Что ни говори, а лицо нашего Бобруйска – это старый центр города. Наверняка аналогичные «шестые» микрорайоны, «даманские» можно найти и в соседнем Могилеве, и Минске, и Одессе. В любом строящемся городе есть свои «черемушки» и «новоселы», даже если у них другие названия. А вот старые улицы Бобруйска – Советская, Социалистическая, Чонгарская, Пушкина – неповторимы и уникальны. Здесь каждое здание хранит свою историю. Гуляя по улицам старого центра, вы никогда не обращали внимания на своеобразную «бобруйскую» архитектуру и оформление фасадов зданий?

Нужно сказать, что старый центр Бобруйска, какой видим мы сегодня, строился в основном из кирпича на месте прежних деревянных зданий, сгоревших во время пожара 1902 года. Но сохранились в Бобруйске и дома, перешагнувшие столетний рубеж. В основном строили эти старые здания еврейские каменщики по проектам архитекторов-евреев. Любили в начале века выкладывать форму окон закругленной, украшать само здание затейливыми декоративными элементами. И сегодня на некоторых старых зданиях сохранились очертания звезды Давида, свидетельствующей о том, что здесь когда-то размещалась синагога.

Возможно, вы и сами обращали внимание на шестиконечную звезду на здании, что стоит на перекрестке ул. Бахарова и Социалистической, именуемом населением ныне «физкабом», на полуразрушенном здании на ул. Чонгарской (использовалось в 50-60-х годах под складские помещения), на одном из старых зданий НПКФ «Славянка» на ул. Чонгарской, рядом с отделением Белбизнесбанка, и на многих других.

Как утверждают архивные сведения, в конце XIX столетия в городе насчитывалось 40 синагог. При них работали многочисленные хедеры и Талмуд-Торы, где еврейские дети изучали основные положения иудаизма.Бобруйские звезды Давида

Что ни говори, был наш город когда-то еврейским. Приведем хотя бы такие данные переписи 1897 года, из которых следует, что в Бобруйске проживало 34336 человек, из них 20759 евреев (60,5% от общего количества населения). Но следует учитывать, что в эти данные включалось и население семи пригородов, где в основном жили христиане, а также 5572 солдата гарнизона. Население же города как такового составляло 28764 жителя,среди них – 20438 евреев (или 71%). Однако полностью доверять этим цифрам нельзя. Так как еврейская община зачастую утаивала действительное количество своих членов, чтобы меньше платить налогов. Таким образом, по некоторым другим источникам в Бобруйске насчитывалось до 80% еврейского населения.

Когда-то были синагоги в Бобруйске центром жизни еврейской общины. Там молились, слушали доклады многих известных раввинов, которые приезжали тогда в Бобруйск, как говорили, со всего света. В синагогах обсуждали все насущные проблемы горожан.

Было время, когда по улицам города запросто ходили синагогальные служки, стучали в окна еврейских лавочек, давали знак хозяевам завершать работу. Интересно, что о начале субботы извещалось когда-то жителям города... фабричным гудком, разумеется, с еврейского предприятия. Увы, сегодня, когда основная часть еврейского населения нашего города эмигрировала в «лучшие края», такой колорит и своеобразие жизни бобруйчан век назад просто вообразить себе трудно. Однако даже представителям моего поколения еще помнится улица Социалистическая начала 1970-х годов, когда степенно фланировали по ней многочисленные представители, а в основном – наряженные представительницы добропорядочных еврейских семейств. Была у нас и своя Дерибасовская... Увы, забыто сегодня и традиционноеместо общения евреев-мужчин: на углу улиц К. Маркса и Социалистической.

Однако давайте снова вернемся к истории более отдаленной: конец века минувшего. Еврейское население того времени неукоснительно придерживалось заповедей Писания, из которого следовало, что одним из важных обязательств для еврея является благотворительность. Еврейская община непосредственно руководила деятельностью всех общественных благотворительных организаций в городе. Существовало в конце прошлого века в Бобруйске товарищество помощи больным евреям, которое в 1863 году построило больницу для бедных, «Погребальное братство» занималось организацией похорон. Существовало и товарищество взаимопомощи, которое давало деньги под залог или под поручительство зажиточных граждан. На деньги общины содержался дом для бедных, построенный X. Рабиновичем. В городе велся сбор одежды для бедных. Через синагоги оказывалась денежная помощь малоимущим. В прошлом веке в нашем городе уважали раввинов Эпштейна, Нисенбаума, Этингера, Шнеерсона, Гольберга, Шапиру, Рубина, Александрова. Символом для всех евреев Бобруйска в конце XIX века являлся духовный глава еврейской общины Мордехай Цви Манби. Сохранилось предание, что около 50 лет своей жизни Мордехай просидел в закрытом доме, что построил ему богач Рабинович поблизости от синагоги, занимаясь изучением Торы, чтением книг. Выходил же из дома только для осуществления благотворительных намерений, собирал милостыню для бедных. Говорят, ходил этот человек по городу с завязанными глазами, чтобы не смотреть на женщин, поэтому и звали его «слепой магид» (проповедник).

Интересно, что в Бобруйске ставили свои спектакли приезжие еврейские театры. В типографиях города издавалось много книг на еврейском языке. На идише выходила в 1912 году газета «Бобруйский еженедельник». Для читателей были открыты двери народной еврейской библиотеки.

Такова история. Сегодня еще живут в нашем городе немногочисленные потомки представителей известных в Бобруйске еврейских фамилий: Кацнельсонов, Эпштейнов, Рабиновичей... Но уже далеко не каждый взрослый еврей, не говоря уже о ребенке, разберет пару-тройку слов на иврите. Как говорила ныне покойная долгожительница Софья Вульфовна Кацнельсон, перешагнувшая столетний рубеж и хорошо помнившая другие времена города: «Теперь-то и евреев настоящих нет. Стали евреи на русских похожи».

И все же давние добрые еврейские традиции не забыты. Вот уже пять лет работает в Бобруйске еврейское благотворительное общество «Хесед-Рахамим» («Шмуэль»), названное по имени известного еврейского религиозного писателя, просветителя и философа прошлого века Самуила (Шмуэля) Александрова. Работает общественная организация «Сохнут». И сегодня еврейские женщины-волонтеры оказывают на дому помощь пожилым одиноким людям и нуждающимся. Как уверяет раввин Виктор Романович Благутин, в еврейской общине стараются не забывать ни о ком, сохранить узы одной большой еврейской семьи. Община выпускает свою газету. Работает еврейская библиотека. А в очень скромном доме на ул. Советской, отведенном под синагогу, как и в прежние времена звучит молитва раввина, здесь изучают Тору, беседуют верующие. Отмечают евреи свои праздники, и не только религиозные, поздравляют друг друга с днем рождения, 8 Марта, Новым годом, Днем вооруженных сил.

Материал был опубликован в газете «Коммерческий курьер» 8 августа 1998 года, №49

Существует в городе и еще одно объединение евреев – синагога, обязанности раввина в которой выполняет Геннадий Аронович Ямницкий.

Геннадий Аронович – представитель старшего поколения жителей нашего города. Родившийся вскоре после революции, принимал участие в Великой Отечественной войне, от которой и осталась инвалидность. Смолоду Геннадий Аронович, несмотря на то, что окончил еврейскую школу, не задумывался о своей религиозной принадлежности: вместе с товарищами по комсомолу (а было и такое – комсомольская юность у нынешнего раввина) в тридцатые годы по приказу партии разрушал синагоги. Время течет. Все изменяется...

«Когда-то, – рассказывает Геннадий Аронович, – даже русские в городе разговаривали по-еврейски. Все вокруг были евреи. Я только тогда узнал, какой я был нации, когда на фронт попал. Начальник политотдела говорит: как ты мог на фронт попасть, когда тебе нужно было бы в магазине работать. Ты же еврей». С тех пор на многие вещи Геннадий Аронович смотрит уже совсем другими глазами. Верующему еврею, считает он, нужно три раза в день помолиться, обратившись на восток: вышли евреи когда-то с востока. Следует перед едой руки мыть. «Это сейчас уже, – говорит Геннадий Аронович, – у всех водопровод, а раньше евреи пользовались специальной кружкой с двумя ручками, чтобы вымытой рукой взяться за чистую ручку и вымыть другую руку».

Сейчас настоящий раввин – большая редкость. Как-то раньше лежал Геннадий Аронович в городской больнице, где лечился раввин, каждое утро одевавший культовые принадлежности и становившийся на молитву, так вся больница сбегалась посмотреть на такую диковинку.

У Геннадия Ароновича бережно хранятся принадлежности еврея: «талес» и «тфилин», которые полагается одевать каждому верующему во время утренней молитвы. По нашей просьбе он согласился сфотографироваться в таком одеянии: пусть люди увидят давно забытое старое. А самое главное, считает Геннадий Аронович, настоящий еврей должен знать свой язык и традиции. Должны быть национальная гордость и достоинство.

Галина ЧИРУК

Фото Федора ПРОКОПОВА

В подготовке использованы материалы из книги «Память»



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Варианты оплаты за услуги