«Иск о предоставлении доступа для приведения жилого помещения в прежнее состояние» — такая формулировка фигурирует в делопроизводстве суда Бобруйского района и г. Бобруйска впервые.

«А это что у вас?»

Непросто найти стартовую точку отсчета для пересказа этой эпической истории. Но — период, который можно обозначить как «начало конца», стартовал в 2017 году. Хозяева квартиры в многоэтажке в переулке Песчаном (это на Форштадте) обратились в ЖЭУ‑4 с жалобой: на стенах появляется влага и плесень. Скорость реакции коммунальщиков жильцов не устроила: переписка и обмен визитами, как это порой бывает, стала набирать обороты, вовлекая в орбиту вышестоящие организации. Дело дошло и до письма жильцов в Администрацию Президента.

7 декабря 2017 года квартиру в очередной раз посетила комиссия из ЖЭУ. Визит получился сверхпродуктивным, его итоги структурно напомнили формулу проведения турниров по фигурному катанию. Обязательной программой в нашем случае стал новорожденный акт обследования квартиры: в нем действительно были зафиксированы следы плесени на стенах в зале и спальнях. Но была еще и произвольная программа. Члены комиссии углядели, что хозяева провели апгрейд квартиры — убрали оконно-дверной блок, стоявший между кухней и застекленной лоджией, превратив тем самым два помещения в одно (бывшую границу обозначала лишь арка). При этом преображение не было оформлено документально…

«…и вместе им не сойтись»

Подробный разбор механизма легализации работ по перепланировке и переустройству жилых помещений прилично утяжелит этот текст, поэтому отложим его до другого раза — тема действительно важная и актуальная. Сейчас же сообщим только, то, что касается напрямую нашего случая.

Постановление Совета министров РБ от 16 мая 2013 года №384 «О некоторых вопросах переустройства и перепланировки…» (полное название документа очень громоздко) утвердило в том числе Положение об условиях и порядке переустройства и (или) перепланировки. В пункте 4 Положения лаконично и четко указано: «Запрещается переустройство и (или) перепланировка балконов и лоджий в отапливаемые помещения». Проще говоря: соединять балконы/лоджии с кухней/залом/спальней запрещено, точка. Здесь же отметим важную деталь: до весны‑2013 такое совмещение было возможно — при условии соответствующего документального оформления. Собственно, все внутриквартирные «самострои» де-юре должны стартовать с визита в учреждение, которое в народе по старинке именуют БТИ. Некоторые сознательные граждане поступают так де-факто.

Портал из кухни в... зал суда: в Бобруйске рассмотрен иск о незаконной перепланировке квартиры

Начальник отдела регистрации Бобруйского филиала РУП «Могилевское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» Ольга Зайцева рассказала:

— За первое полугодие нынешнего года поступило девять обращений граждан, желающих узаконить перепланировку в квартирах. В прошлом году — около 15.

Вернемся в квартиру дома в Песчаном. На первый раз коммунальщики ограничились составлением уведомления об устранении самовольной перепланировки. Сроку дали месяц. Позже они поймут, что тогда продемонстрировали просто безграничный оптимизм…

Перестройка и гласность

Месяц прошел безрезультатно. 25 января 2018 года в квартиру наведалась новая делегация работников коммунальных служб. Составленный ими документ повествует о том, что «в ходе комиссионного обследования выявлена незаконная перепланировка — демонтированы оконные и дверной блоки, ведущие на лоджию из помещения кухни» (то есть по факту было подтверждено увиденное ранее). Хозяевам вновь предложили «откатиться к предыдущим настройкам», предложение вновь было проигнорировано.

В пункте 4 Положения лаконично и четко указано: «Запрещается переустройство и (или) перепланировка балконов и лоджий в отапливаемые помещения»

Передохнув немного, коммунальщики переадресовали право вынесения решения вышестоящим органам. 3 августа горисполком задокументировал вердикт. В пункте 1 решения было предписано обязать жильцов привести помещение в прежнее состояние, результат представить приемочной комиссии (созданной специально по такому случаю распоряжением администрации Ленинского района) не позднее 3 февраля. Но — с учетом предыдущих околичностей в исполкоме подстраховались, внеся в документ еще пару пунктов. В частности, пункт 3 гласит: «При отказе… обеспечить предоставление людей и проведение работ по принудительному проведению восстановительных работ». Его дополняет пункт 4: «В случае отказа оплаты стоимости работ УКПП ЖКХ «Бобруйскжилкомхоз» принять меры по изысканию средств в судебном порядке».

4 февраля комиссия отправилась по изрядно поднадоевшему ее членам адресу — и уткнулась в запертую дверь. Назавтра, 5 февраля, хозяйка — 59‑летняя пенсионерка — соизволила открыть, но внутрь никого не пустила — разговаривала с визитерами на лестнице. Честно сказала, что арка до сих пор на прежнем месте. Потоптавшись у порога, коммунальщики для очистки совести истребовали у хозяйки расписку. Таким образом на свет появился не имеющий аналогов документ: «Расписка. Я [имя-фамилия], отказываюсь пускать [фамилия-должность] в свою квартиру, т. к. нет решения суда. Отправлена жалоба в Администрацию Президента РБ по поводу шантажа (sic! — А. Ч.), т. к. не было решения суда. В БТИ не оказали информационную помощь, тем отказав мне в моих правах».

Пару слов по поводу информации, отраженной в последнем предложении. Как уже говорилось, до мая‑2013 у хозяев были все возможности узаконить свой дизайнерский изыск. Но начальник отдела регистрации Ольга Зайцева, сверившись с базой данных, сообщила:

— За государственной регистрацией перепланировки данная гражданка не обращалась.

Далее история также не изобиловала резкими поворотами сюжета: хозяйка, по всему видать, решила твердо стоять на своем. 6 февраля коммунальщики опять безответно звонили и стучали в запертую дверь. Окончательно убедившись в том, что по собственной воле хозяева не возьмутся за инструменты, комиссия назначила на 15 февраля старт работ по принудительному приведению самовольной перестройки в прежнее состояние. Старт по времени совпал с финишем: 15 февраля комиссия лишь констатировала, что приступить к работе невозможно: в доступе в квартиру отказано. Обращение в суд таким образом стало логичным следующим шагом.

«Комиссия? У меня нет к ней доверия»

Тем временем пенсионерка тоже не сидела сложа руки, наслаждаясь видом из окна совмещенной с балконом кухни. Во все мыслимые инстанции полетели эскадрильями бомбардировщиков послания с откровениями об ужасной работе коммунальных служб района и города. Более зрелым видится решение о визите в БТИ, который, по нашей информации, все же состоялся — ориентировочно в мае‑2018. Там, видимо, пенсионерке сообщили, что узаконить ее арку нельзя, что и привело к появлению в расписке последнего предложения. А заодно и подняло вероятность встречи сторон в суде до статуса «неизбежно»…

Предварительное слушание по делу прошло 30 апреля нынешнего года. Хозяйка квартиры сходу обозначила позицию: исковые требования она признавать не собирается. В качестве обоснования женщина поведала историю дома, сообщив, что он был сдан в 1992 году, и рецензировала качество работ так: «дом гнилой, окна сырые, дверь не закрывалась». По ее словам, в 1995 году, накануне Нового года, «задняя (в смысле — наружная. — А. Ч.) дверь балкона рухнула на внутреннюю [дверь балкона], поранив плечо и руку мужу, спину и ногу мне. Вызвала скорую…». В 2005 году квартира была приватизирована, а спустя три года, в 2008‑м, и был воплощен в жизнь судьбоносный проект демонтажа опостылевшего оконно-дверного блока и установки на его месте изящной арочки.

О непростых взаимоотношениях с коммунальщиками женщина высказалась отдельно: «Теперь у меня нет оснований впускать комиссию в квартиру: у меня нет к ней доверия». И — как итог: «Считаю, что у меня не перепланировка — просто на кухне нет окна и балконной двери… Я не согласна, чтобы мне установили окно и дверь, потому что у меня будет темно».

Неприступная дверь

На суде представители ЖЭУ‑4 заверяли: сырости в кухне в этой квартире не было и нет — только в жилых помещениях, так что «съесть» или хотя бы подпортить дверь влага не могла. Обратили внимание и на еще один непреложный документ: техпаспорт, датированный 2008 годом. Там между кухней и лоджией изображен оконно-балконный блок. Следовательно, он не мог выпасть в 95‑м, чтобы появиться вновь 13 лет спустя.

И еще о техпаспорте. Мастер ЖЭУ рассказала: «Я хотела его сфотографировать на телефон (копию мне отказалась предоставлять). Но хозяйка вырвала у меня телефон, а ее сын оттолкнул меня и закрыл входную дверь. Пришлось звонить в милицию. Когда увидели, что звоню, выпустили. …С тех пор она, как видит меня, постоянно оскорбляет».

О непростых взаимоотношениях с коммунальниками женщина высказалась отдельно: «Теперь у меня нет оснований впускать комиссию в квартиру: у меня нет к ней доверия»

Пенсионерка-ответчица вновь продемонстрировала высочайший уровень принципиальности: «В квартиру я могу никого не впускать — это моя личная собственность» (работники ЖЭУ пояснили: для того, чтобы убедиться, что перепланировка не устранена, не обязательно заходить в квартиру: все видно с улицы, так как квартира находится на втором этаже). Последними словами, занесенными в протокол, было непризнание исковых требований, увенчанное фразой: «Хочу, чтобы все оставили как есть и дали разрешение на перепланировку».

Суд принял решение обязать ответчиков обеспечить доступ в квартиру работникам БУКПОЖФ Ленинского района и членам комиссии для проведения восстановительных работ по приведению помещения квартиры в прежнее состояние.

— Дело, как уже говорилось, для нашего города уникальное, — пояснила заместитель председателя суда Бобруйского района и г. Бобруйска Елена Манкевич. — Но с учетом распространенности практики перепланировок вкупе с недостаточной активностью их оформления предположу, что дела подобной тематики могут стать обычной практикой.

Да и в этом деле ставить точку пока рано. Решение суда вступило в силу больше месяца назад, но… Как сообщила нам в минувший четверг юрисконсульт БУКПОЖФ Ленинского района Татьяна Лысенко, добровольно пускать к себе коммунальщиков стойкая пенсионерка отказалась. В этой связи предприятие направило письмо в отдел принудительного исполнения Бобруйского района и г. Бобруйска.

А в качестве постскриптума — или скорее морали — выведем убедительную просьбу-обращение к бобруйчанам, у которых реальный облик жилищ не соответствует отраженному в техпаспорте: считайте этот текст призывом к действию.

Андрей ЧИЖИК.

Фото автора и myremontnow.ru



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги