«сварочные сантехнические работы»

Разговор с прокурором Бобруйска.

Виктор Гавриков работает в системе органов прокуратуры города 35 лет. Повод, чтобы многое вспомнить…

«Этот город мне сразу понравился»

— Вообще-то моя карьера в прокуратуре длится немного дольше 35 лет. Начиналась она очень далеко от Бобруйска…

После окончания школы в родной станице Подгорной Краснодарского края я поступил в Казанский государственный университет имени В. И. Ленина. Окончил его в 1981 году — и сразу же был направлен в прокуратуру города Саранска Мордовской АССР. Проработал там, правда, недолго. Затем был небольшой перерыв: я трудился в университете имени Огарева и на производстве юристом. А в феврале 1984‑го поехал в Белоруссию. Почему именно сюда? Во‑первых, моя жена родом из Добруша. Во‑вторых, здесь жил и работал брат — в Осиповичах.

В Могилевской областной прокуратуре мне предложили на выбор три вакансии: в Горках, Шклове и Бобруйске. Я, когда приехал, остановился у брата в Осиповичах, поэтому первым делом съездил в Бобруйск — просто ближе всего было. Для начала просто прошелся по городу. Он мне сразу понравился. Я прогулялся по историческому центру — по Социалке, по площади Победы. Вокруг танка, помню, тогда еще деревянная изгородь стояла… Чисто, уютно, красиво. Затем пришел в прокуратуру Ленинского района (она тогда располагалась недалеко от рынка). Побеседовал с прокурором Иваном Федотовичем Даниленко, обсудили все вопросы трудо­устройства. Запомнилась его фраза: «Социальные блага? Будут зависеть от выполнения служебных обязанностей».

В Горки и Шклов я даже не поехал. С 13 февраля 1984 года был зачислен стажером на вакантное место помощника прокурора.

«Трудности переходного периода вылились в рост преступности»

— Мне очень повезло с коллективом: в прокуратуре Ленинского района он был дружным, все помогали мне советами и по работе, и по бытовым вопросам. Прокурор был очень требовательным в плане дисциплины, но его наставления мне очень пригодились в последующей работе. Через год я прошел аттестацию и получил свою первую звездочку — стал младшим юристом. Далее — помощником прокурора, старшим помощником, а с 1987 года — заместителем. В этой должности проработал 10 лет.

Да, это был непростой период в жизни страны… Сначала одной страны, а затем уже нескольких. Хочу сказать, что в годы СССР работать было проще — в том плане, что еще ощущалась стабильность. Перелом произошел в 1991 году: новая страна — новое законодательство, и отдельные граждане, скажем так, пытались воспользоваться этими переменами. Да и в целом — не могли не сказаться трудности переходного периода. Они вылились в рост преступности. Причем резко возросло количество тяжких преступлений. Помню, в один из 1990‑х годов только в нашем Ленинском районе было совершено 21 убийство!

Бывший адвокат Ком организовал преступную группу, которая занималась вымогательством денег у состоятельных бобруйчан, а затем убивала их

Наиболее громкие преступления тех лет? Наверное, те, которые связаны с организованной преступностью. Как раз тогда, например, бывший адвокат Ком организовал преступную группу, которая занималась вымогательством денег у состоятельных бобруйчан, а затем убивала их, чтобы скрыть следы. Подельники совершили несколько убийств на территории Бобруйска и района.

Тогда же выросло и количество должностных, коррупционных преступлений: взяток, хищений путем злоупотребления служебным положением.

«Технику заменяло отношение людей к делу»

— В 1997 году я стал прокурором Ленинского района, сменив на этом посту Марата Максимовича Воробьева. Только тогда понял, какая это разница: быть подчиненным, следовать чьим-то указаниям — и самому эти указания давать, брать всю ответственность на себя…

Работы у нас тогда действительно было очень много. Порой по несколько суток домой не приходил. Однажды, помню, в новогоднюю ночь пошел с семьей на площадь, к елке — а там меня отыскали милиционеры и сообщили, что совершено убийство, надо ехать. С этого выезда я отправился… на место совершения еще одного убийства. Отработали там — поступила информация о совершении нового преступления: тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Вот так начался новый трудовой год…

В нулевых уровень преступности стал уменьшаться. В сравнении с нынешними временами те цифры, казалось бы, не вдохновляют, но тогда снижение, например, количества убийств до 15–16 в год расценивалось как успех. К тому времени произошли изменения в законодательстве — оно было приведено в соответствие с реалиями времени. Более стабильно стали работать следственные органы. В милиции тогда работали настоящие профессионалы: опытные сотрудники, со стажем не один десяток лет. Не было таких технических возможностей, как сейчас, мобильники и компьютеры были диковинкой, но все это компенсировалось отношением людей к своим обязанностям. Печатная машинка, ручка, блокнот вместо ноутбуков и диктофонов — это, конечно, немного задерживало работу, но формировало отношение к делу и дисциплину, которой не мешало бы поучиться некоторым нынешним молодым сотрудникам.

А в плане профессионального уровня… Некоторые участковые знали свои участки лучше навигаторов и компьютерных баз данных. Помню, в районе «ФанДОКе» произошло убийство, на оперсовещание пригласили участкового (даже фамилию его помню — Гонтарев). Он сходу назвал несколько адресов, где проживали граждане, которые могли бы быть причастны к совершению преступления. В итоге эта информация очень помогла в раскрытии преступления.

«На криминогенную обстановку на селе очень влияет пьянство»

— В 2007 году я был переведен на должность прокурора Бобруйского района. Каковы отличия в работе в городе и на селе? Могу отметить, что в целом порядка на предприятиях города было больше, чем в сельхозорганизациях. И еще один важный момент: на криминогенную обстановку на селе очень влияет пьянство, оно — причина многих проблем. Хищения скота и кормов в хозяйствах, запчастей из мехмастерских в основном делались для того, чтобы тут же обменять «добычу» на самогон. Кражи со взломом в сельмагах — та же история. Бывало, что местные вскрывали магазин, забирали только спиртное и закуску, сами употребляли едва ли не на месте, а затем шли по деревне и угощали всех встречных…

Роль прокуратуры в исправлении такого положения вещей была очень значительной. Мы тесно работали с руководителями хозяйств и местными властями, ориентировали их на принятие мер по сохранности имущества, выносили много предписаний, которые принимались к действию.

«Снижение преступности — повод для оптимизма. Осторожного»

Бывало, что на селе вскрывали магазин, забирали только спиртное и закуску, шли по деревне и угощали всех встречных

— В 2014 году я вернулся в Бобруйск — возглавил прокуратуру города (к тому времени обе районные прокуратуры слились в одну). Это уже новейшая история, поэтому, наверное, вместо перечня фактов здесь уместнее будет анализ. Да, в последние годы уровень преступности в Бобруйске, как и в Беларуси в целом, постоянно снижается. Но я вижу тут повод лишь для очень осторожного оптимизма. Почему? Все просто: потому, что это не может продолжаться постоянно. Да, нынешняя тенденция — это во многом плод совместной работы всех служб криминального блока: прокуратуры, Следственного комитета, МВД, а также исполнительной власти. Но я за время работы не раз видел, как периоды снижения сменяются временем роста. Об этом же, кстати, говорил и глава УВД гор­исполкома Андрей Говорако на недавнем совещании в исполкоме: он не исключил того, что мы уже достигли черты, за которой последует рост по некоторым видам преступности. Поэтому важнейшая задача сейчас — постараться зафиксировать достигнутый результат и не ослаблять профилактическую работу.

Приоритетные направления в текущей работе? Очень волнует то, что большое количество преступлений совершают граждане, ведущие асоциальный образ жизни, злоупотребляющие спиртными напитками, неработающие. Работа с такими людьми — это сейчас очень важно. Вроде бы и методы есть, но не всегда они действенны. Скажем, отправка злоупотребляющего спиртным в ЛТП отнюдь не означает, что, вернувшись домой, он не примется за старое. Я с такими гражданами часто разговариваю: интересуюсь, что же ему мешает жить по-человечески. В ответ — банальное: это, мол, в последний раз, обещаю исправиться и все такое… Знаете, у меня есть возможность сравнить с прежними временами. Раньше в этом плане очень помогала работа в трудовых коллективах: собрания, товарищеские суды, контроль первичек. То, что мы практически отказались от этой практики, — это плохо. Вовлечь этих людей, хотя бы их часть, в нормальную жизнь — это, по-моему, одна из главных задач нашего общества.

Андрей ЧИЖИК
Фото Виктора ШЕЙКИНА



Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:




Комментарии

Недостаточно прав для комментирования.
Для добавления комментария, пожалуйста войдите/зарегистрируйтесь , и подтвердите свою личность, обратившись в редакцию.

Лента комментариев

Веб-камера Бобруйска

Бобруйск в объективе

Варианты оплаты за услуги