29 октября 1955 года на рейде Севастополя взорвался и затонул линкор «Новороссийск» — флагманский корабль черноморской эскадры Военно-морского флота СССР.

За десять дней до взрыва на «Новороссийск» прибыл для прохождения срочной службы наш земляк Рональд Васильевич СОКОЛОВ

Есть у мальчишки мечта

— Я с детства мечтал о море. Перечитал все книги о капитанах и дальних странах, ходил в кружок юных моряков. Помню, даже собирались с дружками на катере до Черного моря добраться… Ну это так, детские мечты. А после окончания семи классов мы поехали с другом в Ораниенбаум — поступать в военно-морское училище. Я хорошо сдал экзамены, осталось лишь пройти медосмотр. Но — на радостях мы купили чекушку и отметили поступление. На следующий день на медосмотре у меня подскочило давление, и меня забраковали…

Но на флот я все же попал — через призыв на срочную службу. Прибыл в Севастополь и сразу же был направлен на линкор «Новороссийск».

Прежде чем стать «Новороссийском», корабль носил другое имя — «Джулио Чезаре» («Юлий Цезарь») и входил в состав военно-морских сил Италии. Со стапелей в Генуе он сошел еще в 1911 году. Участник двух мировых войн минувшего века. В 1942 году его списали как устаревший и перевели в разряд учебных кораблей. Линкор достался Советскому Союзу по репарации.

Бобруйчанин уцелел в крупнейшей катастрофе в истории советского флота
1955 год. Матрос Р. Соколов (справа) в госпитале читает письмо из дома

Флотский интернационал

— С сослуживцами я толком познакомиться не успел. Понял только, что экипаж был интернациональным: русские, белорусы, украинцы, грузины, армяне… Позже узнал, что в то время на «Новороссийске» служил еще один бобруйчанин — Александр Карпенко. Он погиб в день  взрыва корабля…

Позже слышал, что накануне трагедии большая часть экипажа сошла на берег. Это не так: все находились на боевых постах, массовых увольнений не было. Единственное — на момент взрыва командир линкора был в отпуске, его обязанности исполнял старпом.

А еще на борту «Новороссийска» были новобранцы — курсанты Севастопольского училища и солдаты из состава контингента, выведенного из Германии. Им предстояло стать матросами. Они даже не успели поменять солдатскую форму на матросскую…

29 октября в 1 час 31 минуту под корпусом корабля раздался взрыв, пробивший в подводной части дыру в 150 кв. м. Линкор пытались отбуксировать на мелководье, но командующий Черноморским флотом приостановил начатую буксировку. Когда приказ о возобновлении буксировки все же был отдан, это было уже бессмысленно: носовая часть корабля села на грунт. Не сразу адмирал позволил и эвакуировать незанятых в спасательных работах моряков. В 4 часа 14 минут линкор лег на левый борт и через мгновение уткнулся мачтами в грунт. В 22 часа корпус полностью исчез под водой…

«Я не знаю, кто был моим спасителем»

— Я находился на боевом посту в средней электростанции, когда раздался взрыв. Что подумал в этот момент? Вот честно — ничего. Точнее так: я просто не мог предположить, что это именно взрыв. В помещении я был один, словом перекинуться не с кем. Поэтому просто остался на месте.

«Когда тела доставали из воды, они превращались в кисель»

Позже, когда пробили аварийную тревогу, я выбежал на палубу. Там уже много народу скопилось. Паники никакой не было — это же военное судно. К тому времени корабль уже дал ощутимый крен на левый борт. Я сначала ринулся именно к левому борту — подумал, что он ниже и с него проще спрыгнуть будет. Но какой-то старшина схватил меня за шиворот, поволок к правому борту и буквально столкнул вниз. Я прыгнул, больно ударился животом о воду. До берега было недалеко — каких-то сто метров. Плавал я хорошо, поэтому скоро выбрался на берег. И — сразу в госпиталь, он был совсем недалеко.

Как оказалось, я поступил правильно: многие из тех, кто прыгал с левого борта, погибли — их просто накрыло кораблем. Спасибо тому неизвестному старшине — он спас мне жизнь.

Бобруйчанин уцелел в крупнейшей катастрофе в истории советского флота
Р. В. Соколов

В госпитале я пробыл недолго — три или четыре дня. В один из этих дней хоронили погибших на севастопольском Братском кладбище. Да и не дней даже: хоронили их ночью, по-тихому. Вскоре в городе масштабно, как всегда, праздновали 7 ноября. Был парад, демонстрация. О трагедии говорили все, но шепотом…

Вторые похороны прошли в 1957 году — после подъема корабля. Когда его разрезали на части, во внутренних помещениях находили трупы. Было видно, что некоторые моряки, погибшие в момент взрыва, писали письма домой, читали книги. По словам очевидцев, тела отлично сохранились и в воде выглядели как живые. Только когда их доставали, они превращались в кисель… Их тоже хоронили тихо, ночью.

Всего при катастрофе погибли 609 (по другим данным — 615) человек, включая аварийные партии с других кораблей эскадры. Непосредственно в результате взрыва и затопления носовых отсеков погибли около 100 человек, остальные — при опрокидывании линкора и после него. Часть моряков осталась внутри корпуса. Некоторые из них долгое время держались в воздушных подушках отсеков, но спасти удалось лишь девять человек: семь вышли через прорезанную в кормовой части днища горловину спустя пять часов после опрокидывания, и еще двух вывели через 50 часов водолазы. По воспоминаниям водолазов, замурованные и обреченные на смерть моряки пели «Варяг». Только к 1 ноября водолазы перестали слышать стуки…

Загадка без ответа

— Слухи о том, что стало причиной взрыва, появились в первые же дни. Одни говорили, что взорвалась старая, еще времен Первой мировой, мина — вроде той, что погубила линкор «Императрица Мария», который взорвался в этой же бухте в 1914 году. Вторую версию донесли моряки, которые дежурили на входе в бухту. Говорили (тоже шепотом), что перед трагедией акустики будто бы слышали посторонние шумы, похожие на шум винтов небольшой подлодки…

Уверен, что сейчас вряд ли удастся установить причину взрыва. Сделать это можно было тогда, в 1950‑х, когда поднимали из воды корабль. Но экспертизу решили не проводить: остатки «Новороссийска» разрезали на куски и передали на завод «Запорожсталь».

Я несколько раз ездил в Севастополь, встречался с бывшими членами экипажа «Новороссийска». Последний раз съездил в 2000 году, никого из знакомых уже не встретил…

По официальной версии, под днищем линкора взорвалась старая донная немецкая мина. Однако есть и другие версии произошедшего — якобы ответственность за гибель судна несут итальянские или английские диверсанты. По сей день специалисты так и не пришли к одному мнению о причине гибели корабля.

Большая часть погибших моряков «Новороссийска» похоронена на Братском кладбище в Севастополе. В 1963 году был сооружен мемориал — 12‑метровая фигура матроса, отлитая из бронзы гребных винтов линкора.

Андрей ЧИЖИК
Фото Виктора ШЕЙКИНА, из архива Р. В. СОКОЛОВА и warosu.org

Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста войдите, либо зарегистрируйтесь.

Веб-камера Бобруйска

Лента комментариев

Время спорта

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги