nullКто где, а корреспондент «Коммерческого курьера» провела свои выходные… на войне. Нет, я не летала самолетом в Афганистан, не ездила в Ирак, вообще ни разу не была в Африке с ее вечно вспыхивающими то тут, то там конфликтами. Я угодила в «горячие точки» под Бобруйском. Там стреляли и убивали. Там воскресали мертвые и снова шли в бой. Там были настоящие друзья и временные (минут на 20) враги, лужи оранжевой крови и реальные синяки, безалкогольное пиво и стоптанные кроссовки, бизнесмены и сотрудники милиции, студенты и школьники, те, кому уже 40 и кому только 7, те, кто знает, что такое служба в армии и те, кто при первой же «угрозе» туда попасть постарается «откосить». Там не было неискренности и предрассудков по поводу «что солидно, а что нет». Вместо этого — много драйва, адреналина, немножко дурачества и чуть-чуть безответственности. Речь о досуге с претензией на оригинальность. О двух разных играх: пейнтболе и страйкболе.[break]

ПЕЙНТБОЛ: я убью тебя маркером

nullnullnullnullВо что играют большие мальчики и девочки? В то, во что не наигрались в детстве. Пейнтболисты — так называют себя взрослые любители детских милитаристских утех.

Для председателя одного из пейнтбольных клубов города (клуба «Пейнтбойлер») Алексея Лукъяновича это не основной бизнес, а недешевое хобби, которое удалось сделать самоокупаемым.

В боевой комплект входит камуфляж, бронежилет (на синтепоне — больше для антуража), шлем с подшлемником и маркер (пневматическое ружье, начиненное желатиновыми шариками с пищевой краской). Обувь — своя, удобная.

В субботу вечером мы мчались на очередную игру по пейнтболу. «Раунд длится 15-20 минут, — рассказывал, лихо выруливая на своем авто по извилистым тропам, один из поклонников игры Владимир, — за вечер проходит три-четыре раунда. Два попадания в любую часть тела — ты убит, закончились патроны — ты убит, не осталось воздуха в баллоне — ты убит. В общем, нужно постараться, чтобы выжить».

Игра стоит 24 тысячи рублей с человека (по 12 тысяч за 100 выстрелов). Меньше можно, но нет смысла, особенно, если новичок. Пока поймешь, что к чему — стрелять нечем. Гранаты и шашки заказываются отдельно — это командное удовольствие.

Ни в коем случае нельзя снимать маску во время игры, даже если стекло потеет. Один из бойцов на моих глазах поймал «пулю» головой, когда вот так, потому что уже капли пота по вискам стекали, сорвал с себя шлем. Под коротко стриженными светлыми волосами за несколько секунд образовался кровоподтек диаметром в два сантиметра. К «фингалу» приложили прохладную банку безалкогольного пива.

Пока основное место дислокации пейнтболистов — заброшенный детский лагерь «Журавушка», что в Соломенке (туда мы и направились). Когда приехали, наши «герои» уже переоблачились в бронежилеты и камуфляж.

Мне сразу продемонстрировали маркер: «Сверху фидр — здесь шары, снизу — баллон с воздухом. Первый выстрел прицельный, дальше — на поражение». В близрастущую сосну вылетели несколько шаров. На стволе появились пятна оранжевого цвета. «А теперь сама», — Володя тоже пошел переодеваться. Ружье нетяжелое — килограмма два, не больше. Дальность шара — 60 метров. Отдачи никакой. При желании и определенной сноровке можно попасть в дорожный знак метров с 40-50, а можно и в стебелек куста — если подойти ближе и пристреляться.

Пиф-паф, ой-ой-ой

– Убит? Сколько раз в тебя попали?

– Раз пять.

– Больно?

– Нет. Но так быстро! Сначала дымовуху пустили, потом пошли в наступление…

– Больше не будешь играть?

– Буду!

Самый юный игрок — семилетний Миша — останавливается и, наконец, снимает шлем, чтобы отдышаться. Камуфляж висит складками у щиколоток — маленьких размеров в клубе нет. Из-за кустов появляется еще один «мертвец». «О, вот он в меня стрелял!» — показывает на молодого человека малыш. «Миша, давай договоримся — играем честно: если тебя убили, ты поднимаешь руку и выходишь! — Дима помахал шлемом, залепленным краской на месте правого глаза. — Эх ты, с такой игры меня снял! Маклауд, блин!»

Всегда находятся «шулеры» — бессмертные, которые не сознаются, что в них попали. Такие случаи легко выявляются, а нарушители караются. Но, детям можно простить и не такое…

Дима приехал со своим ружьем, электронным: «Оно всем лучше: скорострельностью, точностью, кучностью, прицел есть. Вместе с фидром и баллоном стоит штуку долларов. Покупал в Москве. То, с чем сегодня остальные играют — за двести долларов можно купить».

Первая игра закончена. Победила команда, оборонявшая здание. 10 минут — отдышаться, и «воины» меняются ролями. Одни уходят занимать позиции в здание, другие обсуждают план действий.

– Может, мальца в заложники возьмем?

– Пусть фотограф танцует ритуальные танцы вуду, чтобы если кого убили, полежал, встал и дальше пошел.

– Дыму надо взять — пусть «покурят»?

– Шашка в лесу пригодится.

– Я придумал! Давайте барышню попросим: пусть проберется в тыл и переодевается. Пока враг будет глазеть, мы всех перестреляем. Жень, так вы играете?

– …спасибо.

– Шашлыки пожарить, они сами прибегут.

– Шашлыки вечером. А сейчас идем на штурм. Вчетвером прорываемся через боковую лестницу, а там по обстановке.

Из здания раздавались очереди выстрелов, дикие крики, грохот. После второй игры в живых остались трое или четверо. Кто выиграл, кажется, уже никого не интересовало. Третий раунд прошел в лесу.

Пейнтбол — современный популярный вид активного отдыха, способ сбросить напряжение и лишний вес. Игроки заказывают игру (тел. (8-029) 307-46-08, (8-029) 978-44-89), проходят инструктаж, расписываются за то, что организаторы не несут ответственность за игроков, не соблюдающих правила безопасности, и — получают удовольствие.

В пейнтбол играют в основном люди состоявшиеся. Хотя возраст участников колеблется от 16 до 40 лет. Дети принимаются только в сопровождении родителей или родственников. В бою скидок быть не может: ребенок, взрослый, девушка. У каждого маркер, каждый может тебя «раскрасить». Стрелять можно лишь с расстояния не менее шести метров — иначе останутся синяки.

И все-таки в незнакомых противников пулять неинтересно. Пейнтбол — игра для друзей, хороший вариант корпоративного отдыха, семейное развлечение, если хотите.

Война без жертв: СТРАЙКБОЛ

nullnullВ сравнении со страйкболом (международное название «Airsoft») пейнтбол — вариант-лайт. Страйкбол — нечто качественно иное по духу, по отношению к игре, по антуражу. Сюда приходят люди увлеченные. Участники игр интересуются военной историей и в каком-то смысле вершат ее. В идеале — игры планируются заранее, рисуются карты, каждая команда разрабатывает план действий, согласно своей миссии. Часто игра развивается по сценарию известных битв. Никогда не знаешь заранее: кто победит на этот раз. Бобруйская команда, о которой пойдет речь, выбрала интересующий ее временной промежуток — начиная с войны в Корее в 1951 году и включая боевые действия в Афганистане, Чечне, Югославии.

Чтобы встретиться с игроками, пришлось начать воскресный выходной в семь утра и добираться двумя видами общественного транспорта на тепличный. Бывший склад битума — излюбленное место бобруйских бойцов. Оно и понятно: раскуроченные, проржавевшие автомобили, бетонные плиты, трубы, асфальтированная площадка в центре. Есть где спрятаться, где побегать, до леса рукой подать и случайного народа мало ходит. Нас встретила лаем симпатичная дворняжка. «Это Тайга, не бойтесь, она нас знает», — успокоили ребята.

Мы попали не на игру, а на тренировку с неполным личным составом. «Сегодня нас только трое из десяти. У остальных уважительные причины. По крайней мере, я надеюсь, что так. Иначе — трибунал и расстрел!» — шутит Павел Роскач, командир одной из страйкбольных команд Бобруйска.

Страйкбол — игра некоммерческая. Никаких денег за участие. А вот затраты на личное оружие и настоящую военную экипировку ложатся на плечи бойца. Вариантов много: от дешевых до очень дорогих. У постоянных участников — рация. Необходимы военная форма (легко найти среди знакомых, еще проще купить), защитные очки (можно взять строительные за три тысячи рублей на «птичке») и, конечно, привод. Так в страйкболе называют оружие. Изюминка в том, что используются точные копии боевого оружия. Только в качестве патронов — пластиковые шарики: стандартные — диаметром шесть миллиметров, в больших снайперских винтовках и револьверах — восемь. Максимальная скорость пули — 150 метров в секунду. Бобруйские бойцы предпочитают модели приводов, прототипами которых является современное немецкое оружие: «H&K G36», «H&K MP5SD» и «H&K MP5». Приводы бывают производства японских и китайских фирм. «Японцы» дороже «китайцев» (от 100 и от 300 долларов соответственно) и считаются качественнее. Но это, скорее, вопрос психологии. Обзавестись «оружием» можно в Минске, Киеве и даже Бобруйске.

Мне дали пострелять из штурмовой винтовки «H&K G36C» с оптическим прицелом. Уж простите, но по сравнению с этой игрушкой маркеры, которые используют в пейнтболе, просто навороченные водяные пистолеты. Берешь в руки эту «малышку» и чувствуешь себя солдатом Джейн, Анджелиной Джоли и всеми девушками Джеймса Бонда сразу. Целюсь в пластиковую бутылку, надетую на торчащий из земли железный штырь. Руки подрагивают от восторга. Переключатель — на одиночный. Указательный палец — на курок. Взгляд — в прицел. На выдохе. Между ударами сердца. Щелчок. Есть! Выстрела с седьмого…

– Ребята, возьмите меня в команду!?

– Да пожалуйста! Испытательный срок — два месяца.

– А что нужно делать?

– За первые две-три игры определиться, твое это или нет. Если да, приобрести привод и минимальный комплект снаряжения, присутствовать на всех играх, проводимых под Бобруйском и на всех общих и тактических тренировках.

Вот так строго. А еще есть устав команды на четырех печатных листах. Одна игра длится минимум два часа. Обычно по воскресеньям. Обычно утром. В любую погоду, кроме мороза в пять градусов и ниже, и то потому, что аккумуляторы на приводах замерзают.

Новичков на первый-второй раз снабдят и патронами, и оружием, и формой. Но, поиграв, быстро понимаешь: экипировка должна быть своя. В новобранцы уже напросились 11 человек. Интересно, сколько из рекрутов останутся?

Специальная военная или спортивная подготовка не обязательна, но желательна. Нет необходимости разделять игроков по полу и возрасту, потому как основная нагрузка в игре — перемещение по полигону и отстрел перемещающегося или неподвижного противника. В одиночку долго не протянешь. Одно попадание в любую часть тела — ты труп, так что будь добр, отправляйся в «мертвятник» (определенное место вне территории игры). Многие думают, что в страйкболе попадание «пули» больнее, чем в пейнтболе. К сожалению, на личном опыте это проверить не удалось. Как я ни упрашивала парней выстрелить мне… ну хоть бы в ногу, те отказались наотрез: мол, на девушку у них рука не поднимется, а обтягивающие джинсы ощутимо усилят удар. Так что пришлось руководствоваться визуальным эффектом. Если в пейнтболе я наблюдала гематому (правда, полученную по неаккуратности бойца и с расстояния менее трех метров), то на спине командира, которую он подставил под обстрел пластиковыми «горошинами» с десяти метров, остались лишь небольшие красные пятнышки. Под камуфляжем не было даже бронежилета, лишь тонкая майка.

Средний возраст бойцов — 20-35 лет. В основном это студенты, сотрудники фирм и гос­учреждений. Есть представители «экзотических» профессий: один бобруйский страйкболист, например, занимается изготовлением памятников. Администратор сайта bobr.by Евгений играет в страйкбол второй год. За это время излишне агрессивных людей среди участников не встречал: «В основном это адекватные люди, с которыми приятно провести время».

Несмотря на явную военную подоплеку игры, отношение к службе в реальной армии у некоторых бойцов однозначное. «Спасибо. Я лучше тут поиграю», — мотает головой Павел по прозвищу Док. Второе имя дано бойцу подразделения не случайно: в команде Павел «дежурный доктор», с аптечкой. Благо, применять пока доводилось только йод и пластырь. Игра при этом не останавливается: «раненых» бинтуют на поле боя.

А вот девушки-воины все еще на вес золота. Зря, умницы-красавицы. Теряете возможность общения с интересными, незакомплексованными и, что редкость, без «понтов» и претензий молодыми людьми, которые дивану и телевизору предпочитают необычный активный здоровый отдых.

Выйти на организаторов можно на форуме бобруйского портала www.bobruisk.ru. География игры обширна. Этот вид досуга выбирают также многие жители России, Украины и дальнего зарубежья. Недавно команда Павла Роскача и одна из минских команд объединились под общим названием «STURMVOGEL» («Буревестник»). Теперь во всех больших играх ребята выступают как союзники и унифицируют оружие и экипировку. Очередная большая игра проводилась неделю назад под Минском. Это когда на сутки и более, когда сотни игроков, бойцы с приборами ночного видения и фонариками, с палатками и котелками. Как на войне. Только без жертв.

Евгения КОРКИЯЙНЕН

Фото Александра ДЕМЕЩЕНКО