Драмой в двух действиях с прологом и эпилогом стали два дня из жизни бобруйской семьи.

Представители двух ее поколений проживали в одном подъезде дома на Интернациональной. Больше того — квартиры, принадлежавшие матери и сыну, располагались одна над другой. Обе они сейчас опустели: два бывших жильца мертвы, один получил большой тюремный срок…

Жильцы нижней квартиры — представители старшего поколения — были из тех, кого в народе называют тихими пьяницами: главным видом семейного досуга у хозяйки и ее сожителя были совместные посиделки за спиртным. Один из таких «будничных праздников», выпавший на 15 мая прошлого года, в какой-то момент праздником быть перестал, разом превратившись в трагедию: приятель, случайно зашедший в гости, обнаружил в квартире труп хозяйки. Он вызвал скорую, а затем сообщил о смерти сыну покойной. Тот сразу же заявил, что в смерти матери виновен сожитель: если бы он вызвал скорую раньше, то женщину удалось бы спасти. Вывод сопровождался угрозами в адрес сожителя…

Сын хозяйки вскипел: он растолкал спавшего сожителя и нанес ему три удара в лицо. Ярость, вложенная в них, обладала поистине убойной силой

Похороны женщины состоялись на следующий день, 16 мая. На кладбище поехали всего несколько человек. По дороге обратно сын покойной, его сожительница и их общий приятель свернули в магазин, купили немудреную выпивку и закуску и организовали дома скромные поминки. После того как выпили, не чокаясь, несколько рюмок, кто-то вспомнил: надо бы спуститься на этаж ниже, в квартиру покойной — поискать там ее фотографию. На поиски отправились все вместе.

Сразу же стало ясно, почему сожитель покойной не принял участия в похоронах — гости застали его мертвецки пьяным. Сын хозяйки вскипел: он растолкал спавшего сожителя и, не дав тому толком сообразить, в чем дело и что происходит, нанес ему три удара в лицо. Ярость, вложенная в них, обладала поистине убойной силой…

Гости не задержались в квартире — практически сразу же они вернулись к поминальному столу. Как прошли последние сутки жизни избитого сожителя — об этом практически ничего не известно. Ясно лишь, что 16‑го он даже выходил из квартиры — его видел на улице один из свидетелей. А на следующий день кто-то из соседей сказал сожительнице учинившего самосуд мужчины, что дверь в квартиру его матери открыта. Женщина сбежала на два пролета вниз, вошла в квартиру — и увидела, что единственный ее обитатель мертв. «Смерть наступила от закрытой черепно-мозговой травмы со всеми ее проявлениями, течение которой осложнилось отеком и смещением структур головного мозга, вклиниванием продолговатого мозга в большое затылочное отверстие» — таково было заключение судмед­экспертов.

— Яркий пример того, как простой конфликт способен завершиться большой трагедией, — отметил заместитель председателя суда Бобруйского района и г. Бобруйска по уголовным делам Артур Анатольевич Красутский. — Собственно, даже конфликтом произошедшее нельзя считать в полной мере: вспышка ярости — и новое горе в семье, в которую и так уже пришла беда…

Суд признал 34‑летнего мужчину виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, и определил наказание: лишение свободы сроком на восемь лет в колонии усиленного режима. Постановление было обжаловано стороной защиты, но судебная коллегия по уголовным делам Могилевского областного суда оставила приговор без изменений.

Андрей ЧИЖИК



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги