О Станиславе Владимировиче Кириленке и его проблеме наши читатели узнали из заметки «Афганец из Бобруйска просит пандус». 72‑летний мужчина живет в Киселевичах, он служил в Афганистане, имеет медаль «За боевые заслуги», а также «От благодарного афганского народа», «Отличник погранвойск» II и I степеней, «Старший погранотряда», «За безупречную службу» трех степеней и другие.

История с пандусом набрала более 50 комментариев в Instagram на нашей странице @bobruisk.news. Абсолютно незнакомые люди, и не только бобруйчане, обсуждали, как помочь афганцу, предлагали — кто деньги на пандус, кто его установку. Более того, они обратились в «Коммерческий курьер», чтобы узнать номер телефона пенсионера, и уже напрямую помочь ему.

Людей возмутило то, что человек, отдавший защите Родины много лет, став немощным, остается за порогом жизни без возможности выходить на улицу. А соответствующие службы ссылаются на графики, откладывают установку пандуса на следующий год.

Мы решили встретиться и поговорить со Станиславом Владимировичем не только о боевых заслугах, но и о том, как живется на пенсии ветерану.

К сожалению, личной встречи не получилось: буквально накануне условленного дня Станислав Владимирович приболел и оказался на карантине. Но мы без проблем пообщались по телефону.

«Саланг доводилось переходить несколько раз в неделю». Разговор с афганцем
С. В. Кириленок в Афганистане, 1987 год

Вернулся из армии и влюбился

Станислав Владимирович Кириленок родился в Украине в семье военнослужащего, фронтовика. Хотя мать и отец были родом из одной деревни в Кличевском районе Могилевской области. В Бобруйске оказался потому, что отца сюда направили на работу. Здесь Станислав окончил школу. Но поступить в вуз не смог: «Хотел поступить, но диктант надо было писать на русском языке. А русский для меня был как немецкий».

Срочную службу проходил на границе с Китаем, в Кара-Кульдек, закончил службу старшиной заставы. Вернулся в Бобруйск и… влюбился.

— Девочка, которая меня должна была ждать, вышла замуж, — вспоминает мужчина. — А я в магазине увидел Тамару и влюбился. Поженились в 1969 году.

Станислав Владимирович продолжил службу в 5‑й Гвардейской танковой армии в Киселевичах. В семье появились двое детей: дочь Елена и сын Сергей.

— Лена живет в Бобруйске, много работает. Сергей в Минске, он военнослужащий, офицер. А родился он в Германии, когда я там служил. К слову, это были лучшие пять лет жизни! Я хотел, чтобы сын был военным.

Много я насмотрелся за 25 лет, которые отслужил старшиной, все время был с личным составом, знал, какими ребята ко мне приходили и какими уходили. И чем они впоследствии занимались.

Откуда в Советском Союзе появилась наркота? Ведь ее завезли афганцы. На моих глазах все было. Например, когда из 22 человек, прибывших на службу, шестеро — наркоманы. Они все для меня были как дети, поэтому и приходилось быть строгим.

Строгость спасала жизни

В Афганистане Станислав Владимирович доставлял топливо через туннель Саланг на блокпосты, расположенные в 30–40 километрах друг от друга по всей «дороге жизни». Служил командиром взвода подвоза горючего в батальоне 59‑й отдельной бригады материального обеспечения.

— Через Саланг приходилось переходить колонной из 24 машин иногда и по два-три раза за неделю. Всю дорогу в напряжении. Подолгу не возвращались в свой 177‑й Двинский мотострелковый полк, который находился в Джабаль-Усарадже. За два года службы я прошел не менее 90 тысяч километров.

Горжусь тем, что сумел сохранить жизни всех своих солдат. У меня была строгая дисциплина. Сказал идти под машину, а не за машину, значит, пошел. В других колоннах бывало и так, что ослушался боец и получил пулю. Там ведь как: с дороги сошел — и можешь взлететь в воздух, в туалет пошел в кусты — и можешь пулю в лоб получить.

Доводилось ли убивать? Приходилось много стрелять, когда либо ты, либо тебя. Противники падали, а живы они или нет, я ведь не проверял.

Когда было страшнее всего? Когда собираешься в рейс, то мысли такие, будто не вернешься. Переборешь это и отправляешься. Когда попадаешь под обстрел, страх теряется. С машин бьют фонтанчики бензина, но нельзя останавливаться: надо уходить, чтобы не сгореть в ущелье. А уже после осознаешь, что тебя могли убить. Вот тогда тяжело. Выручал стакан водки — выпьешь и отходишь.

В Саланге попадали в пробки из-за заглохших машин, но основная опасность поджидала на выходе или на входе в туннель — их часто обстреливали. Там было побито много боевой техники. Попадал в пургу, приходилось останавливаться ночью, когда не было возможности выбраться, хотя это запрещено. Очень страшным был гололед зимой в горах, когда крутая горная дорога покрывалась льдом.

Если мирно, спокойно, в горах было очень красиво. Но грустно становилось, когда проезжали мимо памятников с фамилиями погибших и кладбища машин, которые вдоль всей дороги от Хайратона до Кабула встречались часто. Еще по дороге бил фонтан чистой ледяной воды прямо из горы, там мы набирали воду. Ночевали в кабинах машин. Товарищей никогда не бросали, что бы ни случалось. Была еще примета: в колонну пассажиров не брать — не довезешь. Поэтому никого по дороге не подбирали.

В Хайратоне, куда мы ездили за автомобильным маслом, была пустыня. В самом городе вообще пыль по колено — я такое впервые видел. По реке Амударье пролегала граница с Советским Союзом. Там была свобода. Красиво журавли в небе над рекой летали и громко кричали. Солдат чувства переполняли: казалось бы, Родина рядом, а реку не перейдешь.

Когда материал уже был готов к печати, Станислав Владимирович сообщил нам хорошие новости. Во‑первых, у подъезда работники ЖЭУ‑11 залили внешний пандус. Заметим, в заметке речь шла о пандусе внутри подъезда, где ступенек гораздо больше двух.

Также у бывшего афганца побывала специальная комиссия из семи человек. Ему объяснили, что пандус он должен приобрести сам за свой счет, а установить помогут. Мужчине и его жене будет выплачена материальная помощь в размере 400 рублей.

«Саланг доводилось переходить несколько раз в неделю». Разговор с афганцем

Война в Афгане перешла в войну за жизнь жены

Вернувшись из Афганистана, где служил с 1986 года, Станислав Владимирович открыл свой бизнес, но время рэкетиров не позволило развиваться. Потом более шести лет работал заместителем председателя колхоза в Осиповичском районе. Затем перешел в охрану стеклозавода «Елизово». Там отработал восемь лет.

— Когда вернулся в Союз в 1988 году, отвоевав чуть меньше двух лет, — вспоминает собеседник, — первое время было очень тяжело. Не понимал, что в стране происходит, перестройки эти все. К тому же из Афгана мне пришлось вернуться немного раньше — вызвали телеграммой из-за болезни жены. Дело в том, что в 40 лет у нее случился инсульт. Приехал и занялся поисками лекарств. Тогда удалось поставить ее на ноги. Но за последний год, где-то с апреля 2020‑го, она сильно сдала: не поднимается, говорит с трудом, неразборчиво. Да и меня прихватило — ноги. Раньше я мог сам в магазин хоть с палочкой сходить, а сейчас не могу из подъезда выйти.

Проблемы с ногами, возможно, — эхо войны в Афганистане. Меня врач в госпитале после контузии предупредил, что в старости могут быть такие проблемы. Это не только у меня, так у многих афганцев. Волны от взрывов приходились на ноги, да и на все тело.

Не прикладывался ли к стакану после Афгана? Прошел и такой период, чего скрывать. Но в моем окружении всегда были друзья, благодаря которым я не потерял цель в жизни. Потом работать начал, дом построил в деревне. А сейчас вот не знаю, как от него избавиться. Сами понимаете, ездить с женой туда сил нет.

О чем жалею? Что попал в Афган. Тогда бы жена не заболела…

«Не пишите, что я недоволен»

На вопрос о проблемах Станислав Владимирович просит не писать, что он всем недоволен:

— У меня все, как у всех: то хорошо, то плохо. Я только недоволен, что не могу спуститься с крыльца на улицу. А вот благодаря вашей статье мне под окнами мусор убрали. После Пасхи сразу. Поблагодарите тех, кто участвовал в Instagram в обсуждении пандуса, я заходил, все сам видел.

Пенсия у меня как у военного хорошая, жена по инвалидности получает пенсию. Нам хватает.

Хочу сказать спасибо всем, кто нам помогает. Друзьям, афганцам, соседям… Врачи по первому звонку приезжают. Друг приходит, сиделка от центра соцзащиты Юлия Александровна Кисляк — умница.

Как проходит мой день на пенсии? Подняться, приготовить завтрак, помыть посуду, включить телевизор, обед, опять телевизор и ужин. Ну еще газету друг принесет. В интернете сижу, правда, немного подзабросил. Давно не был в «Одноклассниках».

Станислав Владимирович завершает разговор жизнеутверждающе. Говорит, что 14 мая у Тамары Ивановны день рождения. А 24 мая — 52‑я годовщина свадьбы.

Екатерина ГУГАЛОВА
Фото автора и gzt-akray.by

ПЕРЕВАЛ САЛАНГ — стратегический перевал в Афганистане, в горах Гиндукуш, связывающий северную и центральную части страны. Через перевал идет автомобильная дорога, являющаяся важнейшей жизненной артерией в экономике Афганистана. На ней, кроме тоннеля Саланг, построено одиннадцать километров железобетонных галерей, защищающих дорожную магистраль от снежных лавин.

Во время афганской войны в тоннеле произошло два случая массовой гибели советских военнослужащих:

23 февраля 1980 года в результате ДТП советская колонна остановилась, и 16 военнослужащих задохнулись выхлопными газами.

3 ноября 1982 года в результате взрыва бензовоза в тоннеле погибли 176 человек (из них 64 советских военнослужащих, остальные афганцы).

Википедия



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Комментарии  

Леди Миледи
+2 # Леди Миледи 14.05.2021 16:45
Людям приходилось умирать на чужой войне...
Сообщить модератору
Красная Шапочка
+4 # Красная Шапочка 14.05.2021 16:23
Самые золотые слова: "Горжусь тем, что сумел сохранить жизни всех своих солдат".
Огромное СПАСИБО Вам, Станислав Владимирович, за Ваш человеческий подвиг!
Сообщить модератору

Лента комментариев

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги