Три года назад эта напасть для белорусских лесов была столь же внезапна, масштабна и непредсказуема по последствиям, как к‑вирус для человечества.

Обвал курса «зеленого золота»

115 тысяч гектаров в Бобруйском районе заняты лесом. 54,3 процента из них (62 тысячи гектаров) — сосновые леса, 7,9 процента (9 тысяч га) — еловые

Удар приняли на себя сосновые леса. Именно сосна — любимая пища расплодившихся до неведомых масштабов друзей-приятелей: вершинного и шестизубчатого короедов. Прожорливые жучки за несколько дней превращали здоровые деревья в нежизнеспособный организм (и, соответственно, низводили класс товарности древесины от деловой до… просто дров). Полем боя в этой войне стали тысячи гектаров сосновых лесов.

В зоне боевых действий оказался и Бобруйский район. Работники Бобруйского лесхоза вступили в борьбу с паразитом — отслеживали маршруты его миграции (с земли и с воздуха — с помощью дрона), применяли санитарную рубку на пораженных площадях и сжигали ветви, в которых гнездится короед. И — очень надеялись на то, что зима будет холодной: трескучие морозы — самое действенное «дезсредство» против жучка-вредителя.

Открытие «второго фронта»

Вспомнив те события, мы вновь обратились в лесхоз с простым вопросом: удалось ли победить грозный «лесной вирус»?

— Если говорить о короедах, которые «специализировались» на сосне, то ситуация с той поры существенно улучшилась, — рассказал «Коммерческому курьеру» директор ГЛХУ «Бобруйский лесхоз» Андрей Николаевич Цвирко. — Площади сосновых лесов, пострадавших от вредителя, с 2017 года уменьшились в разы, и результаты нынешнего года в общем позволяют предполагать, что с этой напастью мы справились. Но зато сейчас под угрозой оказались еловые леса: их атаковал другой вид короеда. Здесь сыграл свою роль ряд причин, и в первую очередь  — аномально теплая зима.

В Бобруйском районе удалось избавиться от опасного «лесного вируса». Но на смену ему пришел новый…

— Действительно, в сравнении с «горячим» 2017 годом сейчас наши старые знакомые — вершинный и шестизубчатый короеды — уже не доставляют нам столько хлопот, — дополнила ведущий инженер-лесопатолог ГЛХУ «Бобруйский лесхоз» Анна Владимировна Камай. — Если в 2018 году на территории лесхоза был поставлен на учет 551 гектар погибших сосновых насаждений, то в 2019 году этот показатель составлял уже 102,6 гектара, а в нынешнем году — 40,3 га. Зато все активнее заявляет о себе короед-типограф, который «специализируется» преимущественно на елях: в 2018 году от него пострадало 388,9 гектара еловых насаждений, в прошлом — уже 624,8 га.

Оружие — пламя и ливень

— Есть основания полагать, что в этом году будет не легче. Причина главным образом — в потеплении климата: вредитель прекрасно перенес теплую зиму, — продолжает Анна Камай. — В марте мы выезжали в лес «на разведку» — и находили под корой деревьев много жучков: они все повыживали, притом, что даже не уходили в подстилку, как происходит в холодные зимы. Сыграли свою роль и сопутствующие заболевания деревьев — например, корневые губки. А заболевшее дерево в большей степени подвержено атакам короедов.


Вот он, короед-типограф

Какие методы борьбы применят лесники против новой угрозы?

— Методы все те же — контроль и санитарная рубка. Сработало тогда — должно сработать и сейчас. Ну и, конечно, от «милостей природы» мы бы не отказались. До зимних морозов — надеюсь, хоть следующей-то зимой они настанут — пока в любом случае далеко. Но помогли бы нам и майские ливни: в такую погоду короед не летает.

Андрей ЧИЖИК
Фото с дрона и welt.de



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги