Они просто не сошлись в музыкальных вкусах.

Портрет с предсказанием

Характеристика 46‑летнего бобруйчанина, предоставленная в суд, на котором он присутствовал в качестве обвиняемого, была составлена явно не для галочки, а обстоятельно и на основе серьезного анализа. Соответственно и оглашение документа в суде стало не просто соблюдением формальности — убежден, многие участники процесса сделали в этот момент пометки в своих блокнотах…

Данные об отсутствии у мужчины судимостей очень кстати дополнили сведения о том, что в последние годы он регулярно — по несколько раз за год — привлекался к административной ответственности. В абсолютном большинстве случаев — по статье 17.3 («Распитие алкогольных, слабоалкогольных напитков или пива, потребление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в общественном месте либо появление в общественном месте или на работе в состоянии опьянения»).

Весьма информативен был еще один фрагмент: «По месту жительства характеризуется с крайне отрицательной стороны. Ведет асоциальный образ жизни, не трудоустроен (…), проводимая профилактическая работа должных результатов не дала; имеет устойчивые связи с лицами, ранее судимыми; лжив, изворотлив, в беседах проявляет неискренность». Ну просто каждая фраза в точку, в цвет. Скоро вы в этом убедитесь…

Краткий миг долгого застолья

«Это мой друг детства», — так главный герой этого текста охарактеризовал свои отношения с человеком, которому он 5 ноября прошлого года нанес удар ножом. И подробно рассказал, как и почему это произошло. Вечером 4 ноября он пришел к старому другу в гости в квартиру дома на улице Тухачевского. Тот был рад встрече — это ясно хотя бы по длительности мужских посиделок «за рюмкой». Рюмки были задействованы весьма активно: за вечер и сменившую его ночь друзья на двоих приговорили три бутылки водки. Да и после этого закругляться не стали, встретив начало нового дня как возможность продолжить посиделки.

Утром гость сходил в ближайший продмаг, вернулся с еще одной бутылкой, и в комнате вновь забулькало и зазвенело. Часам к одиннадцати компания увеличилась в составе ровно в два раза: в квартиру заглянули приятели хозяина, причем также не с пустыми руками. До поры квартет ел-пил-веселился. А затем…

Друг оказался вдруг…

Последующие события участники и наблюдатели излагали по-разному. Обвиняемый в ходе следствия и суда рассказывал, что в какой-то момент его стало клонить в сон (что неудивительно), и он попробовал прилечь здесь же, на диванчике. Хозяину, мол, это дюже не понравилось: тот приказал гостю подниматься, обматерил его, а затем даже разок-другой ударил в глаз. Защищаясь от друга, оказавшегося вдруг таким вот бякой, мужчина схватил со стола кухонный нож и вонзил его в живот хозяину. После чего аккуратно положил нож обратно на стол, вышел из квартиры во двор дома и присел на лавочку, где и дождался прибывших по вызову сотрудников милиции. Им, к слову, он сообщил примерно то же самое. Как итог — свою вину в совершении преступления мужчина признал лишь частично: по его мнению, действовал он в целях само­обороны.

Но — у следствия были основания критически отнестись к показаниям мужчины. Его версия развития событий опровергалась показаниями потерпевшего и свидетелей. Как минимум в части заверений о «самообороне».

На друзей не обижаются

Что же рассказывали на следствии и в суде остальные участники драмы? Показания потерпевшего совпадают с версией его друга (пожалуй, с учетом обстоятельств здесь уже не помешали бы кавычки) — до того момента, когда компания, малость заскучав, решила послушать музыку. Ее в избытке предоставил хозяйский нетбук. По ходу домашнего концерта по заявкам один из гостей отыскал в тенетах интернета песню, которая очень не понравилась будущему обвиняемому: тот взвился с дивана и потребовал сменить «пластинку». Хозяин потянулся к нетбуку, чтобы найти другой клип — и в тот момент получил удар ножом от друга детства. Соответственно, сам момент удара он не видел — лишь почувствовал резкую боль в области живота, а уже затем увидел в руке друга кухонный нож. Тут вмешался один из гостей: он схватил друга за руку, повалил на диван и вырвал нож. Хозяин тем временем ушел в другую комнату за перекисью водорода, чтобы обработать рану. Вернувшись, стал спрашивать у друга, за что он его ударил. Тот смотрел сквозь хозяина и как будто не понимал, что вообще произошло… Свою речь в суде потерпевший завершил так: в настоящее время никаких претензий материального характера к обвиняемому он не имеет и никаких исковых требований заявлять не желает. Потому что — друг детства…

Один из свидетелей — утренних гостей — дополнил: действительно, одна из оказавшихся в плей-листе песен родила в мутной головушке хозяйского друга некие ассоциации. Он попытался облечь их в максимально доходчивую форму, крикнув хозяину, чтобы тот (цитата из показаний) «выключил «петушиные» песни». Хозяин пропустил требование мимо ушей, за что тут же получил удар ножом. Буйного гостя выставили за порог, а вскоре, когда хозяину стало плохо, вызвали скорую. Вслед за ней подъехала и милиция…

Суд приговорил «музыкального критика» к четырем годам исправколонии усиленного режима. Также мужчина пройдет принудительное лечение от алкоголизма.

Андрей ЧИЖИК



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги