null

Алекс Аллоис Хейндрих Виганд – немец из городка Мюльхайм. Пенсионер, воспитывающий девятимесячную дочку вместе со своей белорусской женой Людмилой. 9 июля он приезжал в Бобруйск, чтобы начать помогать бобруйскому мальчику Никите справиться с болезнью. У Никиты опухоль головного мозга.[break]

«В Германию поедешь?» – спрашивает немец через переводчика, пытаясь приобнять ребенка. Четырехлетний Никита, может быть, впервые осознав, зачем все эти взрослые суетятся вокруг него, меняется в лице, начинает хныкать и капризно топать ножками, повторяя, что никуда с незнакомым дядей не пойдет. Но успокаивается, узнав, что будет не один, а с мамой Лилией.

Полтора года назад Никите сделали операцию в Минске, но она не дала ожидаемых результатов. На вторую вместе с реабилитацией требуется 40 тысяч евро. Большую часть суммы уже удалось собрать – и вновь благодаря популярной ежедневной немецкой газете «Бильд», одной из крупнейших в Европе, куда Алекс в очередной раз дал объявление. Люди продолжают высылать деньги на благотворительный счет, публикуемый в специальной рубрике «Сердце для ребенка».

Все повторяется, как и в случае с бобруйчанкой Дашей, когда в позапрошлом году «Бильд» собрала для нее 20 тысяч евро всего за две недели. Помог и тамошний миллионер Франк Линике. Девочке было 2,5 года, когда у нее обнаружилась смертельная хворь. Теперь Даше семь лет. Она здоровый жизнерадостный ребенок, перешла во второй класс школы.

Все благодаря счастливой случайности. Подруга Дашиной бабушки Татьяна, сотрудница Бобруйского отделения ОО «Белорусское республиканское общество «Дети в беде», ехала из Магдебурга в Беларусь. В автобусе женщина разговорилась с немцем (тем самым Алексом). Он как раз направлялся к невесте в Брест. Слово за слово... Услышав про Дашу, немец передал Татьяне свою визитку…

Теперь этот счастливый пример греет надежду в душах родителей Никиты. Хотя, скорее, больше мамину надежду. Отец Олег Юрьевич веру во врачей потерял. По сути, Никиту ждет уже проторенная дорожка: клиника в Эссене и, возможно, профессор Штольке, реабилитационный центр (день в нем стоит больше 300 евро), где Даша с бабушкой тогда пробыли пять недель. Зато сегодня о трагедии в этой семье напоминают только номера «Бильда» со статьями о «бабушке и девочке», которые сражаются за жизнь.

nullВ Бобруйск Алекс Виганд приехал по деловой визе, чтобы привезти приглашения и уладить все вопросы для дальнейшего лечения мальчика в Германии. «Никакой бумажной волокиты и особых проблем с оформлением этой процедуры ни в Беларуси, ни тем более в Германии нет», – заметил немецкий гость, показывая приглашения и документы из Эссенской клиники. Бесплатные визы для иностранца открывает общество «Дети в беде».

Никита уедет в Германию в августе и пробудет там около двух месяцев для прохождения обследования и, если врачи сочтут нужным, то и операции. Понадобится больше времени – проблем с визой не возникнет. Здесь немецкое правительство идет навстречу.

Алекс Виганд выступает как частное лицо. Говорит, что в Мюльхайме действует благотворительная организация, но он не склонен доверять ее сотрудникам. Зато в Германии у общительного немца много хороших друзей. И не только в клинике.

На вопрос, что заставляет его помогать нашим детям, Алекс Виганд ответил: «Во-первых, у меня белорусская жена, с которой у нас дочь. После перестройки произошло много изменений в отношениях между странами бывшего СССР и Германией, появилась возможность помогать вашим врачам лечить белорусских детей. Я приезжал в Бобруйск, Жодино, Могилев, в Гомельскую область. Вылечить удалось четверых. Помогаю, потому что дети – будущее страны».

Кто-то скажет, что последняя фраза дежурная, изъезженная, но мне показалось, что смыл, который вложил в нее немец, глубже. По-моему, он имел в виду, что белорусские дети, которых спасли в Германии (!), помогут построить будущее, где, может быть, будет меньше непонимания между народами.

P. S. А между тем, следующий на очереди – девятилетний Саша. У мальчика тот же диагноз и две операции, проведенные минскими врачами. После неудавшихся попыток лечения ребенка выписали домой, в деревню Узнога Бобруйского района.

Евгения КОРКИЯЙНЕН

Фото М. КЛИМОВИЧА