разрезали проволочную сетку, развернули ее в стороны – и образовался проход шириной метров в 30. Через эти ворота олени покинут вольер (скорее всего, ближайшей же ночью), а через них еще неделю будут иногда возвращаться сюда – до тех пор, пока не переселятся в окрестные леса насовсем.

– Грустно расставаться, привык я к ним, – окончив работу, рассказывает Михаил Шаламков. – Главное – что не было болезней, что выпускаем на волю всех, и даже больше – у нас ведь и приплод появился. Мы насчитали шестерых малышей, но вы ж видели, как они носятся – возможно, малышей на один-два больше.

Как только табун окажется на свободе, поголовье благородных оленей в лесах под Бобруйском вырастет более чем вдвое. Сергей Добровольский рассказал, что, согласно последней оленьей переписи (она проходила в феврале), в Бобруйском районе обитает около 30 особей. Кстати, двое «местных парней» уже подходили к ограждению вольера – не иначе как желали познакомиться с новыми соседями.

– «Вольные» олени и ростом повыше наших, и помощнее. Вроде и условия мы создали хорошие, и питание что надо – а свобода есть свобода…

Не зарастет оленья тропа?

Зимой к вольеру приходили и другие любопытные лица-морды: егерь рассказал, что он застрелил с установленных по периметру вышек трех волков.

– Страшно представить, что было бы, сумей они прорваться за ограду, – рассуждает директор Сергей Добровольский. – Убежать бы олени не смогли – сетка же кругом. Съели бы одного-двух, не больше, но молодняк точно бы весь вырезали…

После окончания торжественной части проводов работники БООР задержались у въездных ворот вольера еще на несколько минут – для того, чтобы поздравить егеря Михаила Шаламкова с днем рождения: ему исполнилось 60 лет. Праздник вышел с грустинкой расставания, но Сергей Добровольский в качестве подарка преподнес коллеге хорошую новость: в будущем году практику разведения оленей под Бобруйском планируется продлить.

– Честно – немного волновался, когда мы все это затевали в прошлом году, – поделился директор. – Ведь в нашем районе ничего подобного не происходило уже давным-давно: последний раз – еще во времена СССР, примерно в середине 80-х. Тогда вольер располагался неподалеку от нашего – возле деревни Круглониво. Ну, а раз все так хорошо вышло, то мы решили повторить. Из областного бюджета на приобретение новых оленей уже выделено 75,5 тысячи рублей (хватит примерно на три десятка голов), продлена и аренда вольера. Так что в декабре ждем новых гостей. 

Андрей ЧИЖИК
Фото Виктора ШЕЙКИНА

Большой фоторепортаж — тут.



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги