Еще недавно у Аллы Анатольевны Кузиевой было четверо детей — три девочки и мальчик. Сейчас — пятеро: 7 марта родился сынишка Вениамин. А ведь могло случиться непоправимое…

«Опоздай на час – уже не спасли бы». Что пришлось пережить бобруйчанке

Будучи в положении, вечером 6 марта поднялась в гости к соседке с первого этажа на четвертый. И помыслить не могла, что через несколько минут начнется настоящий кошмар, который продлится долгие часы.

— Мне вдруг стало плохо. Подкатила сильная тошнота, началось головокружение. Хотя на протяжении всего срока беременности ничего такого не было. Поспешила домой.

— Я сразу — за ней, — рассказывает соседка Анна Ивановна Вищеня. — Потому что поняла: все серьезно. Сразу же вызвала скорую. Приехали врачи, измерили давление — 180 на 100. Отнесли в машину. Поехали. По пути Алла несколько раз теряла сознание — откачивали. Прибыли в роддом, там нас уже ждали. Аллу забрали, переодели и — в реанимацию. А утром она сообщила мне, что родила мальчика.

— С момента прибытия я несколько раз впадала в беспамятство, — вспоминает Алла Анатольевна. — Но хорошо помню, что около меня было много медиков. Очень болела печень. Я беспрерывно повторяла, что не выдержу. Они успокаивали — добрым словом и даже пытались шутить. Главное, говорили, не закрывай глаза и не засыпай. Подключили кислород. И капельницы — по катетеру в каждую руку. Экстренно вызвали из дому специалиста УЗИ — был уже десятый час вечера. Позже я узнала диагноз: гестоз. Это серьезное осложнение поздних сроков беременности, которое может закончиться трагически, если потерять время. У ребенка началась гипоксия головного мозга. Нужно было срочно оперировать — делать кесарево. Но перед этим обязательно сбить давление… Врач потом сказал: если бы опоздали хоть на час — не спасли бы ни меня, ни малыша.

«Опоздай на час – уже не спасли бы». Что пришлось пережить бобруйчанке

Алла Анатольевна была на 36‑й неделе. А норма для родов — 40. Когда малыш появился на свет, в отражении металлических конструкций на потолке мама видела, как акушер шлепала его по попке и терла грудку, потому что он молчал. А молчание новорожденного — это самое страшное… И от ужаса потеряла сознание. Но, к счастью, все обошлось — мальчик издал звук, и его тут же подключили к аппарату вентиляции легких.

Алла Анатольевна была в реанимации пять дней. Потом перевели в общую палату. Через шесть дней маму и сынулю перевезли в детскую больницу. А в минувшую пятницу выписали. Страшные испытания позади.

«Опоздай на час – уже не спасли бы». Что пришлось пережить бобруйчанке

— Как вспомню, через что пришлось пройти, слезы наворачиваются. Но все же главное чувство сейчас — это чувство безмерной благодарности медикам, которые спасли жизнь мне и моему ребенку! Хочу, чтобы имена этих прекрасных людей, настоящих профессионалов бобруйчане прочитали в вашей газете. Это заведующая акушерским физиологическим отделением Наталья Евгеньевна Лосева, заведующий отделением анестезиологии и реаниматологии Руслан Владимирович Кравчук, заведующая родовым отделением Ирина Владимировна Поддубная, заместитель главврача по медчасти Елена Николаевна Климина, акушер-гинеколог (оперировал) Кирилл Андреевич Жуков, анестезиолог Руслан Петрович Козодой, анестезиолог-реаниматолог Анна Павловна Лодыга. Низкий вам поклон!

Подготовил Андрей ЮРЕВИЧ



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги