Новая жизнь, новая страсть

«Все возрасты покорны» не только любви. В материалах уголовных дел, в том числе по особо тяжким преступлениям, порой можно встретить участников, чей возраст однозначно не предусматривает такого образа жизни, такой модели поведения. Или – такого конца…

Это уголовное дело – классический закрытый детектив: минимум участников, один из них уже не заговорит никогда, в откровенности второго есть основания сомневаться. О предтече трагедии лаконично поведал потерпевший – родной брат погибшего. Он рассказал, что после смерти жены в 2003 году его брат «так больше и не женился» (на тот момент ему было 60 лет). Но и «одинокая старость» его не устраивала: несколько лет назад он пустил к себе в квартиру дома на Чонгарской знакомую женщину, которая была на 20 лет моложе – на правах сожительницы… И еще: своего брата потерпевший охарактеризовал как «спокойного, уравновешенного даже в состоянии алкогольного опьянения». Добавил, что «агрессивного поведения с его стороны по отношению к окружающим не замечал».

Кровь и брань

Сожительница – разведенная, ранее не судимая, неработающая 57-летняя женщина – проходила по этому делу в качестве обвиняемой, она же стала единственным источником информации о событиях того рокового дня. Мы уже отмечали, что источник был не самый надежный. Начать стоит с того, что женщина так и не вспомнила, какой конкретно день стал роковым. По ее словам, 10 или 11 января около полудня ее сожитель вернулся домой в нетрезвом состоянии и с двумя бутылками вина. Женщина споро сообразила нехитрую закуску и пара чинно села обедать. Насчет того, как было разделено принесенное спиртное, женщина категорично пояснила: сама она выпила «около 100 граммов», а ее друг жизни, соответственно, все остальное. Примерно в восемь вечера она сходила в ближайший продмаг, где купила еще бутылку вина, которую хозяин употребил единолично. А далее произошел конфликт, приведший к роковым последствиям… Со слов женщины, все началось на пустом месте – с обмена обидными фразами. В какой-то момент сожитель ударил ее кулаком в лицо. Смолчав, она вышла в ванную, смыла кровь с разбитого носа, вернулась в зал для того, чтобы убрать со стола – и получила еще один удар, по губам. Стремясь прервать возможное продолжение, женщина схватила со стола кухонный нож и нанесла удар (метила в пах, но чуть промахнулась – угодила в левое бедро). Сожитель попробовал встать с дивана, но получил еще один удар ножом, на сей раз в правое бедро – и вновь сел на диван. Женщина якобы тут же предложила вызвать скорую, но ее друг отмел предложение, продолжая попутно материть ее на чем свет. Не желая слушать оскорбления, сожительница… гордо удалилась из квартиры. Вернулась примерно через полтора часа. Обнаружив хозяина квартиры в том же положении, что и перед уходом – сидящим на диване, женщина спокойно легла спать. Утром проснулась, подошла к сожителю – и поняла, что он мертв… 

В гости к покойнику

Из множества умолчаний, плохо спрятанных в этом монологе, отметим лишь некоторые. С трудом верится, что человек, употребивший «около 100 граммов», не способен вспомнить точную дату очень важного в его жизни дня. Еще труднее поверить в то, что при виде недвижимого тела в большой луже крови этот же человек способен развернуться и пойти спать. Женщина умолчала и о том, чем она занималась в те дни, когда на диване в зале квартиры сидел мертвый человек. Пояснила лишь, что «находясь в шоковом состоянии, не могла принять решение». Толчком к принятию решения стал визит в квартиру общего знакомого: мужчина зашел в гости 13 января и, увидев страшную картину, опрометью бросился к телефону и набрал номер 102…

Колото-резаная рана передне-внутренней поверхности левого бедра с пересечением ствола левой бедренной артерии – вот что, по заключению экспертов, стало причиной смерти. Необходимо добавить, что в крови погибшего был обнаружен этиловый спирт в концентрации 3,6 промилле, что применительно к живым людям может соответствовать (по заключению экспертов) «тяжелому отравлению алкоголем». И еще: согласно заключению комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии, у обвиняемой имелось психическое расстройство в форме синдрома зависимости от алкоголя, или проще – хронический алкоголизм…

– В очередной раз следует отметить: неумеренное употребление алкоголя часто становится первопричиной трагических событий, – комментирует заместитель председателя суда Бобруйского района и г. Бобруйска по уголовным делам Артур Анатольевич Красутский. – Накопительный эффект вылился в хронический алкоголизм, очередная потеря меры превратила банальную ссору в трагедию, завершившуюся для одного из участников смертью, а для другого – лишением свободы на длительный срок.

Суд признал женщину виновной в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, совершенного в отношении лица, заведомо престарелого, повлекшего по неосторожности смерть. Наказание – лишение свободы сроком на восемь лет. Также потерпевшим – братом погибшего – был заявлен иск о взыскании с обвиняемой в счет компенсации морального вреда пяти тысяч рублей. Суд удовлетворил его в полном объеме. Приговор вступил в законную силу.

Андрей ЧИЖИК



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги