Что осталось от генерального плана развития города конца 1970-х?

Ехать по залитой солнцем улице Горького, мимо высоток из стекла и бетона, свернуть на улицу Крылова с выходом на Георгиевский проспект, пересечь Березину в районе «ФанДОКа», а после нырнуть в один из кварталов жилой застройки левобережья. И долго-долго петлять в лабиринте улиц. Титовской, Керамичной, Заречной… Таким из недавнего вчера представлялся обычный маршрут многих бобруйчан в начале двадцать первого века. А то и раньше. Генеральный план развития города, утвержденный БелНИИ градостроительства, должен был стать реальностью еще 20 лет назад. Но не стал. Почему это произошло, и есть ли шанс на осуществление хотя бы отдельных его пунктов, мы рассуждаем с Владимиром Павловичем ГАЛУЩЕНКО, который занимал должность главного архитектора Бобруйска в 1995-2004 годах.

Улица Орджоникидзе: частный сектор по соседству с микрорайоном

Улица Орджоникидзе: частный сектор по соседству с микрорайоном

Следующая остановка — микрорайон Титовка

Улицу Крылова мы вспомнили не случайно. Когда-то именно здесь проходила северо-западная граница города. Рубежом служила железнодорожная ветка, соединявшая станцию «Бобруйск» и «ФанДОК» с дальнейшим выходом на целый ряд строительных предприятий в районе улицы Чехова и «Беларусьрезинотехнику». Дальше — лишь «минское» кладбище и бескрайние поля, относящиеся к Сычковскому сельсовету. Первые подъемные краны взвились в небо здесь лишь в начале 70‑х, с началом сооружения Белорусского шинного комбината. С его строительством возросла и интенсивность движения поездов по «пограничной» железной дороге. Шлагбаум на улице Минской опускался все чаще и чаще, вынуждая горожан проводить драгоценные минуты на переезде у магазина «Природа» (помните такой?). В итоге уже к концу 70‑х поезда на северную промзону пошли в обход Бобруйска, не мешая движению по главной магистрали города.

По замыслу авторов генерального плана развития города, принятого в конце 1970‑х, пути стальные в этом месте должны были вскоре смениться широким проспектом, переходящим в мост через Березину. Замысел реализовался с 20‑летним опозданием. И то далеко не полностью. Транспортная инфраструктура должна была стать прологом к возведению крупного жилого района на левом берегу Березины. Предполагалось, что строиться он будет в несколько этапов. Первый из которых решил бы жилищную проблему сразу для 5000 человек.

Жилой массив на пойменном лугу Березины, в месте постоянных паводковых затоплений, только на первый взгляд выглядит нелогично. По мнению Владимира Галущенко, при грамотно проведенной геодезии и земляных работах природный фактор сводится к минимуму. Венецию и Петербург никто не отменял.

«Фандоковский» мост с тоннелем под коммуникации

«Фандоковский» мост с тоннелем под коммуникации

— До начала 80‑х на левом берегу Березины было одно большое болото, — рассказывает Владимир Павлович. — С началом проектирования жилой застройки начался намыв грунта. Сотни тонн земли и песка были свезены сюда. Эта «подушка» заметна до сих пор. Справа от дороги, если ехать в сторону Могилева, в километре от моста можно увидеть искусственную возвышенность. Вот на этом месте и предполагалось поставить первые многоэтажки. Правильным ли было это проектное решение? Я считаю, правильным. Город не имел тогда, не имеет и сейчас полноценного выхода к реке. Весь правый берег Березины занимают промзоны и частный сектор. А новый район смог бы сделать Березину полноправной частью городского ландшафта.

Но одно дело, если районы-кварталы обновляются в пределах городской черты, и совсем другое — когда они должны существенно расширить границы города. А вместе с ними и удлинить инженерные сети, основная часть которых, опять же, сосредоточена на другом берегу реки. Проектная мысль учла и это обстоятельство. Мост в районе «ФанДОКа» сконструирован таким образом, что позволяет начинить его пролеты километрами кабелей. Со стороны города есть даже техническое помещение для обслуживания инженерных сетей. Но толстая железная дверь, открывающая доступ в чрево моста, похоже, так и останется порталом в несуществующий жилой район с бульварами, парками и набережными.

Горького улица по городу идет…

Но если прожект под условным названием «Крылова — Георгиевский — мост» хоть как-то, да реализовался, то о его перпендикуляре сегодня можно говорить исключительно в сослагательном наклонении. Речь об улице Горького. Нет, не той, которая двумя параллелями пронзает главную площадь города, а после петляет в частном секторе. А той, что должна была стать дублером Минской и тем самым существенно разгрузить главную улицу города.

Улица Горького, так и не ставшая проспектом

Улица Горького, так и не ставшая проспектом

Это же ведь неспроста сразу за горисполкомом улица переходит в широкий проспект с тремя полосами движения в каждом направлении. Такой она должна была дойти до Ульяновской, а после выйти на Минское шоссе, в районе поворота на рынок «Еловики». Строили ее с двух сторон, идя навстречу друг другу. «Золотое звено» — улица Шевченко. Как и в случае с заречным жилым районом, детали так и не начатого строительства время хранит по сей день: разворотное кольцо для троллейбусов на пересечении с Ульяновской, широкая проезжая часть улицы Шевченко и целых 400 «проспектных» метров улицы Горького.

Шансы на продление улицы Ульяновской до Минского шоссе пока сохраняются, а вот говорить о ее стыковке с улицей Горького сегодня уже не приходится.

— Всему причиной частный сектор, — продолжает В. П. Галущенко. — Чтобы «пробить» проспект, нужно снести десятки домовладений. А куда расселить жильцов? Это раньше государство щедро финансировало жилищное строительство. Да и не каждый согласится менять свой дом, да еще в центре города, на квартиру в типовой многоэтажке.

Право жить в своем во всех смыслах доме люди отстаивали и прежде. Проезжая по улице Орджоникидзе, в районе пересечения с Якуба Коласа, нельзя не заметить анклав одноэтажного Бобруйска, со всех сторон окруженный пяти– и девятиэтажками. Своей сохранностью почти в первозданном виде он обязан одному из жителей. Не захотел человек покидать годами обжитое место окнами на «русское поле», ставшее впоследствии микрорайоном № 4. Его поддержали соседи. Дело было в 1980‑х. Тогдашние власти города, чтобы не раздувать конфликт, предпочли обойти несогласных.

Земли под строительство здесь в те годы еще хватало.

Что не случилось, то к лучшему?

Владимир Павлович  вспомнил и о том, как Социалистическая превращалась в бобруйский Арбат, и как прежние власти города пытались сохранить гостиницу «Березина и Европейская».

— Мы делали эскизы обновленной гостиницы с возможностью переоборудовать ее под жилые помещения. Первый этаж предполагалось отдать под магазины. Это были реальные предложения. Но они так и не стали реальностью. В том числе из-за парковки, которую там просто не вместить: слишком узкий тротуар. Один из вариантов предусматривал даже зимний сад во внутреннем дворике. Но… Дошло до того, что гостиницу пришлось продать как кучу кирпича. Покупатель нашелся. Но что делать с ней дальше — вопрос открытый. Сносить? А что взамен? Ну только если автостоянку. Хотя одна там уже есть.

***

Может, и хорошо, что не все задуманное осуществилось? Генеральный план уготовил городу участь этакого регионального мегаполиса. С широкими магистралями и новостройками, уходящими за горизонт. В их тени вполне мог затеряться старый добрый Бобруйск: узкие улочки, фасады кирпичной кладки и зелень садов бесконечного частного сектора. А пропустить сквозь него серую ленту проспектов никогда не поздно.

Ныне В. П. Галущенко — руководитель творческой мастерской Союза архитекторов РБ.

Дмитрий СУСЛОВ

Фото Виктора ШЕЙКИНА

Комментарии

Для добавления комментария, пожалуйста войдите, либо зарегистрируйтесь.

Комментарии  

Alexander Chuguev
+7 # Alexander Chuguev 10.09.2017 23:13
Прекрасный материал! Спасибо, Дима. В целом я согласен с Галущенко, за исключением левобережных микрорайонов. Слава богу, что хватило ума и не хватило денег, чтобы лезть в пойму. Сейчас бы уже не было Березины. А набережную нужно строить на месте беспонтового нижнего цеха ФанДОКа. Да и вообще все прибрежные "мануфактуры" я бы сравнял с землей.
Сообщить модератору
hagen
+9 # hagen 10.09.2017 17:25
как оказывается легко изменяется ген. план города, а когда строили ому так главный архитектор с пеной у рта доказывал что ген. план поменять практически не возможно...
Сообщить модератору

Лента комментариев

СПЕЦПРОЕКТЫ «КОММЕРЧЕСКОГО»

Бобруйск в объективе

Заглушка

Варианты оплаты за услуги