Есть ли смысл в фильтрах и кипячении?

Казалось, только недавно менял картридж в фильтре воды, а на дне и стенках чайника снова осадок. Не прошло и двух месяцев. Раньше вроде дольше хватало. А то и вовсе обходился без фильтра. Ведь бобруйская вода — одна из самых лучших в республике. Так, во всяком случае, когда-то нам было сказано. И эти слова назад пока никто не забирал. Отчего же тогда рыжий налет бросает тень на репутацию самого полезного из местных ископаемых? Попытаемся разобраться.

Из глубины бобруйских руд

Вся вода, которую мы пьем, приходит к нам из артезианских скважин глубиной от 100 и более метров. Собранные в единую цепь, они образуют водозаборы. В Бобруйске их три — на Скрипочке, в Соломенке и в Гуте. Последний — самый крупный. Более 40 скважин. Строились они еще в 60–70‑е годы прошлого века и были призваны обеспечивать как бытовые, так и производственные нужды. Плюс несколько локальных скважин — в Киселевичах и на дальнем Форштадте.

Суммарная мощность всех артезианских скважин составляет порядка 60000 кубометров воды в сутки. Это в теории. Сокращение потребления воды предприятиями и тотальный учет расхода населением снизили ежесуточный объем до 42000 кубов. Некоторые скважины по этой причине пришлось даже отправить на «скамейку запасных». Но в целом все три водозабора по-прежнему в строю.

Вообще Бобруйску с водой повезло. Та же столица, кроме артезианской, вынуждена брать поверхностную воду — из Вилейско-Минской водной системы. Подземных скважин на двухмиллионный мегаполис не хватает. К очевидным плюсам артезианской воды стоит отнести почти полное отсутствие примесей тяжелых металлов, нитратов, нитритов, аммонийного азота, бактерий. Но где плюсы, там и минусы. Собственно, минус один — повышенное содержание железа.

Воду какого качества пьют бобруйчане?
Галина Ашейчик в лаборатории водоканала

— Это особенность белорусской земли, — рассказывает начальник испытательной лаборатории бобруйского водоканала Галина Леонидовна Ашейчик.— Чтобы снизить содержание железа, при каждом водозаборе работают станции обезжелезивания.

В эффективности станций можно убедиться с помощью цифр. Содержание железа на выходе из подземной скважины составляет 0,9–1,4 миллиграмма на кубический дециметр воды. После очистки — в пределах 0,1. То есть снижение примерно в десять раз. Но, доходя до обычного кухонного крана, показатель железа немного увеличивается — до 0,3 миллиграмма на дециметр. Цифра хоть и соответствует нормативам, но порождает вопрос: почему так происходит? Попытаемся ответить.

У воды — критические дни

На каждом звене цепочки «скважина — кран» своя периодичность контроля. Скважины на водозаборах проверяют один раз в квартал, выход из станций обез­железивания мониторят ежедневно. Каждый день берут пробы и водопроводной воды. Согласно санитарным нормам, в таком городе, как Бобруйск, в месяц должны быть исследованы 124 пробы. Наш водоканал «пробует» воду 160 раз! Из разных точек в городе — от колонок до питьевых фонтанов и кранов в квартирах.

Есть в календаре две даты, когда содержание железа в воде бывает немного выше — 31 декабря и суббота накануне Пасхи. Даже невооруженным глазом видно, что с водой в эти дни что-то не так: напор, цвет, вкус.

— Причиной тому — повышенное бытовое потреб­ление, — продолжает Галина Ашейчик. 

 Несмот­ря на все просьбы коммунальщиков не откладывать стирку, уборку и готовку до кануна праздников, бобруйчане до последнего тянут с домашними делами.

В такие критические для бобруйской воды дни водоканал иногда вынужден даже задействовать резервные скважины. Но и это не всегда помогает. Дело не в том, сколько кубов приходит в систему, а в том, сколько из нее выходит. В обычные дни «железный» осадок мирно спит на стенках магистральных и домовых труб, но стоит скорости потока возрасти, как вся взвесь «просыпается» и летит к потребителю. Это как в озере с прозрачной водой. Стоит хорошенько потревожить дно, и от чистоты не остается и следа.

Как сообщил главный врач Бобруйского зонального центра гигиены и эпидемиологии Д. Н. Лайтер, в 2018 году проведено исследование более 550 проб питьевой воды из водопроводных колонок города. По результатам лабораторных исследований по микробиологическим показателям две пробы питьевой воды не соответствовали гигиеническим нормативам. После проведенных работ БГП «Водоканал» по санитарной обработке водопроводных сетей питьевая вода соответствовала гигиеническим нормативам.

Как рассказали работники водоканала, бобруйчане прекрасно понимают причины низкого качества воды в эти даты и редко атакуют жалобами. А вот в обычные дни любое помутнение оборачивается жалобами.

— Почти все претензии к качеству воды приходят оттуда, где ведутся или велись ремонтные работы, — поясняет Галина Ашейчик. — Не важно: это магистральный водопровод или соседский смеситель. Любое вмешательство в систему приводит к изменению давления в магистрали и гонит в систему все природные отложения, скапливающиеся на стенках труб.

Чай? Кофе? Пофильтруем?

Высокое качество бобруйской воды не мешает горожанам пользоваться фильтрами и покупать пятилитровые баклажки. По словам работников водоканала, главное отличие воды из крана от бутилированной — в мягкости последней. За этот показатель отвечают соли кальция и магния. Бобруйская вода в этом плане — крепкий середнячок.

— Для приготовления пищи и горячих напитков вполне подойдет обычная водопроводная вода, — поясняет Галина Леонидовна. — Использование фасованной воды — исключительно дело личного вкуса. Сама я пользуюсь водопроводной, без всяких фильтров.

Воду какого качества пьют бобруйчане?

Осадок или рыжий налет на стенках посуды — результат работы солей кальция, магния и железа, отвечающих за жесткость воды.

Если фильтры не нужны, то почему тогда «уставший» картридж отзывается рыжим налетом, а с новым этой бяки нет?

— Фильтрующий элемент улавливает примеси, и когда он перестает работать, вы видите на посуде осадок. И если все-таки вы хотите использовать фильтр, то лучше брать самый простой — для механической очистки воды. Ведь есть фильтры, которые лишают воду и полезных веществ. Те же соли кальция и магния, которые отвечают за жесткость, являются полезными для организма человека.

Еще шире, чем фильтровый вопрос, — разброс мнений по поводу кипячения. Кто-то считает, что такая вода мертвая, кто-то — наоборот, советует пить только ее.

— При кипячении воды соли кальция и магния, о которых я уже говорила, выпадают в осадок и оседают на стенках посуды, — поясняет Галина Леонидовна. — В худшую сторону меняются и вкусовые характеристики. Конечно, если есть сомнения в качестве воды, особенно это касается колодцев, то лучше не рисковать и прокипятить. Но наша питьевая вода пригодна к употреблению в первозданном виде, за небольшим исключением.

Это исключение — хлорирование. Оно применяется, чтобы водопровод не стал питательной средой для распространения бактерий. А такие случаи бывали. В прошлом году 2 из 550 проб зональный ЦГиЭ забраковал как несоответствующие микробиологическим показателям. Информация была доведена до водоканала. Как сообщила Галина Ашейчик, по указанным адресам было проведено хлорирование воды с последующей промывкой системы.

Два раза в год водоканал проводит «химиотерапию» всех магистральных сетей города. Как правило, весной и осенью. Раньше для этих целей использовался жидкий хлор, теперь — гипохлорит натрия, получаемый путем электролиза из обычной поваренной соли. Весь процесс занимает не более пяти дней, за это время сети полностью дезинфицируются, очищаясь от всех бактерий, которые все-таки могут туда попасть чисто теоретически. Дата ближайшего хлорирования пока не определена, но работники водоканала готовы приступить к процессу хоть завтра. Необходимый объем соли для этих целей на складах предприятия уже имеется.

Дмитрий СУСЛОВ
Фото Виктора ШЕЙКИНА



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги