Каждый бобруйский благородный олень (а других тут не водится), заслышав призывный куплет ретро-хита начала 1970‑х — тот, с просьбой умчать в страну оленью — без раздумий рванет в направлении деревни Дойничево. Уже несколько лет столица страны оленьей нашего района располагается именно там.

Рогатые постояльцы

Вкратце напомним историю «государства». 10 декабря 2019 года в окрестности Дойничево (если точнее — квартал №50 территории Осовской охотдачи Глушанского лесничества) по инициативе Бобруйской районной организационной структуры РГОО «Белорусское общество охотников и рыболовов» привезли 36 благородных оленей. Табун был приобретен на выделенные из областного бюджета в рамках специальной программы средства. Зиму и весну олени гостили в специально оборудованном для них огромном вольере площадью 9,6 га), а 16 июля 2020 года их выпустили на свободу в окрестные леса. Отрадно, что выпускников было аж 44: у 13 самочек родились оленята. В декабре того же 2020‑го олений пансионат принял вторую смену постояльцев: 24 декабря в вольер заселились 27 воспитанников Припятского заповедника. Они жили в вольере до июля‑2021 — до того дня, как двери вольера… Ну, на самом деле двери тут ни при чем: егеря, как и в первый раз, сняли часть проволочного ограждения в той части периметра, которая проходит через густой лес — и стали ждать…

Мы узнали, как сейчас живут питомцы оленьего «санатория» под Бобруйском

«Я их с рук кормил»

— Ждать в этот раз пришлось подольше, чем в первый, — рассказал егерь Осовской и Сычковской охотдач Бобруйской районной организационной структуры республиканского государственного общественного объединения «БООР» Михаил Владимирович Шаламков (именно он взял на себя роль главного оленевода и обеспечивал двум сменам постояльцев лесного санатория необходимый уход). — Дело в том, что наш первый заезд — олени из Климовичей — были, скажем так, весьма привычными к людям. А вот постояльцы из Припятского заповедника по сравнению с ними — дикие совсем. Питомник там огромный, поэтому олени и людей-то практически не видели, вот и дичились. Я к ним поначалу и заходить опасался. Не то что с первыми…

С первыми постояльцами в этом плане действительно все было иначе. С двумя оленями Михаил Владимирович раздружился настолько, что даже имена им дал — Яшка и Ленька.

— Они быстро ко мне привыкли. Я их и с рук кормил, и гладил. И голос мой они хорошо знали… Но, когда освоились в дикой природе, близко ко мне уже подходить перестали. Самостоятельные теперь…

Мы узнали, как сейчас живут питомцы оленьего «санатория» под Бобруйском

Мы узнали, как сейчас живут питомцы оленьего «санатория» под Бобруйском

Олени первого выпуска и правда оказались более самостоятельными. Покинув «санаторий», они отправились на ознакомительную экскурсию по окрестным лесам… но вскоре вернулись обратно к вольеру (читайте — к месту стабильной кормежки). С той поры и доселе маршруты трех оленьих табунов (все выпускники первого заезда разделились на два больших табуна и один маленький, в последнем верховодили приятели Яшка и Ленька) пролегают рядом с вольером и даже отчасти внутри него.

А вот выпускники прошлого года не покидали открывшийся вольер довольно долго — недели две. А выйдя наружу, решили не шляться по окрестностям, а сразу «прописаться» неподалеку.

Мы узнали, как сейчас живут питомцы оленьего «санатория» под Бобруйском
Июль-2020. Работники БООР открывают «двери» из вольера на волю

Мы узнали, как сейчас живут питомцы оленьего «санатория» под Бобруйском

Меню лесного санатория

— У второго выпуска приплод был поменьше, чем у первого — четыре олененка, — рассказывает Михаил Шаламков. — Сколько сейчас всего оленей в том районе? Более 120. Были же еще местные, они еще к первым нашим питомцам приходили познакомиться. Вольера, в котором жили олени, уже нет: закончился срок аренды земли, и мы его демонтировали. И — олени тут же вернулись на привычное им место.

Такая сила привычки объясняется просто: два раза в месяц на место бывшего вольера приезжает трактор, в кузове которого — более трех с половиной тонн вкусняшек: свеклы, морковки, капусты, зерна, сена. Обязательный продукт в рационе оленей — соль.

Естественно, не все потребности разросшегося оленьего поголовья в еде покрывают подвозы на тракторе. Трава да листья — это тоже, конечно, дело, но в поисках витаминов олени частенько забредают на колхозные поля и огороды.

— В Дойничево или Забудьках уже, наверное, каждый житель встречал наших оленей, — говорит егерь. — Пока вроде никто не жалуется на то, что лесные соседи его объедают. Зато вот проверяющие из Академии наук Беларуси к нам в прошлом году приезжали, изучали условия проживания оленей, и по итогу высоко оценили нашу работу. Хотя вот интересно: олени, выросшие в дикой природе, на глаз и повыше, и покрепче наших…

Мы узнали, как сейчас живут питомцы оленьего «санатория» под Бобруйском

Пуля для волка и рога для трактора

Есть ли у оленей проблемы? Не без этого. Случаев браконьерства на территории охотдач не выявлено, но желающие поживиться оленьим мясом бродили рядышком. Еще когда олени были в вольере, к ним проявляли живой интерес волки. Когда табуны покидали вольер, интерес, понятное дело, лишь усиливался…

— Тут нам пришлось серьезно вмешаться в развитие событий, — рассказывает Михаил Владимирович. — 30 декабря прошлого года под Дойничево мы добыли одного волка. Остальная стая ушла в другое место…

Как уже говорилось, олений санаторий прошлым летом закрылся. Вольер демонтирован, новых постояльцев егеря брать не стали и в обозримом будущем не планируют. Свыше 120 голов оленей — это для нашего района более чем достаточно.

— А у нас еще одна примета весны появилась, — делится егерь Шаламков. — Опавшие рога мы стали находить. Вот тракторист, который нашел недавно, находке не обрадовался: на­ехал на рога и проколол два колеса…

Андрей ЧИЖИК
Фото Виктора ШЕЙКИНА из архива редакции

Мы узнали, как сейчас живут питомцы оленьего «санатория» под Бобруйском

Мы узнали, как сейчас живут питомцы оленьего «санатория» под Бобруйском