Причина, по которой 53-летняя бобруйчанка оказалась в зале суда, в точности подпадает под сухое протокольное определение «убийство на бытовой почве».

Ужин с… ударом в живот

В ночь с 3 на 4 февраля прошлого года 53-летняя жительница Бобруйска в ходе пьяной ссоры по месту жительства – в квартире дома на улице Ульяновской – нанесла удар ножом в грудь своему сожителю. Проникающая колото-резаная рана (лезвие ножа задело сердце), обильное внутреннее и наружное кровоизлияние и как следствие – мужчина скончался на месте преступления. В том, что это именно преступление, не было сомнений с самого начала. Но в ходе следствия и суда разбор обстоятельств этой истории породил массу вопросов…

Сама женщина позже расскажет, что с сожителем они были вместе более 10 лет… нет, жили отнюдь не душа в душу: время от времени между ними искрило, и любимый мужчина периодически пускал в ход кулаки. Но то пустяки, дело житейское, поссорились-помирились. Вот тот самый вечер начинался вполне идиллически: пара накрыла в доме немудреный стол, обзвонила друзей-знакомых, чтобы пригласить их на званый ужин. Откликнулись трое, в результате сложилась вполне себе приличная компания. Да, пили спиртное – а как без этого. Но в какой-то момент сценарий спонтанного праздника явно свернул не туда…

Для начала между хозяевами дома возникла ссора. Мужчину быстро утомила словесная перебранка, и он завершил конфликт привычным методом – увесистым ударом в живот пассии. Для гостей это послужило сигналом, что пора бы и честь знать, и вскоре сожители остались вдвоем.

«Кухонный нож лежал рядом»

Что происходило в доме после ухода гостей? Разговор тет-а-тет, увы, не способствовал примирению – вместо этого сожители стали обмениваться упреками, извлекая изо всех «карманов памяти» недавние и старые обиды. Со слов обвиняемой, триггером трагедии стала попытка сожителя выяснить, по какой такой причине его женщина несколько дней назад не ночевала дома. Не добившись внятного ответа, он подошел к сидящей в кресле женщине и стал бить ее картофелемялкой (так правильно именуется нехитрое кухонное орудие, «перекрещенное» народом в пестик либо толкушку – штуковина для приготовления пюре, если кто не понял). Минимум пять-шесть ударов пришлись по голове, плечам и рукам, и тогда…

«Кухонный нож лежал рядом с креслом», – так начала важнейшую часть своего рассказа обвиняемая. У кухонного ножа вообще есть труднообъяснимое свойство попадаться под руку в самый неподходящий момент… Женщина встала, нанесла роковой удар – всего один. Человек, с которым она прожила больше десяти лет, сел на кровать, затем упал на пол.

Череду дальнейших действий женщины логически обосновать очень сложно (забегая чуть вперед: у обвиняемой это и не вышло). Для начала она тщательно вымыла в кухне нож (зачем, что это за рефлекс?). Затем старательно отдраила пол, устранив лужу крови. Затем выбросила тряпку.

Очень похоже на попытку замести следы, скажут многие – и окажутся неправы: очень скоро женщина позвонила своим приятелям – тем, которые у них гостили. Она не была многословной – лишь попросила «посмотреть, что там с сожителем». С учетом того, что на часах было восемь утра, а вчерашний вечер вышел весьма бурным, ответ друзей «Скоро будем» дорогого стоил…

Вопросы без ответов

Ранние гости вошли в квартиру, где провели вчерашний веселый вечер. Беглого взгляда в комнату, на полу которой лежало тело хозяина дома, оказалось достаточно: гость-мужчина коротко проинструктировал хозяйку («Вызывай скорую») – и тут же ушел вместе со своей женщиной. Хозяйка не стала звонить в скорую. Ей отчего-то не сиделось на месте: добыв где-то бутылку водки, она отправилась в гости к еще одному своему знакомому. Между рюмками походя бросила, что ее сожитель сейчас «дома с какими-то парнями», и предложила навестить его.

Никаких парней хозяйка и приятель не застали. Дома был только хозяин – он лежал на полу, накрытый полотенцем. «Я подумал сначала, что он пьяный спит. Но [обвиняемая] сказала, что он мертвый», – вспоминал события того хмурого утра мужчина, ставший важным свидетелем по делу об убийстве. Он не стал давать советов – вместо этого сам набрал номер, и не скорой, а милиции. Хозяйка (еще один странный поступок) не стала дожидаться приезда опергруппы: забрав зачем-то паспорт, она ушла к своей матери…

Свои постмортальные манипуляции с ножом и тряпкой женщина, как уже отмечалось, не смогла объяснить. Не нашлось у нее ответа и на еще один важный вопрос – почему сразу же не вызвала скорую помощь. И на еще один, тоже очень важный: почему увесистые удары твердым предметом (той самой картофелемялкой) не оставили на ее лице и теле ни одного повреждения? Женщина тут же сменила версию: сожитель, мол, не бил ее, но пытался душить (это, разумеется, не снимает вопроса о телесных повреждениях – точнее, об их отсутствии). Затем, запутавшись, в суде вообще не стала распространяться на этот счет. Ничего не пояснила она и по поводу того, откуда у убитого следы ударов (минимум трех), нанесенных неким твердым тупым предметом в область лба. Ясно было одно: версию обвиняемой едва ли стоит полностью брать на веру…

Суд признал женщину виновной в умышленном убийстве и определил наказание – лишение свободы на 10 лет. К нему было полностью присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору: в августе-2019 гражданка была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного статьей 153 УК. Наказание было мягким: штраф в размере 765 рублей (к моменту вынесения второго приговора остаток долга составлял 728,64 рубля). Статья 153 УК – «Умышленное причинение легкого телесного повреждения»…

Женщина подала апелляцию. Судебная коллегия по уголовным делам Могилевского облсуда определила: приговор суда Бобруйского района и г. Бобруйска оставить без изменения.

Андрей ЧИЖИК
Артур КРАСУТСКИЙ, заместитель председателя суда Бобруйского района и г. Бобруйска по уголовным делам



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги