Наша вторая встреча – с еще одним каменским старожилом – Галиной Васильевной Пискун, бывшей учительницей каменской школы.

Дом Галины Васильевны стоит в Большой Каменке — светлый, просторный. Его хозяйка в отличие от других деревенских, которые на новый лад мебелью обзаводятся, старые вещи не прячет. Напоминают ей они о покойных матери и отце. Так и стоят на самом видном и почетном месте старинный сундук, что передавался по наследству, красивый, резной работы отличного мастера шкаф. Да старинные часы с маятником на стене.

Материал был опубликован в газете "Коммерческий курьер" 1 ноября 1997 г. (№ 102)

Ее мама, рассказывает Галина Васильевна, была «любителька» всего красивого. В семье четыре дочки росли, готовила им приданое. А сама была большая мастерица: и холсты ткала, и пряла, и вышивала. Любила покойная, чтобы если уж делалась работа – так на загляденье. И дом строили – велела нанятым евреям всю столярку – оконные рамы – менять. Хотела, чтобы в ее доме были большие окна, горницы светлые.

Частенько рассказывала мать Галине Васильевне о дедовской жизни. Как когда-то, по рассказам стариков, приехал на Большую Каменку некий крестьянин Куклицкий. Поле, где он жил, и ныне зовется деревенскими Закуклищиной. Потом приехали жить в деревню семьи Ус, Пыж, Бородичей, Дражиных, Шишко.

Дед Галины Васильевны ходил в конце прошлого века в лаптях, носил белые портки да рубаху домотканую. Все деревенские тогда так одевались. А те, кто побогаче хотел смотреться, одежду ольховой корой красили. Пуговицы и те были деревянные, палочками рубахи застегивали. А женился дед Севастьян в сапогах «напрокат», у соседа брал. Семья матери была большая. Детей было тринадцать. Работали много, с «маленства» лесом кормились: грибы да ягоды. Мать Галины Васильевны, как «в девушках была», на любую тяжелую работу шла: в лесничестве работала, бревна на лошадях возила. А за те заработанные деньги на удивление всем деревенским... купила себе беличью шубку с муфточкой. Какая в ней красавица была! Хоть мужицкую работу делала, а одевалась, как городская барышня. Как не влюбиться было в нее отцу... У Галины Васильевны бережно хранится альбом со старинными фотографиями. С потемневших от времени снимков, сделанных в начале века, смотрит на нас девушка-красавица в шикарной шубке... И кто догадается, что была она простой крестьянкой...

Покойный отец Галины Васильевны еще хлопцем ездил в двенадцатом году с братьями Куклицкими в Америку на заработки. Работал в Америке грузчиком в шапочной мастерской.

Помнится, много рассказывал своим детям о далеких заморских краях, невиданных чудищах-крокодилах. Заработанные в Америке деньги отобрали по возвращении у него на границе. Благо, сам вернулся, костюм на нем хороший был да колечко золотое припрятал.

Все деревенские «с маленства», считай, в лесу росли. Хорошо знает все окрестные леса и Галина Васильевна. Она соглашается показать нам дорогу к Каменной горе. По ее словам, видела она в детстве с отцом возле Каменной горы место, где не просто камни лежали, а камни-плиты. Где эти камни-плиты сейчас – трудно сказать. Возможно, когда в конце тридцатых годов слуцкую дорогу строили, те плиты на булыжник разбили. Тогда многие каменские в заработки ходили, камни ломом на горе били да на телегах на дорогу возили. А вообще-то, как рассказывали старики, это позже Каменная гора лесом поросла. А еще в конце прошлого века в тех местах были крестьянские загоны, а значит, люди там жили прежде.

Вместе с Галиной Васильевной мы отправляемся на поиски Каменной горы, где, возможно, и поныне хранится в земле языческое божество. Сама Галина Васильевна о каменном идоле от стариков ничего не слыхала. Зато может подтвердить, что находили каменские жители на горе камни диковинной формы: “не то зверя напоминающие, не то — человека”...

Наш автомобиль выезжает из деревни на слуцкое шоссе и сворачивает на противоположную от деревни сторону. Галина Васильевна рассказывает, как до войны возле дороги была школа милиции. Несколько дальше от бывшей школы милиции и дома инвалидов – место страшное... Вспоминает женщина, как раз на октябрьские праздники в сорок третьем фашисты там евреев жгли... Зарево такое стояло... Говорили люди, более восьми тысяч жизней там загублено. А по дороге к тому жуткому месту валялись и детские соски, и бутылочки с молоком... Говорят, подбирали там и золотые вещи.

Слушая рассказ Галины Васильевны, мы и не заметили, как углубились в лес. Наша проводница просит ехать осторожнее, чтобы «не проскочить» Варварину линию — лесную дорожку. Почему Варварину? Этого сегодня никто не помнит, да, видно, отметилась какая-то Варвара... И наконец – Каменная гора найдена! Увы, с языческим идолом в тот день мы так и не встретились... Возможно, его еще предстоит найти...

Думается, главная цель нашей поездки все же была достигнута: встречи с людьми, их воспоминания и рассказы. Признаюсь, что поездка в Каменку была особенно интересной и волнующей для меня – правнучки каменского крестьянина Алексы Чернявского, отец которого Кирей и срубил когда-то первую избу на Малой Каменке. Я думала о том, что, слава Богу, есть сегодня еще в Каменке люди, знавшие и помнящие мою бабушку — Софью Прибыльскую (Чернявскую), ее отца Алексу, есть кому помянуть их добрым словом. Ведь мне, как и многим другим жителям Бобруйщины, важно знать: откуда идут наши корни...

Галина ЧИРУК

Фото Федора ПРОКОПОВА

В подготовке материала использованы сведения, предоставленные каменским школьным музеем. Особую благодарность за помощь выражаем организатору внеклассной работы Каменской школы Л. П. Овсиенко.



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камеры Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги